Эмиграция из России становится всё более предпочитаемым сценарием для многих жителей больших и маленьких городов. The Village поговорил с теми, кто уже переехал жить в Грузию, Таиланд, Канаду, Черногорию и другие страны, о том, что им пришлось для этого сделать и как они себя чувствуют на новом месте. 

 

 Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 1.

Мила Семёнова
Торонто, Канада

Я выросла в семье военного, и до моих 13 лет мы исколесили половину Советского Союза и пять лет прожили в ГДР. Поэтому постоянная миграция кажется мне естественным образом жизни, хотя родители в определённый момент устали от переездов и осели в Уфе. А я ещё успела пожить в Москве и Питере. С мужем (коренным петербуржцем) мы думали о переезде, но чем больше мы обдумывали варианты в России, тем сильнее хотелось за границу. Плюс обстановка в стране стала стремительно меняться в худшую сторону, и появилось то самое ощущение, которое в рунете называют «пора валить».

У нас был миллион разных критериев, по которым мы оценивали возможные для переезда страны, и в какой-то момент Канада оказалась вверху списка, обогнав, например, Литву и Чили (правда, мы изначально не рассматривали страны, где нельзя закрепиться, то есть получить вид на жительство и впоследствии гражданство). Из всех англоязычных стран обычным людям, типа нас с мужем, в Канаду оказалось уехать легче всего. И остаться пока ещё достаточно просто, хотя иммиграционные программы и здесь усложняются с каждым годом. Мы начали задумываться об отъезде где-то пять лет назад, искали пути, но муж смог выехать только в 2013-м, а я с двумя кошками присоединилась к нему через год, в августе 2014-го.

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 2.

Нашим мостиком в Канаду стала учёба в местном колледже, и это не совсем дешёвое удовольствие, так что при переезде вопрос денег был главным.

В Торонто я планирую и дальше заниматься тем, чем занималась в России, — фотографией. Также осваиваю новую специальность (решила вернуться в IT, у меня первое высшее по этой части), но в первую очередь планирую уделять как можно больше внимания языку. Несмотря на то, что я до отъезда четыре года шлифовала английский, у меня обнаружился колоссальный психологический барьер, который самостоятельно преодолеть пока не получается.
Но всё равно от страны отличные впечатления! Хотя я пока даже не ощущаю, что моя жизнь в Канаде глобально отличается от жизни в России: да, на уровне быта приходится иногда искать непривычные решения (например, ветеринарный корм для кошек я здесь не могу купить в зоомагазине, только через ветеринара), но пока все подобные вопросы решались легко. Мужу адаптироваться помогает учёба: и язык волей-неволей прокачивается, и социальные навыки, да и к поиску работы студентов готовят основательно — у него в программе этому посвящён целый курс. Радует русскоязычное комьюнити: всегда есть люди, которые дадут совет или порекомендуют нужного специалиста.

 

 Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 3.

Оксана Трускова
Вена, Австрия

В Вену я переехала в июне этого года из Москвы. Желание пожить в другой стране было давно (хотелось получить интересный опыт, пока нет детей), к тому же в России становилось всё менее комфортно.

Мой переезд был достаточно простым. Я работала в австрийской компании, и мне предложили работу в венском офисе. Не надо было ничего придумывать и ничего самой искать. Положительный ответ коллегам я дала очень быстро, а дальше начались внутренние метания, я даже стала писать письма уже уехавшим в другие страны друзьям, спрашивать что и как. Потом, правда, успокоилась и решила для себя, что всё идёт правильно.

От меня требовалось только собрать документы и отправить их в Вену, остальным занималась компания. За документами пришлось немного побегать (и даже сгонять в родной город за две тысячи километров от Москвы), а дальше я просто сидела и ждала, когда придёт ответ.

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 4.

Вся эта бумажная волокита заняла примерно четыре месяца (для Австрии это быстро). Вещи я перевезла в два приёма, один раз заплатив за перевес, ещё кое-что мама отправила посылками. В Москве я жила на съёмной квартире, поэтому забирала с собой фактически только одежду и книги.

Сейчас я работаю, активно учу немецкий. Поначалу никак не могла привыкнуть, что тут всё рано закрывается и практически ничего не работает по воскресеньям, сейчас смирилась. В остальном очень комфортно: всё рядом, цены на жильё гораздо ниже, поэтому наконец-то я живу в большой квартире рядом с работой. Приятный климат, удобно путешествовать, и горы близко.

