Одна из пяти тем нового учебного года на «Стрелке» — «Горожане как потребители». Задача у кураторов и студентов амбициозная — изучить мировосприятие современного москвича, вывести некую формулу, по которой живёт общество в столичных микрорайонах, и, что самое сложное — смоделировать привычки и пожелания горожан на будущее. Полевые работы ведутся в советских микрорайонах. Чтобы увидеть процесс обучения и исследования изнутри, The Village запустил новый блог «Новые микрорайоны: Горожане как потребители». В этом выпуске один из главных лекторов программы Александр Бард, известный интернет-социолог, бывший участник знаменитой группы Army of Lovers, рассказывает, как пользоваться смартфоном как оружием, почему нужно чекиниться в ресторанах и как можно работать только один или два дня в неделю.

 

О СЕБЕ

Моя работа не в том, чтобы сказать: «Да, это случилось», а в том, чтобы объяснить, случится ли что-то вообще, что конкретно и когда. Вспомните приход смартфонов — люди говорили, что использовать телекоммуникации, когда есть СМС и возможность разговаривать, просто бессмысленно, никто не может делать на этом деньги. И вот что мы видим — люди до сих пор используют СМС и говорят по телефону, но 95 % трафика в мире идет по другим каналам. iPhone убил смартфон, теперь еще появились андроиды. Мы были, в общем, правы, когда сказали, что смартфон возьмет свое, но некоторые предрекали этому процессу 10-летнее развитие, а мы всё сделали всего за пару лет. Так что наука может спокойно предрекать развитие, однако не стоит задавать какие-то четкие временные границы.

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 1.Бард также известен как участник группы Army Of Lovers, авторов песни Sexual Revolution, и проекта Vacuum. В данный момент Бард работает над группой Gravitonas.

«Архитектура не должна быть памятником олигарху,
как многие здания сегодня в Москве. Именно поэтому
всё здесь напоминает Дубай,
а не какой-нибудь современный город».

Социология идет вперед — это ключ к пониманию того, как люди взаимодействуют и относятся к самим себе. Мне интересно, как люди ведут себя в обществе, например когда встречаются с друзьями. Как они сами себя идентифицируют. Социология может научить архитектуру. Когда архитектура берет во внимание социологию, всё становится проще, потому что архитектор просто начинает думать, какие люди будут жить в этом здании и что им необходимо. И они должны это делать — вот в чем заключается эта чертова работа. Архитектура не должна быть памятником олигарху, как многие здания сегодня в Москве. Именно поэтому всё здесь напоминает Дубай, а не какой-нибудь современный город. И это грустно. Мне, прямо как маленькому ребенку, конечно, тоже нравится идея высоких стеклянных зданий, но история нас учит, что зачастую это совсем не то, что действительно нужно людям. В общем, главная забота архитектора — сделать так, чтобы люди жили в этих зданиях, жили в них долго и на протяжении всего этого времени радовались.

 

ЦЕННОСТИ

Человеческие существа нуждаются в ценностях. Ну для начала, чтобы просто никого не убить. Мы принимаем ценности и верования, которые установлены в обществе, и просто пользуемся ими. Но интересная деталь нашего времени заключается в том, что мы в данный момент находимся между двумя разными системами ценностей. Одна из которых — система ценностей наших родителей — индустриальный век. Ваша жизнь в городе подчинена следующей схеме: вы ходите на работу, на фабрику — и так продолжается, пока вы не умираете. С другой стороны, есть система ценностей молодых людей — впечатляющее киберпространство. Всё теперь происходит онлайн, мы живем на страницах Facebook или «Вконтакте», среди наших имейлов и телефонов. Это наш сегодняшний мир. И, как вы понимаете, этот мир строится на совсем других ценностях. 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 2.

Мы не можем жить без ценностей. Только теперь все наши старые представления дополнились желанием быть сопричастными: вам нравится продукт, если вы можете на него влиять, идентифицировать с собой. Это гораздо более привлекательная модель, чем если бы что-то просто было сделано для вас и вы бы этим пользовались. Мы больше не хотим иметь только одно решение проблемы или один выбор, нам нужно много. Как работает современная реклама: ты даешь товар в руки какому-нибудь герою. И люди, которые подвержены его влиянию, чувствуют свою причастность к товару. Люди, которые могут разбудить такую эмоциональную реакцию, становятся в конце концов очень могущественными. Такие люди — новые нетократы: на них смотрят и за ними наблюдают онлайн. 

