The Village продолжает неделю недвижимости. В течение пяти дней мы рассказываем о том, как найти в Москве жильё и помещение для бизнеса, какие ловушки подстерегают квартиросъёмщика в договоре аренды, научим отличать серии домов типовой застройки и разберёмся, как выбрать славного соседа по квартире. Для этого материала мы поговорили с горожанами, которые недовольны своими соседями.

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 2.

Аня, Санкт-Петербург

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 3.

Я живу на две квартиры, так что соседей у меня очень много, и все сумасшедшие. Самые опасные — ребята, которые периодически включают очень громко музыку из репертуара радио «Шансон» и под неё начинают ругаться. Несмотря на музыку, я отчётливо слышу, как они швыряют вещи и дерутся. Диалог обычно состоит из матерных воплей, иногда к этому добавляется «ты — шлюха» со стороны мужа и «я так не могу больше, сукин сын» со стороны жены. При этом они вместе вроде бы уже много лет, так что, наверное, это такая форма любви. Есть старушка, которая живёт подо мной и всё время звонит родителям с жалобами на то, что у неё из-за меня сейчас люстра рухнет. Интересно, что я довольно часто устраиваю дома какие-то вечеринки или танцы, но люстра у неё начинает шататься исключительно в те моменты, когда меня нет дома.

Третий сосед — очень странный садовник, который похож на гнома, только не такой милый, потому что жутко воняет и очень странно себя ведёт. Все боятся ездить с ним в лифте, потому что ходят слухи о его маньячных наклонностях: мол, ему настолько необходим физический контакт с женщинами, что он врезается в них на улице. Впрочем, я сама этого никогда не видела и отношусь к нему спокойно: он всё время вежливо здоровается, желает удачного дня и придерживает дверь лифта. Его квартира завалена всяким ненужным хламом, какими-то брошюрами, баночками, коробками. Иногда он заселяет туда каких-то странноватых дам на время, и тогда по вечерам они все постоянно тусуются на лестнице с пивом и сигаретами. Он живёт на последнем этаже и постоянно напивается и заливает соседей снизу, а потом, видимо, стесняясь своего алкоголизма, ссылается на то, что плохо себя чувствовал или заснул в ванной и поэтому часами не открывал дверь. При этом за ремонт платить ему нечем, он вроде бы и за квартиру не платит — не знаю, как ему это удаётся. Был ещё, кстати, другой сосед-алкаш, бывший писатель, который всё время приходил к нам просить водки. Он неизбежно забывал надеть при этом штаны, зато всегда придумывал повод, по которому ему нужно было выпить с нашим папой: последний раз это было, кажется, за падение Константинополя. Но он умер недавно.

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 4.

Ксения, Москва

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 5.

У меня есть соседка на первом этаже. Очевидно, у неё нет ни родственников, ни дачи. Эта сварливая старушка следит за жизнью всего дома, подкладывая под локти подушку и рассматривая происходящее из своего окна, которое очень удобно расположено — рядом с дверью подъезда.

Мои отношения с ней начались давно. Я переехала в этот дом и таскала много вещей. Она громко ругала меня за то, что я паркую машину рядом с подъездом. Я приводила разумные аргументы вроде того, что мне тяжело таскать коробки, я девушка и прочее, но в целом старалась не реагировать на её гнев. Потом я решила с ней подружиться (было элементарно жаль одинокую пожилую женщину). Я помогала ей затаскивать домой сумки пару раз, и она сменила гнев на милость: стала отвечать на приветствия, при встрече во дворе беспокоилась, не холодно ли мне, и иногда даже улыбалась. Я была горда собой.
Но потом случилось непоправимое, и отношения с соседкой теперь отсутствуют в принципе. Как-то подруга привезла мне на передержку свою большую лохматую дворнягу, и мы все втроём вышли гулять. Собака была беспокойной, но вела себя в целом обычно. Вдруг я услышала со стороны подушки громкий крик:

«Да ты что, *****! Ты зачем сюда эту тварь привела? Лаять она мне тут будет! Я участкового позову!»

Со свойственным мне терпением я попросила её по возможности сменить тон и обсудить проблему мирно, чем вызвала ещё большую волну агрессии. Последним ударом, после которого пути назад уже не было, стала её реплика, которая звучала примерно так: «Вместо того чтобы мерзких псин заводить, надо детей тебе, ***, рожать».

С тех самых пор я лишь бросаю на обладательницу подушки злобный взгляд, да и то редко. Она первое время язвила в мой адрес, общаясь с подружками («Приедут, поставят машину и ждут чего-то»), а потом перестала.

 

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 6.

Катя, Москва

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 7.