Мне кажется, надо твёрдо понимать, где и на что вы будете за границей жить. Уезжать в никуда — это романтично, но может закончиться бесславно. Ну, и на новом месте не стоит сидеть сычом, надо знакомиться с людьми, пытаться лучше узнать страну, выучить местный язык, понять какие-то специфические особенности. Мне вот на днях приятель-австриец сказал, что мой немецкий по венским меркам недостаточно вежлив, теперь работаю над собой.

 

 Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 5.

Денис Панин
Черногория

Желание когда-нибудь свалить зрело во мне давно, точнее, даже не свалить, а встретить старость в боле мягком и тёплом климате. К тому же в России очень давит атмосфера. Вечная напряжённость, недоверие между людьми, постоянная бытовая агрессия на улицах, в магазинах, в транспорте… А мне хотелось, чтобы мои дети росли в нормальной обстановке. Если ребёнок не вынужден с детства заниматься какой-то борьбой, то он лучше сможет развить другие, нормальные, навыки, важные для формирования личности, а не для банального выживания.

Прошлым летом у меня закончился контракт, по которому мне необходимо было посещать офис, и в сентябре мы с семьёй решили перезимовать в Черногории. Просто устали от российской зимы. Возвращение весной оттягивали как могли, и, как только появилась возможность, вернулись снова сюда. 

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 6.

Черногория показалась комфортной страной для жизни, отвечающей нашим запросам. Во-первых, хороший климат (особенно после Питера!) Во-вторых, очень низкий уровень преступности и доброжелательное население. В-третьих, проживание здесь не требует больших финансовых вложений. К тому же понятный и относительно близкий язык и менталитет местных жителей. Важно, конечно, также, что здесь есть доступные механизмы для длительного легального пребывания в стране. Поэтому, кроме покупки билетов, сбора чемоданов и поисков жилья, от нас ничего, по сути, не потребовалось.
Сейчас есть пара проектов, над которыми я работаю удалённо, но главное — я начал опять рисовать. Мне тут хорошо. Надо, конечно, учить язык более системно, что я сейчас это делаю, вот жена молодец, ходит на занятия. Какого-либо процесса адаптации у нас нет, скорее мы просто вернулись домой.

 

 Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 7.

Галина Медведева
Панган, Таиланд

Я гражданка Украины, муж — россиянин, так что мы жили на две страны. А сейчас живём на острове Панган в Таиланде.

Мы не пытались переехать сознательно. Мы с детьми хотели отдохнуть здесь три недели — но отдыхом это можно было назвать с большой натяжкой. Согласитесь, в ситуации, когда на тебе два ребёнка и тебе нужно учиться водить скутер, сложно расслабиться. Так что решили задержаться ещё немного. Потом ещё немного... Потом на родине начались холода, и возвращаться уже не очень хотелось. В общем, как-то вот так и прожили на чудо-острове десять месяцев. Весной стало уже слишком жарко — вернулись на лето в Украину, а осенью снова решили ехать в Таиланд.

Муж был здесь и раньше, и ему очень нравится. Климат, ненавязчиво-доброжелательное местное население, общее ощущение безопасности. Приехав сюда впервые, я сказала: «Да, ты был совершенно прав, дорогой! Это хорошая страна для жизни».

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 8.

Так что мы сделали визу, собрали сумму денег, необходимую иностранцам для въезда в Таиланд, оплатили билеты, упаковали вещи. Так, незаметно для самих себя, стали жить в другой стране. Я занимаюсь тем же, чем и раньше. Провожу психологические и астрологические консультации (в Skype), ращу двух чудесных детишек, наслаждаюсь жизнью. Адаптации к стране, в эмоциональном смысле, не было. Я сразу почувствовала себя здесь как дома. В данный момент я планирую оформлять учебную визу и изучать тайский язык. Тайцы — удивительные люди, они скорее поют, чем говорят. 

Тем, кто думает о переезде, хочу сказать вот что. Действовать из позиции «покинуть страну» — мне кажется, значит заранее обрекать себя на неудачи. Ну, покинул, и что? Что дальше? Важно видеть цель, понять, к чему ты стремишься, что хочешь получить по итогам тех перемен, которые затеваешь. Так что думать в первую очередь стоит не о том, что вас не устраивает на родине, а о том, к какому состоянию вы хотите прийти и что вам может в этом помочь.

 

 Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 9.