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 3.Бард написал такие книги, как «Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма», «Новая глобальная империя» и Kroppsmaskinerna.

«Современные люди за жизнь встречают от 10 000
до 100 000 человек. Так что мы стали
социальными монстрами, какими никогда
не были, благодаря сети».

Три основных клише нашего времени — информационное общество, коммуникационное общество и компьютеризированное общество. Информация для нас — новая пища, а получаем мы ее через процесс коммуникации, а делаем мы это, опутывая себя сетью контактов, постоянно заводя друзей. 100 лет назад человек, который прожил всю жизнь в деревне, никогда не встречал больше 100 человек за свою жизнь, городской житель того времени встречал около 3 000 человек. Современные люди за жизнь встречают от 10 000 до 100 000 человек. Так что мы стали социальными монстрами, какими никогда не были, благодаря сети. И, кстати, мы до сих пор не знаем, могут ли люди выдержать такое количество контактов.

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 4.
Елена Нуряева для The Village о том, как взять друга напрокат

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 5.

Самое сильное желание в жизни — завести друзей и быть любимыми другими. Мы делаем всё, чтобы привлечь внимание, чтобы другие люди нас полюбили. Получить признание — самое сложное и самое желанное, и не важно, в каком поколении или обществе вы живете. Когда вы живете в городе, он просто опутывает вас всем, что происходит. Онлайн-история помогла сделать то, что раньше было невозможно. Даже если вы не в городе, вы всё равно можете быть в курсе событий друзей, поддерживать с ними связь, быть частью их жизни. Интернет — это социально образующая функция в наши дни, подталкивающая социальную жизнь. Ну и, конечно, поиск информации — еще одна важная составляющая, ведь смартфон лежит в вашем кармане, а компьютер стоит на рабочем месте.

 

ГОРОД

В городе всё меняется гораздо быстрее, чем на периферии. В большом мегаполисе вы всегда онлайн. Быть онлайн больше не физическое действие: сфера киберпространства расширяется немыслимыми темпами, почти так же, как наша обыденная социальная жизнь в городе. Молодые люди не просто сидят в сети, они управляют своей реальной жизнью через сеть. У нас больше ресторанов, больше баров и клубов, чем когда-либо. Например, они пишут в статусе, что через час собираются в кино на такой-то фильм или встречаются со своими друзьями в ресторане. Рестораны и клубы — это такая социальная сфера, где люди могут делать что-то, о чем после напишут в интернете. И только тогда это будет законченным действием.

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 6.Чек–ин: Где в столице дают бонусы за медаль мэра

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 7.

Информатизация — выход для тех, кто живет в этих скучных серых микрорайонах. Эти территории — настоящая русская трагедия: огромные многоэтажки серого цвета, которые заполняют гигантские пространства, скучно и безжизненно. Эти однотипные дома строились и в 40-х, и в 70-х, и всё еще строятся. Тем не менее в России красивые квартиры — это удивительно. Красивые уютные квартиры внутри действительно уродливых домов. Архитектура не вдохновляет Россию, эту часть городской среды оставили где-то в прошлом. Поэтому теперь людям нужна хорошая осмысленная архитектура, но они не знают, что это. Единственное возможное решение — просто взять и абсолютно перестроить спальные районы.

«Рестораны и клубы — это такая социальная сфера, где люди могут делать что-то, о чем после напишут в интернете. И только тогда это будет законченным действием».

Магазины и торговые центры не уйдут в сеть никогда, потому что люди привязаны к ним. Поход по магазинам — это информационная атака. К примеру, H&M — это магазин-история, история, которую вы держите в собственных руках. Как только вы взяли товар в руки — вы уже выказали свой интерес. Покупать необязательно. Если не взяли, магазин начинает думать, что, может, для вас слишком дорого, может, первый эффект не такой сильный. Но так или иначе они знают — вы заинтересованы. Поэтому у этой сети есть категории, по которым они оценивают поведение покупателей в магазинах: покупка, увлечение и полное игнорирование. Анализ сотрудники выполняют каждые две недели до прихода нового товара. Так что вы онлайн, когда идёте в магазин, знаете вы об этом или нет. Поведение всё время фиксируется — магазин становится умней, чтобы вам было удобней при следующем визите. И не забывайте, что половина мира делает так: вы идёте в супермаркет, примеряете, покупаете. При этом вторая половина делает иначе: вы идете в супермаркет, примеряете или просто обращаете внимание, приходите домой и заказываете в интернете. Магазины зачастую становятся шоу-румами сайтов, и это нормально.

