Два года назад я чуть не потеряла бизнес из-за франчайзера. Но несмотря на то что некачественная франшиза пошатнула моё финансовое положение, у меня хватило сил всё исправить и открыть собственный бизнес — мобильный салон красоты. Тогда мне казалось, что я учла все возможные трудности. В принципе, сначала так и было, работа шла спокойно, уверенно, появлялись постоянные клиенты.

Потом я поняла, что могу сделать собственное предложение по франшизе. Тем более такие запросы поступали постоянно. Поскольку мы работали в тестовом режиме, мы сделали очень низкий ценник на вход в бизнес — 50 тысяч рублей. Это было первой ошибкой. 

На рынке масса предложений с франшизами за сопоставимые деньги. Но люди не относятся к такому бизнесу серьёзно, для многих это как игрушка. Кто-то покупает бизнес для жены, кто-то считает, что у него всё получится совершенно без усилий. 

Я поняла, насколько редко у людей встречается предпринимательская жилка. Я вкладывала в людей энергию, но они всё равно не спешили бегать по городу, выполняя рекомендации. Кроме того, оказалось, что, позарившись на недорогую франшизу, они не оставляли денег на её раскрутку.

В прошлом году у меня произошли перемены в личной жизни, и я уехала из родного Зеленограда в Красноярск. Через полгода после отъезда мой флагманский зеленоградский салон, приносивший хорошую прибыль, был продан новенькому франчайзи. Я дала ему первоначальные инструкции, передала раскрученную группу в соцсетях. Почему-то мне казалось, что, следуя моим инструкциям, человек не может испортить то, что уже чётко работает. Но потом пошли негативные отзывы, клиенты не могли дозвониться до салона. Мастера жаловались, что сидят без работы. 

Франчайзи в Зеленограде в некотором роде «не виноват», что у него не хватило управленческих компетенций. Он был просто хорошим мастером-парикмахером, а не предпринимателем. В конце весны я поставила его перед необходимостью выполнять мои задания по салону, он не справился, отказался.

В общем, весь „Мобильный стилист“ уверенно шёл ко дну. Я даже допускала мысль о продаже бизнеса целиком тому, кто возьмётся его вытянуть на былой уровень. Но, вернувшись, я поняла, что не допущу смерти проекта. Я не могла равнодушно смотреть, как дело моей жизни умирает.

 

Анализ ситуации

Я начала лихорадочно искать пути спасения в интернете. Мне попалось объявление о консультации в Центральном доме предпринимателя, где можно было обсудить вопросы франшизы. Консультанты помогли мне подготовить план реинкарнации. Это была пошаговая схема переупаковки франшизы и анализа текущих проблем. А текущих проблем у меня было много. Начиная с невнятного логотипа и заканчивая системой взаимодействия с франчайзи, которых к тому моменту было пять.

Качество SMM оставляло желать лучшего, мы сами писали посты, бессистемно. У нас не получилось создать хорошие группы в Facebook и Instagram. CRM-система была прекрасна, но нам так и не удалось её внедрить.

Не хватало компетенций у администраторов. Они могли прозевать входящий вызов или ответить на него сонным голосом. Мастера повсеместно отказывались носить форму, участились случаи воровства клиентуры. Кроме того, непонятно было, как контролировать франчайзи. Они рассказывали о несуществующих действиях, и непонятно было, как их отследить работу на местах. 

 

Реинкарнация

В новое коммерческое предложение для франшиз вошли расчёты по прибыли, которых до этого не было, а также возможность для потенциальных партнёров собирать свою франшизу как конструктор. Минимальная стоимость предложения возросла до 80 тысяч рублей. 

Для мастеров при приёме на работу мы ввели жёсткий кастинг, включающий психологическое тестирование. Раньше я не уделяла этому должного внимания, это было моей ошибкой. Теперь же за каждого мастера несу личную ответственность. Раньше мы считали так: человек хороший — значит, берём. Теперь делаем акцент на «руки из плеч», а не на доброту и красоту. Хотя на это тоже смотрим. На каждое собеседование приходит по пять-семь мастеров, что говорит о том, что мы всё делаем правильно. Плюс из администратора мы сделали классного менеджера, прописали ему все необходимые специализированные под салон «речовки». Кстати, это очень помогает в работе. И сами администраторы это оценили.

Особый упор мы сделали на социальные сети. Я нашла и пригласила к сотрудничеству креативного директора, свой отбор основывала на умении раскрутить личный блог в сетях. Алия Ахмерова ведёт популярный в Зеленограде Instagram, а кроме того, имеет опыт успешного перезапуска полудохлого проекта. Они с мужем вдохнули новую жизнь в зеленоградский полумарафон, нашли спонсоров и довели число участников до тысячи, так что регистрация на него закрылась досрочно — столько было желающих.

В общем, посидели мы с ней и решились на ребрендинг. Так закончился «Мобильный стилист» и начался «The MoSt. Лучший мобильный стилист». В новом салоне качество сервиса предполагает ужесточение контроля и обязательный фидбек от клиентов, плюс обновлённая эстетика — начиная от внешнего вида специалистов и заканчивая общей стилистикой проекта, включающей новый сайт, выполненный не в розовых, стандартных для салонов красоты цветах. Кстати, сайт мы прорабатываем очень тщательно, но ставку делаем на соцсети. Также неминуемо сдвигается целевая аудитория, теперь делаем ставки на мамочек и девушек, которые следят за тенденциями индустрии красоты, подписаны на модных блогеров.

Мы добавили несколько важных услуг. Cейчас можно пригласить к себе мастера вместе с няней. Также мы скооперировались с местными кулинарными лавками и доставляем всякие вкусные штуки. С помощью всех этих нововведений я помогу увеличить выручку всем нашим франчайзи. 

Так что, несмотря ни на что, я по-прежнему считаю, что самое лучшее — это стартовать по франшизе. Опыт франчайзера, постоянная поддержка, обучение, план действий. Статистика неумолима — из десяти стартапов, открытых по франшизе, выживают восемь, а из самостоятельных — два или в лучшем случае три. Делайте выводы. А лучше — действуйте.