Только, казалось бы, спал ажиотаж двухлетней давности вокруг платья-хамелеона, которое одним казалось бело-золотым, а другим — сине-черным, как в соцсетях начался новый спор. Британка Николь Култхард выложила в Facebook  фотографию кроссовок Vans и рассказала, что они с подругой по-разному видят цвет обуви: у одной кроссовки были серые с бирюзовыми шнурками, а у другой — розовые с белыми.

В редакции The Village десять человек отдали голоса за серый цвет, и только трое увидели розовый. У некоторых к концу дня цвет обуви изменился. На самом деле кроссовки оказались розовыми.

Чтобы прекратить споры, мы поговорили с офтальмологом, психологом и художником и разобрались, почему люди видят цвета по-разному и что на это влияет.


Светлана Снытко

гендиректор Центра терапевтической офтальмологии, офтальмолог

Причиной различного восприятия цветов является нарушение цветового зрения. Эти нарушения можно установить с помощью таблиц РабкинаЦветовосприятие зависит от зрительного пигмента, этот показатель чаще всего врожденный, но также может быть и приобретенный — после травмы или невритов.


Полихроматические таблицы Рабкина используют для выявления дальтонизма. По степени цветовосприятия различают: трихромантов (норма), протоанопов (люди с нарушением восприятия в красном спектре) и дейтеранопов (людей с нарушением цветовосприятия зеленого цвета).


Сергей Ключников

психолог, директор центра практической психологии

На восприятие цвета влияют условия жизни, состояние человека в данный момент, профессиональная подготовка и общее состояние органов зрения. К физиологическим причинам относятся дефект зрения, например дальтонизм, а также ситуативное настроение. В мрачном расположении духа человек реагирует на темные оттенки, а при позитивном настроении картинка для него становится солнечной и более чистой.

Также играет роль изощренность в определении цветов. Этот аспект может быть связан с природными условиями или специальной подготовкой. Северные народы, которые живут на Чукотке или Аляске, различают намного больше цветов снега, так как от этого зависит успешность охоты и выживание. Роль играет и профессиональное образование: у художников палитра восприятия острее.

Обычному человеку достаточно увидеть примерно, и он уже делает вывод о картинке. Из-за визуальной культуры, которая сейчас обрушилась на нас, массива цветовой информации люди перестают узнавать оттенки, они определяют их скорее по форме. Цвет перестал быть индикатором в наших условиях.


Михаил Левин

художник, куратор программ Pre-foundation Art & Design и «Современное искусство» в Британской высшей школе дизайна

С точки зрения эмоционального восприятия цвета на него влияют и культурный бэкграунд, и социальное положение, и воспитанность видения цвета. Людей, связанных с творческой деятельностью, отличает насмотренность цветов. Когда человек постоянно соприкасается с этим, то он чутче и глубже видит цвет, сильнее расставляет акценты.

Чтобы цвет воспринимался спокойнее или, наоборот, вызывал эмоциональный всплеск, создается определенная гармония цветов. И эта комбинация как раз может влиять на восприятие. Один и тот же красный может восприниматься по-разному в зависимости от цвета вокруг него. Есть научные труды Джозефа Альберта об инструментах влияния на восприятие цветов.

Восприятие различается и от условий, места. Потому и художники всегда работают при дневном свете — в естественной среде цвета воспринимаются лучше.

Эти эксперименты с платьем, кроссовками похожи на некий иллюзорный трюк. Я думаю, так получается, потому что изображение показано на цифровом носителе. Человеческий глаз по-разному реагирует на картинку на экране. Есть настройки, которыми можно настроить цветопередачу. Кому-то больше подходит, когда цвет более насыщенный, а кому-то высокий контраст начинает резать глаз.

Опять же, о культурном восприятии: можно провести параллель с выставкой Мураками. Для человека, воспитанного в японской культуре, типично буйство цвета, а для европейца — нет. Многие мои студенты жалуются на эту выставку как на болезненный опыт: у некоторых даже начинает болеть голова. Просто мы не привыкли воспринимать такую интенсивность красок.