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 8.Размер не имеет значения: Начало продаж Versace for H&M

 

СМАРТФОН — ЭТО ОРУЖИЕ

Онлайн-зависимость пугающа, потому что она меняет вашу жизнь. Ритм меняется с такой скоростью, что мы даже контролировать это не можем, и никто не знает, к чему это всё приведет. Это как выпустить джина из бутылки. Вдумайтесь, мы представили динамичную новую технологию «интернет» около 20 лет назад. И она уже изменила жизнь каждого. Такие вещи, как Facebook и Google, сделали жизнь намного веселее, легче и проще. Но также интернет породил «Аль-Каиду», которая скидывает бомбы и терроризирует нас. И это просто показывает нам, что интернет используется как для хорошего вроде демократизации какой-нибудь закрытой страны, так и для не слишком радужных вещей.

«Российские олигархи пытаются контролировать радио
и телевидение, но скоро у них наступят сложные времена, потому что никто до сих пор не знает, как контролировать интернет».

Китайские полицейские в данный момент кидают оппозиционеров в тюрьму, просто проверив, что люди читают онлайн. Интернет, как и любая другая драматическая революция в истории, может быть использован как для хорошего, так и для плохого. И я занимаюсь тем, что учу людей тому, как этим всем пользоваться, чтобы принимать мудрые решения и использовать оружие в мирных целях. Я хочу больше «Фейсбуков» и меньше «Аль-Каид». Но я всегда говорю людям, что будут обе составляющие, и от лондонских погромов мы никуда не уйдем.

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 9.
Иностранный опыт: Как жители Лондона борются с погромами

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 10.

Ваши российские олигархи и крупнейшие бизнесмены сегодня чувствуют себя крайне вольготно: у них есть деньги и они пытаются контролировать радио и телевидение, но скоро у них наступят сложные времена, потому что никто до сих пор не знает, как контролировать интернет. Собственно, его невозможно держать под контролем. Посмотрите на Беларусь — люди контролировали интернет. В итоге вся их экономика сейчас просто плачет и страдает. И сейчас это одна из беднейших стран в Европе, потому что нет развития новых технологий, инноваций, предпринимательства. А все эти вещи так или иначе основаны на онлайн-технологиях. То есть, например, вы занимаетесь разработкой приложений, но вы не можете этого делать в Беларуси. Скоре всего, в такой ситуации вы покидаете Беларусь и чешете в Англию или куда-нибудь еще, где все разрабатывают приложения. Страны со стагнацией и интернет-изоляцией просто обречены на неудачу: это как отрезать себя от окружающего мира.

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 11.
Как на ладони: 14 iPhone-приложений для Москвы

«Мы вложили в руки людей оружие, названное смартфоном. Это просто бомба для изменений».

Всегда все изменения идут от элиты. Всегда всё новое начинается с богатого и успешного населения, а дальше вы формируете средний класс. Так сегодня происходит с информационными потоками. Постепенно к процессу распространения и формирования информации присоединяется всё больше и больше людей, и фильтры эксклюзивности слабеют. Процесс становится массовой привычкой. Каждый россиянин через 3 года сможет позволить себе смартфон, потому что девайсы постоянно дешевеют и становятся всё более простыми в использовании. Купив один раз смартфон, вы уже никогда не притронетесь к обычному телефону.

Мы вложили в руки людей оружие, названное смартфоном. Это просто бомба для изменений: оно способно донести нужное сообщение, дать вам доступ к такому количеству людей, о котором вы и не мечтали. Такая близкая революция. Но, конечно, ваши политики и Путин, в частности, опасаются такой перспективы.


Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 12.
По данным аналитической компании Gartner, в первом квартале 2011 года в мире было продано 427,8 миллиона мобильных устройств (включая мобильные телефоны и смартфоны). 23,6 % составили смартфоны.

