В Уголовном кодексе есть несколько разных статей, в которых фигурирует секс. Одна из них — статья 134 — рассматривает секс с подростками от 14 до 16 лет, при условии, что контакт был добровольным. В первой части статьи речь идет просто о сексе с несовершеннолетним, во второй — о «мужеложестве» или «лесбиянстве». И в этом случае максимальное наказание строже: шесть лет против четырех за гетеросексуальные действия.

Получается, что по закону секс взрослого мужчины и девочки — это не так страшно, как секс мужчины с несовершеннолетним мальчиком. То же самое касается секса между взрослой женщиной и девушкой. The Village вместе с экспертами попытался понять логику этой статьи.

Текст: Кирилл Руков


Владимир Старинский

управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры»

Это действительно необъяснимое логикой несоответствие в уголовном законодательстве. По сути, нет необходимости разделять 1 и 2 части статьи 134. Для гармонизации законодательства стоило бы объединить эти части — «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста». Отдельно выделять «мужеложство» и «лесбиянство» смысла нет, поскольку это вполне охватывается термином «иные действия сексуального характера». Подобная дифференциация наказания сейчас вызывает вопросы.


Анна Ривина

кандидат юридических наук, руководитель проекта «Насилию.нет»

Есть статья за изнасилование (131 УК РФ). Там речь идет о «стандартном» половом сношении мужчины с женщиной, причем пострадавшей стороной может выступать только женщина, а совершить изнасилование — только мужчина. Все другие варианты половых контактов инкриминируют как «насильственные действия сексуального характера» — эта другая статья, 132-я. По ним двум наказание за изнасилование женщины мужчиной и за насильственное «мужеложство»/«лесбиянство» одинаковое — от трех до шести лет. Ключевое тут именно насилие — то есть «плохо для всех», никого нельзя насиловать.

В статье 134 нет речи о применения насилия, все должно быть добровольно. Разница в наказании между гетеросексуальными или гомосексуальными действиями появляется в тех частях, где говорится о несовершеннолетних 14–16 лет и только о половом «естественном» сношении, «мужеложстве» или «лесбиянстве». Уже здесь получается, что за оральный секс наказания нет, за анальный секс между мужчиной и девочкой — тоже, а за анальный между мужчиной и мальчиком — есть!

В Уголовном кодексе РСФСР была статья 119: половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости. Оно наказывалось лишением свободы на срок до трех лет. Те же действия, сопряженные «с удовлетворением половой страсти в извращенных формах» наказывались лишением свободы на срок до шести лет. Получается, что сейчас в российских законах осталась эта самая «извращенная форма», просто ее заменили другими словами. Очевидно, что законодатель считает «мужеложство» и «лесбиянство» отягчающим обстоятельством. Кстати, в примечании к статье 134 упоминается возможность освобождения для заключенного «в связи со вступлением в брак с потерпевшим» — и речь снова только про первую часть статьи, то есть это неприменимо в случае «мужеложства» или «лесбиянства».


Чермен Дзотов

юрист компании «Дзотов и партнеры»

Наказания в Уголовном кодексе прописывают в зависимости от степени общественной опасности: чем она выше, тем наказание строже. Гетеросексуальное половое сношение с несовершеннолетним способно причинить ему вред. Но от гомосексуальных отношений вред физическому и психическому здоровью подростка с еще неокрепшей и несформированной психикой будет гораздо больше. Все потому, что отношения между разнополыми партнерами для нашего общества считаются «нормальными», а между однополыми — «ненормальными». Общественная опасность гомосексуальных отношений объясняется тем, что такие люди в современном обществе не считаются «полноценными его членами». И склонивший подростка к гомосексуальным отношениям таким образом причиняет урон обществу. Любопытно, что в других странах размер наказания не зависит от пола или ориентации преступника и потерпевшего.