Однажды утром у нас в очень интеллигентном советском подъезде раздалась кавказская речь, и вместо прекрасной старушки мы на полгода получили в качестве соседей команду рабочих, которые долбили и сверлили ровно с семи утра до десяти вечера. Полгода. При этом подъезд знал: когда это всё закончится, на их место заедет депутат, который это жильё купил, бывать будет редко, но метко и решит проблему со стоянкой и ЖЭКом. Но вместо него заехали девочки, пять штук.

Девочки живут уже год, тихо и красиво, выходят на лестничную площадку встречать гостей у лифта в затейливом белье, курят на балконе, иногда в неглиже. (Учитывая, что окна моей кухни выходят как раз на этот балкон, думаю, можно было бы открыть кружок вуайеристов, принимаю заказы.) Прилично одетые мужчины разных национальностей, группами и поодиночке, поднимаются на четвёртый этаж.

Что делаем мы, соседи? Мы киваем в сторону квартиры и качаем головой. При встрече с гостями в лифте краснеем и опускаем глаза. Помогаем джентльменам справиться с кодовым замком. Однажды я видела, как сосед помог девочкам включить выбитые пробки на лестничной клетке. Почему? Потому что мы же не звери, мы — достойные люди! А депутат однажды приедет, увидит, что в его квартире делается, и разберётся.

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 8.

Анастасия, Будапешт

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 9.

Ещё два года назад на первом этаже под нами была бесшумная аптека, а в соседнем подъезде — безлюдная греческая столовая. А сейчас наша улица — центр так называемой party area, здесь теперь три бара и три хостела — и это на отрезке метров сто. Поначалу казалось, что это нас не касается, ну и здорово, столько внимания уделяют теперь району: переложили всю улицу, поговаривают о реставрации фасадов. Но уже в первое лето новой жизни крики британцев по ночам стали привычным фоном, как и жуткое бух-бух-бух, доносящееся сразу из трёх баров. Я не понимала, неужели это только меня беспокоит, ведь есть ещё люди, чьи окна выходят на улицу? Днём я обходила все бары и просила, чтобы они делали потише, ночью я просто не могла пробиться к барной стойке из-за толп. Все обещали сделать потише в следующий раз обязательно, но всё продолжалось. Окна по вечерам открывать нельзя, потому что под окнами стоят и курят большие компании. В полицию звонить бесполезно, уже несколько раз мне сочувственно говорили — ну что поделать, мы знаем, party area. Один из баров ещё ничего, старается как-то наладить отношения, поэтому он просто сразу предупредил, что каждую среду будет давать рокабилли-концерт. Но обещает в 12 ночи последнюю песню, и всё. И теперь каждую среду реально одна и та же программа, одни и те же хиты в одной и той же последовательности. А в 12 ночи, видимо, как привет мне напоследок играет «Гитар-гитар» Налича. Каждую среду уже несколько месяцев. В 12 ночи. И вот в очередной раз в 00:05 после такого концерта я уже было заснула, как вдруг услышала другой концерт, теперь играет другая команда, не под моей подушкой, а где-то слева от неё, то есть в соседнем баре. Это было уже выше моих сил. На следующий день я пошла разговаривать с барменшей. Я постучалась к ней в бар, она приоткрыла дверь, была неприветлива, я тоже была не очень, сразу сказала, что вчера у вас тут был концерт до двух часов ночи. Она мне ответила, что нет, концерт был до 11 вечера. Пришлось на неё наорать, а она захлопнула дверь перед моим носом.

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 10.

Мария, Москва

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 11.

С нами по соседству живёт старичок. Приличный такой старичок, вежливый. Всегда здоровается, с глупыми вопросами не пристаёт, хлам в квартире не копит, кошек не разводит. Минус у него только один: он периодически занимается сексом со своей дамой. Сколько ей лет, определить не берусь, но явно не меньше семидесяти. Делают они это нечасто — от силы раз в месяц, но когда старичка пробивает на любовь, об этом знает весь подъезд: во-первых, его дама издаёт в процессе настолько громкие звуки, что их слышно даже сквозь стены сталинского дома; во-вторых, после каждой бурной ночи к старичку обязательно приезжает скорая и спасает его от инфаркта. Вслед за скорой приезжает дочка старичка и театрально орёт: «Папа, тебе 92 года, сколько можно! У тебя только одно на уме! Пора задуматься о вечном!» За старичка почему-то каждый раз ужасно неловко. Хотя, может, это я просто завидую.

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 12. 

Василий, Москва

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 13.