Они не видят того, что дай они людям крутое жилье, нормальную комфортную городскую среду — и всё станет гораздо проще, а они как политические фигуры заметно популярней.

 

РАБОТА-ДОМ, ДОМ-РАБОТА

В определенный момент я покинул IT-мир, потому что интернет ушел гораздо дальше. Он проник во все сферы нашей жизни, стал частью покупательской способности. Мы все живем в онлайн-реальности. Самый яркий пример — мы больше не ходим на работу 5 дней в неделю, мы ходим на работу (возможно, посещаем рабочее место, что совсем другое), быть может, три дня в неделю. Благодаря интернету вы теперь можете подумать: «Хм, может быть, я должен переехать в симпатичное место чуть дальше от Москвы. Ведь я могу ездить на работу только два раза в неделю вместо пяти. Я могу жить не в центре Москвы, а в своем большом доме за меньшие деньги. И я смогу проводить больше времени дома». И это заметное повышение качества жизни. Вы вытаскиваете себя и свое многочисленное семейство подальше от центра. Скажем, вы важны для компании, ну так какая кому разница, где вы работаете территориально. И поэтому у вас есть возможность просто не дышать всеми этими газами столицы. 

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 13.
Рубрика «Офис недели» на The Village

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 14.

Личная география города для нас резко меняется. В США этот процесс обозвали exarbanisation. То есть урбанизация — это процесс, при котором люди переезжали из деревни в город, потом настал период suburbanization — вы всё еще живете в городе, но в спальном районе. Теперь же вы можете снова вернуться на свежий воздух, в пригороды. И в таком случае вы возвращаетесь на свое рабочее место один раз в неделю или круче — вы садитесь на самолет и летите в другую страну.

«Вы храните документы онлайн и печатаете их тоже онлайн, делает PDF и храните в недрах компьютера. Спасибо Google — достаточно расшерить линк».

Собственно, жилая архитектура тоже очень изменилась: в доме теперь можно совмещать жилую зону и рабочее место. В будущем это может привести к совершенно иному устройству дома, делению на секции. В одни вы сможете приглашать совсем незнакомых людей по бизнесу, другие будут исключительно частными. И обе эти части дома могут быть абсолютно независимыми друг от друга.

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 15.

Офисные пространства в городе тоже очень сильно изменились: их стало больше и они уменьшились в размерах. 15 лет назад поднялся страшный шум, называемый «Офисы, тратьте меньше бумаги!». Но в будущем нам вообще не нужны будут офисы, которые потребляют бумагу. И максимум у вас будет один дешевый черно-белый принтер. Как всё работало раньше? Вы печатаете документы на своем компьютере, потом распечатываете, заверяете и вечно храните в недрах какой-то подсобки. И все начали кричать: «О боже, скоро будет столько бумаги, сколько мы никогда раньше не видели!» Но посмотрите, что происходит: страхи-то не подтвердились. Мы больше не печатаем абсолютно всё, многие офисы факсы повыбрасывали. Вы храните документы онлайн и печатаете их тоже онлайн, делает PDF и храните в недрах компьютера. Спасибо Google — достаточно расшерить линк. Можно даже не хранить информацию на компьютере. Единственный случай, когда, скорее всего, вы прикасаетесь к принтеру, — вам надо распечатать какой-то официальный документ, которому впоследствии нужна подпись и печать. Это, пожалуй, единственный аргумент за принтер. Мне кажется, что факсы в современной Москве сохранились только в адвокатских конторах. Факсы действительно имеют смысл только для адвокатов. Можно назвать это субкультурным феноменом.

Фотографии: Артём Голощапов

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 16.
Лучшие московские офисы 2010 года
Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 17.
Цифры: Всё о переработке мусора в Москве


Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 18.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ:
ДЭВИД ЭРИКСОН О МОСКОВСКИХ
МИКРОРАЙОНАХ  И СВОЕЙ ПРОГРАММЕ НА «СТРЕЛКЕ»

 

Прямая речь: Александр Бард о смартфоне как об оружии и онлайн-зависимом обществе. Изображение № 19.
ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ:
ГОРОДСКИЕ ЦЕННОСТИ