Пётр Татищев
Кремниевая долина, Калифорния

Я уехал из Москвы в Кремниевую долину в Калифорнии и сейчас живу в Саннивейле. Ещё в конце 90-х я поступил в несколько американских университетов, но посольство сочло, что мне это не нужно, и не выдало визу. Потом, правда, ближе к концу 2000-х, была учёба в английском Кембридже, где никаких проблем с визой уже не было. Однако, работая с технологическими компаниями, я всегда хотел оказаться в Калифорнии, и в начале этого года обстоятельства наконец сложились так, что мы всей семьёй смогли уехать. Если политика России и оказала какое-то влияние на моё решение, то только в качестве фактора, подтвердившего намерения, но никак не основного мотиватора.

Нам повезло выиграть грин-карту. Морально мы готовились к переезду, наверное, с середины 90-х, но вещи собрали очень быстро. Про выигранную грин-карту мы узнали в марте, а уехали уже в июне. У нас трое детей, поэтому основной задачей при переезде был поиск хороших школ и жилья рядом с этими школами.

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 10.

Сейчас я работаю graduate program director (не придумал ещё, как это правильно перевести на русский) в Founder Institute — крупнейшей глобальной программе по обучению начинающих предпринимателей. Кстати, на одной из программ Founder Institute сейчас в группе из сорока человек шестеро русских. Только один из них «американский» — все остальные приехали в течение последнего года.

Я неоднократно здесь бывал и до переезда, но одно дело приезжать сюда в командировку, и совсем другое — полноценно работать на американскую компанию. Тем более на стартап. Они тут очень сильно отличаются от наших.

Тем не менее для меня многие вещи уже знакомы и никаких вопросов не вызывают. Для семейства процесс погружения в новую жизнь более сложный, хотя старшие дети уже довольно неплохо адаптировались в школе. Стараемся говорить с ними по-русски, чтобы не забывали язык. Конечно, есть какие-то бытовые странности, но Голливуд настолько качественно продвигает американский образ жизни, что большинство бытовых моментов отлично понимаются по фильмам. Жена пока сидит дома с младшим ребёнком, но, наверное, в ближайшее время тоже выйдет на работу.

Сейчас у нас ощущение затянувшегося лета. Стараемся смотреть окрестности — тут много всего интересного, надолго хватит.

 

 

Ольга Кондаурова
Окленд, Новая Зеландия

У нас семейная история переезда. Муж уехал из Москвы в Алма-Ату, а потом мы уже вместе из Алма-Аты уехали в Окленд.

Лично мне больше всего хотелось сменить деятельность. Я проработала на одном месте больше десяти лет и, если бы осталась в стране, то не уволилась бы уже никогда, наверное. Даже если бы уехала в Россию, осталась бы там же, но в другом филиале. Мы с мужем решили вместе куда-нибудь переехать уже через пару месяцев после знакомства. Для этого поженились — чтобы стаж брака был не менее года. Но получилось так, что решили мы всё в конце 2011 года, а уехали в 2014-м.

Новая Зеландия оказалась самым простым вариантом. В Австралию мы не проходили по языку (муж недотягивал) и по возрасту. Канада — это долго. Штаты даже не рассматривали. Для Европы нужно знать местный язык, и там не очень легко с работой, хотя я бы, возможно, уехала в Германию или Швейцарию, мне там нравится.

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 11.

Пришлось проделать много подготовительной работы. Собрать деньги, сдать экзамены по английскому, пройти все проверки, потом ждать решения миграционного офицера. С момента выбора нашей анкеты иммиграционным офисом до выдачи виз прошёл ровно год.

Тем, кто переезжает, я бы советовала копить деньги и тщательно подходить к планированию бюджета. Нужно быть готовыми к длительным поискам работы и исходя из этого откладывать деньги. Стоит заранее посмотреть, какие зарплаты соответствуют вашей должности и сколько денег нужно вашей семье в месяц. И иметь в виду, что зарплаты указываются до выплаты налогов — а это существенная разница!

После переезда муж сразу вышел на работу, а я пока занимаюсь ребёнком: садик, адаптация и прочее. Ребёнку полтора годика, поэтому ищу парт-тайм работу, но пока с ней не складывается. Впрочем, я не спешу. Для меня это как отпуск, в котором я давно не была. Мне тут всё нравится, всё в новинку.

Здесь немного другой темп жизни, но это тоже решаемо. Непривычно без бабушек, няни и домработницы. Зато появились новые друзья, но главное — океан рядом, это как сказка.

 

 Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 12.

