11 июня в Марселе со счётом 1:1 завершился футбольный матч Россия — Англия, второй в рамках Евро-2016. Несмотря на безобидный итог игры, российские болельщики устроили беспорядки на трибунах стадиона и масштабные столкновения с английскими фанатами, в которых пострадали 35 человек. После инцидента УЕФА оштрафовал Российский футбольный союз на 150 тысяч евро и пригрозил дисквалифицировать сборную России, если беспорядки повторятся во время других матчей с её участием.

The Village поинтересовался у философа и спортивного журналиста, почему агрессивные фанатские столкновения — такая распространённая практика, в чём их причины и можно ли считать российских футбольных фанатов особенно злыми.


Владимир Нишуков

специалист по философии и социологии спорта

Повышенной агрессивностью отличаются не только представители российского околофутбола. Традиционно к опасным фанатам принято относить англичан, поляков, турок, немцев. И четыре года назад фанаты из этих же стран считались самыми отъявленными хулиганами, но при этом на Евро-2012 таких массовых драк, как в этом году, не было. Резонансным было только нападение польских ультрас на российских «кузьмичей».

Обострение околофутбольных страстей в 2016 году можно объяснять по-разному. Во-первых, французские правоохранители оказались явно не готовы к массовым беспорядкам, сосредоточившись на борьбе с террористической опасностью, с небольшими группами исламистов, а не диффузными сообществами фанатов. Во-вторых, фанатское движение традиционно чутко реагирует на международную обстановку. И поскольку значительная часть фанатов придерживается правых взглядов, эта реакция часто носит ярко выраженный националистический характер. То есть сербские фанаты не любят хорватских, польские — русских и так далее. А поскольку обстановка в мире накалилась по сравнению с 2012 годом, таких линий напряжённости стало ещё больше. Неслучайно при жеребьёвке команд по группам такое внимание уделялось разведению России и Украины или Сербии и Албании по разным группам.

Русские фанаты оказались лучше организованы и подготовлены. Скорее всего, англичанам просто не повезло, и они столкнулись с небольшой, но сплочённой группой болельщиков из России. По поводу физической формы русских фанатов нужно сделать ремарку. Я сам очень люблю контактные силовые виды спорта — миксфайт и регби. На тренировках по таким видам спорта всегда есть люди из футбольных «фирм». В Москве это вообще тренд последних двух лет — фанаты футбольных клубов организуют регбийные клубы: «Торпедо», ЦСКА, «Локомотив» и так далее. Неудивительно, что 10–20 таких регбистов обратили в бегство сотню англичан.

Фанатские драки принято объяснять, с одной стороны, нехваткой агрессии на футбольном поле, которая восполняется насилием в «третьем тайме». Логика тут следующая: игроки клубов играют за деньги, а не за идею клуба — поэтому фанаты ради этой идеи и вступают в стычки. Но эта гипотеза опровергается существованием агрессивных фанатов низших лиг, где футболисты играют как раз за идею и небольшую зарплату. С другой стороны, фанатские драки преподносятся как отголосок традиционных кулачных боёв стенка на стенку. Эта гипотеза ещё менее обоснованна — можете обратиться к работам лучшего отечественного исследователя кулачных боёв Анатолия Тедорадзе, чтобы понять, насколько фанатские драки далеки от стеношных боёв, проводившихся в престольные праздники.

Драки футбольных фанатов — это именно городская традиция последних двух-трёх десятилетий, вроде современных свадеб у Вечного огня и с замочками. И она ещё ждёт своих этнографов для осмысления.


Григорий Телингатер

спортивный журналист, обозреватель «Чемпионат.com»

На мой взгляд, эта тема немного раздута. Она сейчас наиболее кликабельная, поэтому о ней и пишут — чувствую это как журналист. Я провёл два дня в Марселе, и там никто не плевался и не кидался стеклом. Кто-то братался, кто-то вместе пил, но, само собой, пишут не об этом, а о том, кто с кем подрался. Так что мне кажется, всё немного преувеличено.

Разумеется, наши фанаты — не ангелы, как, впрочем, и английские фанаты. В целом российские болельщики не агрессивнее, чем условные польские, греческие или турецкие. По сравнению с другими европейскими фанатами — да, это есть, но нужно кое-что понимать. Во-первых, до недавнего времени фанаты, например, ЦСКА и «Спартака» могли подраться между собой, и им за это практически ничего бы не грозило. Разве что какие-то несущественные административные штрафы. Последние же полгода из-за грядущего чемпионата мира в России стали закручивать гайки и всячески прессовать фанатов. Раньше действовали другие правила, теперь новые. На последнем футбольном дерби «Спартак» — ЦСКА фанаты уже боялись драться, поскольку понимали, что за этим может последовать. Перед чемпионатом мира к беспорядкам резко стали относится намного строже. Соответственно, что получается? В России драться нельзя, а где тогда можно? Возможно, это одна из причин, почему русские болельщики теперь активно выплёскивают свою агрессию в других городах.

Я не склонен считать, что это особенности менталитета. Конечно, различия между англичанином и русским, как в том анекдоте, очень большие, но тем не менее, мне кажется, проблема в нашей работе с фанатами. Российский футбольный союз и российская футбольная Премьер-лига часто говорят: «Нужно работать с фанатами». Что это значит, не знает никто. О том, что через ВОБ (Всероссийское объединение болельщиков) распространяют билеты на матчи, я слышал, а вот о случаях работы с фанатской агрессией мне не известно. Слышал о паре акций, которые делала РФПЛ, вроде «Стоп-мат», но это мероприятие не то чтобы привело к каким-то результатам.

Нашим болельщикам, наверно, всегда позволялось чуть больше, чем в Европе. Если ты английский фанат, который зажёг фаер, например, на стадионе в Ливерпуле, Манчестере или Лондоне, тебя вычислят по камере и больше ни на один матч чемпионата Англии не пустят. У нас такая система не работает, поэтому и дела обстоят хуже.


Текст: Настя Курганская, Евгения Созанкова

Обложка: Александр Демьянчук / ТАСС