В нашем подъезде на шестом этаже живёт пожилая женщина, которая периодически заливает соседей снизу. Обычно потоп удаётся быстро остановить, но однажды эта женщина устроила самое настоящее наводнение всему стояку: как позже выяснилось, она решила принять ванну, включила воду, а сама прилегла на диван и уснула. В общем, в итоге с потолка лило даже на первом этаже, вызвали сантехника, каких-то людей из ЖЭКа, даже участкового до кучи. С улицы было видно, что в квартире горит свет, и мы испугались, что ей стало плохо. Но когда в дверь начали ломиться и требовать открыть, она свет быстренько выключила — типа никого нет дома. При этом вода по-прежнему хлестала, и у людей уже по коридорам тапки плавали. В результате перекрыли трубы в подвале, но у квартиры этой тёти дежурили до глубокой ночи: она упорно делала вид, что её не существует. Когда соседи утром пришли снова, дверь им открыла её дочка и с невинным видом заявила, что мама третий день на даче. Мол, потоп? Какой потоп? Не, не слышали. В общем, соседи до сих пор пытаются выбить из этой семьи какие-то деньги на ремонт, хотя прошёл уже год.

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 14.

Мария, Красногорск

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 15.

Звонок в дверь, на пороге соседи с нижнего этажа. Те самые, которые пару месяцев назад точно так же нежданно заявились ко мне с просьбой не кидать собаке мяч. Говорят, слышат, как она бегает, и это мешает им релаксировать. А, ну окей, мяч собаке больше дома не кидаю, только на улице. Строго, но справедливо. А сейчас-то что?! «Понимаете, мы нисколько не осуждаем ваш образ жизни...» — начинают они. Что? Мой образ жизни? При чём тут он вообще? «Понимаете, вы дома постоянно ходите на каблуках, это нам ужасно мешает». Ну приехали. Пытаюсь оправдываться, говорю, что на каблуках дома не хожу и вообще образ жизни веду здоровый. Но они настаивают на своём: «Уж не знаем, как это у вас в шоу-бизнесе принято, но вот у нас дома, например, на каблуках никто не ходит». При этом соседи хватают за руки и тащат в гости, мол, приходите и сами послушайте (непонятно только, кто на каблуках в моей квартире ходить будет, если я у них дома чай буду пить). Вежливо отказываюсь и говорю, что ужасно спешу. Напоследок они предлагают постелить мне дома шумопоглощающую красную ковровую дорожку вместо обычного ковра. В сердцах захлопываю за ними дверь и смотрю в зеркало. Сверху — обтягивающие чёрная кофта и кожаная микроюбка, снизу — ботинки на двадцатисантиметровой платформе. Уже опаздывая к подруге в ресторан Sixty и вспоминая историю с собакой, думаю, что счёт 2:0 в пользу моих соседей.

 

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 16.

Татьяна, Москва

Эй вы, там, наверху: Жители Москвы, Петербурга и Будапешта о чудовищных соседях. Изображение № 17.

Я бы сказала, что мне повезло: я живу в тихом доме, где скандалы случаются редко, музыка не гремит, а пиво у подъезда не пьют. Наверное, это из-за возраста жильцов: людей старшего поколения значительно больше, и только недавно стали появляться молодые семьи и маленькие дети. Однако недуг у дома есть. Жильцы, настоящие Плюшкины, обладают какой-то болезненной тягой к украшательству и считают, что всё красивое обязательно нужно тащить в подъезд и ставить там. Мне всегда казалось, что в подъезде место разве что горшку с цветком, пока я там не увидела собственные ковры, выкинутые накануне на помойку. К коврам присоединился чей-то самовар, книги и искусственные цветы, к ним — маленькие мягкие игрушки, сильно потрёпанные и пыльные, которыми потихоньку заставлялись сверху все почтовые ящики. Кладбище зверушек, не иначе.

В один прекрасный день в подъезде очутился огромный белый медведь в человеческий рост, без глаза, с грязными лапами — отвратительная безвкусица такого размера, что от возмущения даже дыхание перехватывало. Первый раз в жизни я пошла к управдому: женщине-бульдозеру, которая задавит массой и хамским словом любого несогласного. Разговор закончился ором и вопросами: «Из какой вы квартиры? Вы давно тут живёте? Вы, такая молодая, и уже думаете о кладбище?» Попытки убрать чудище, в котором вот-вот начнут заводиться клопы, не увенчались успехом даже после того, как я написала обращение к жильцам. Мол, дорогие, давайте подумаем об аллергиках, о том, что подъезд — это общественная территория, а не квартира — ставьте медведей-богатырей у себя дома, а не перед лифтом. Подпишитесь, кому тоже не нравится этот уродец. Меня поддержали четыре квартиры, на моё «уберите, пожалуйста» ответ был «а нам нравится, мы в жизни таких больших и чудесных медведей не видели». Переговорами эту маленькую войну, прежде всего эстетическую, завершить не удалось, просто вдруг в какой-то момент медведь-гигант исчез. Либо он кого-то ещё бесил, либо его спёрли завистники из соседнего дома. Я теперь жду, когда на нашем блошином рынке в подъезде появится обезьяна размером со слона.