Иван Миланович
Тбилиси, Грузия

Я всю свою сознательную жизнь прожил в Беларуси и никогда не покидал страну больше чем на месяц. Но в последнее время стала затягивать рутина. Изо дня в день одно и то же, люди одни и те же, да и экономическая ситуация в Беларуси сейчас не очень простая.

В феврале этого года я впервые посетил Грузию — приехал к друзьям на недельку. И для меня эта страна стала настоящим открытием! Тут всё по-другому. Потрясающая природа, горы вокруг, чистейший воздух, завораживающая архитектура. И цены на всё, по сравнению с минскими и уж тем более с московскими, очень низкие. А о доброжелательности грузин можно говорить вечно. Все здороваются, улыбаются, принимают как лучших друзей. Я не говорю уже о грузинской кухне! Достаточно жирной, кстати, что не мешает грузинам оставаться на удивление подтянутыми.

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 13.

В общем, под большим впечатлением после недельного отдыха я вернулся в Минск, а уже через месяц приехал сюда с компанией друзей (виза в Грузию белорусам не нужна). В этот раз мне всё казалось уже более привычным, и я стал изучать страну немного с другой стороны — как возможную площадку для работы и развития бизнеса. Сейчас в Грузии в этом плане обстановка непростая. Нехватка рабочих мест, безработица, низкие зарплаты. Но меня очень зацепил этот рынок. Ситуация примерно как в Минске лет семь-десять назад. Далеко не все ниши поделены, есть где развернуться и что предложить. Конечно, есть свои правила и свои нюансы, которых немало, но мне показалось, что потенциал тут очень большой. И на тот момент я загорелся идеей попробовать поработать в Тбилиси.

Вот уже два месяца как я основательно сюда перебрался. Пробую налаживать свой небольшой бизнес. Рано загадывать, что из этого выйдет и как будет дальше, но пока я очень доволен! Тут для меня отсутствуют какие-либо раздражающие факторы — как в жизни, так и в работе. Всё идёт очень размеренно и своим чередом.

 

 Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 14.

Елена Рязанова
Лондон, Великобритания

В Лондон я с ребёнком переехала из Аликанте, Испании, где мы прожили много лет. Туда в своё время уехала мама бывшего мужа, перетащила сына туда, и мой ребёнок родился там же. Пару лет назад, когда в Испании был кризис и работы, особенно в маленьких городах, не было вообще, я приехала в Англию просто как турист, но мне тогда тут понравилось: я поняла, что кризис в Европе не везде, в Англии можно и работать, и жить, и у ребёнка будет лучшее будущее.
Как гражданка Евросоюза, я могу спокойно переехать в любую страну, и несколько месяцев назад я решилась на переезд в Лондон. Я работала удалённо на московскую компанию, поэтому у меня не возникло никаких проблем. Я легко прошла credit checks и сняла квартиру. Но тут случилось непредвиденное — меня уволили. И я оказалась в сложной ситуации. Искать работу в Испании сейчас бесполезно, её не хватает даже испанцам. А мой английский недостаточно хорош, чтобы найти работу здесь. Поэтому я перебиваюсь пока официанткой, получаю child benefits (пособия на ребёнка), хожу на собеседования.

Как эмигранты из России, Беларуси и Украины адаптируются к новым странам. Изображение № 15.

Вариант с возвращением в Россию я даже не рассматриваю. Во-первых, из-за климата. Я сама из Новосибирска, но настолько отвыкла от холодов, что мне кажется, российский климат вообще неприемлем для жизни. И потом, мне кажется, одной воспитывать ребёнка в России гораздо тяжелее, чем где-либо ещё. Здесь, если ты остаёшься с ребёнком без работы, государство тебе помогает пособиями, оплачивает частично арендную плату. И вообще эта страна вызывает желание жить и бороться.

Потом, я думаю, мой сын сам будет против переезда. Ему 10 лет, и сейчас у него такой момент, когда он стесняется того, что он русский. Недавно он ездил в лагерь в Англии, там были дети со всего мира. И они очень активно обсуждали политические проблемы. Так вот, ребята из Америки, Франции, Италии — явно повторяя слова родителей — говорили, что Россия развязала войну, а у их стран кризис, и они не могут купить танки, чтобы обороняться от России. При этом здесь, в английской школе, ему никто ничего такого не говорит. Все очень политкорректны, хотя знают, что он русский. Но он сам этого стесняется и всё чаще называет себя испанцем.

фотографии: chrischabotjesseclockworkpetrocasekchristianhaugenphotographyburnssmall