В день «Большого обеда» на юг Москвы обрушился ливень с градом. Но первый столичный фестиваль дружбы с соседями, который несколько лет назад придумали в Великобритании, все-таки состоялся. Специальный корреспондент The Village Олеся Шмагун успела побывать в двух соседних спальных районах — Марьине и Люблине — и посмотреть, как жители кормили друг друга.

 

Марьино

Наталья, сотрудница управы лет тридцати, беспокойным взглядом окидывала свою вотчину: детская площадка с качелями и лавочками — одна штука, бабушки — около 20, дети с родителями постоянно перемещались, и посчитать их было трудно. Самые сложные минуты — когда гости уже собрались, а аниматоры ещё не приехали, чтобы развлекать публику. Наталья стояла около маленького стола, накрытого зелёной тканью. Что-то там скрывалось под этой тканью, что-то приготовила управа к «Большому обеду».

— Мы пока всё прикрыли, потому что бабушки хотели обедать ещё до начала мероприятия, — пояснила Наталья.

По идее, «Большой обед» — акция, которую устраивают местные жители, а еду приносят сами соседи, но в Марьине вышло по-другому.

— Нас попросила префектура провести мероприятие, мы поговорили с председателями ТСЖ вот этих домов, — Наталья показывает на 22-этажный красный и 17-этажный белый. — Они буквально у виска покрутили пальцем: готовить, сидеть за общим столом! Ну мы пригласили для детей аниматоров — пусть детки вместе с родителями попляшут. Кто захочет — тот придёт.

Накрыть поляну: Как прошёл «Большой обед» в спальных районах. Изображение № 1.

По периметру площадки на лавочках сидели бабушки в платочках, дети качались на качелях, родители стояли рядом — все чего-то ждали, руки у всех были пустые. «Да тут никакой не обед, — уверяла меня бабушка, раскачивая внучку в белой шляпке и зелёном платьице. — Это было бы совсем другое мероприятие! Тут же праздник для детей!»

Она уже начинала злиться. То же повторяли все вокруг.

 

Люблино

Женщина заметила, что я смотрю на её пирог: сверху — варенье и ягоды, внизу — песочный бисквит. Мне стало неловко: всё-таки я даже не из этого двора. Но рука уже тянулась к пирогу. Он был ещё горячий.

Я ждала худшего: может, она просто будет смотреть, как я ем, а может, скажет что-нибудь осуждающее…

— Возьмите кусочек побольше, вы что!

Мне оставалось только пролепетать, какой вкусный пирог.

— Я вот только-только испекла. Вы представляете, выхожу во двор, а тут такой обед. А меня не предупредили! Я им говорю: только подождите, я сейчас вам торт испеку. Побежала домой, ладно вот хоть успела. Берите ещё, берите, — она почти обняла меня.

Кажется, здесь и правда был «Большой обед».

— Такие мероприятия надо проводить, а то так воешь иногда от этой рутины.

 

Марьино

Наконец, приехали аниматоры: парень в жёлтом костюме и огромных очках, огромная мультяшная кошка и какое-то круглое создание с веснушками по прозвищу Малышка — лиц ни у кого не видно. Впрочем, эти странные персонажи никого, кажется, не пугали, все местные выстроились полукругом: сейчас они поводят хоровод, а сейчас они похлопают в ладоши, ростовые куклы будут при этом кривляться и разговаривать со всеми как с душевнобольными.

Ко двору подъехали сразу две полицейские машины, и из одной из них вышел мужчина в белых джинсах и рубашке. Судя по покровительственному взгляду и по тому, как с ним заговорили девушки-организаторы, это был кто-то очень важный — может, даже сам глава управы.

 

  

сейчас мы похлопаем в ладоши, ростовые куклы будут при этом кривляться и разговаривать
со всеми как с душевнобольными

  

 

Он обошёл толпу и встал позади мамаш с детьми. Его взгляд на минуту смягчился: он тут вместе со всеми, ему интересно и весело. Несколько раз щёлкнул затвор фотоаппарата, и к мужчине вернулась вся его деловитость.

— Да мы им говорили, что тут будет «Большой обед», — убеждала меня всё та же женщина из управы. — Но все же хотят прийти на что-то готовое. Они вам все скажут, что хотят «Большой обед». Но никого не заставишь пирожки печь.

Стол всё ещё был покрыт зелёной скатертью.

 

Люблино

— Одинцовы, подходите сюда, — сказал со сцены седой мужчина.

— Ну что ты, ты по имени назови, — кричала снизу хорошенькая блондинка в джинсовом комбинезоне. — Диана, Аня, кто там ещё... Антон, кажется...

Семье Одинцовых полагался приз: то ли они самый вкусный пирог испекли, то ли выиграли в каком-то конкурсе.

Накрыть поляну: Как прошёл «Большой обед» в спальных районах. Изображение № 23.

Я не могла не удивиться: «Откуда вы знаете имена всех соседей?»

Оказалось, что и она, и мужчина на сцене, и немолодая женщина, которая ходила вдоль столов и подкладывала соседям еду на пластиковые тарелки, — из организации, помогающей семьям с детьми-инвалидами. Их офис — в двух шагах от этого двора.

— Мариночка, я больше не могу, — протестовала женщина немалых, в общем-то, размеров против ещё одного куска пирога.

 

Марьино

Очень важный человек тревожно посмотрел на небо — собирался дождь.

— Надо накормить людей, пока все не намокли, — сказал он тихо, и скатерть наконец слетела с небольшого стола, открыв тарелки с печеньем и вафлями.

Не все сразу поняли, что тут есть угощение. Первыми сориентировались бабушки на лавочках. Очень важный человек широким жестом указывал им дорогу к столу. Они начали брать печенье целыми тарелками. Впрочем, между собой не ссорились и даже делились: кто-то клал в сумки печенье, кто-то претендовал на сами пластиковые тарелки.

 

  

Не все сразу поняли,
что тут есть угощение.
Первыми сориентировались бабушки на лавочках

  

 

Поступило распоряжение: «Еду кладём только в рот, не в сумки». И бабушки, кажется, не обидевшись, набрали печенья и стали ждать чая.

Полил дождь. Очень важный человек куда-то пропал. Старушки, дети и родители спрятались под детскими горками — может, хоть там они познакомятся друг с другом: делать всё равно нечего, аниматоры сбежали, а идти домой под дождём никому не хотелось.

  

Люблино

Дождь шёл не очень долго — его переждали под навесом во дворе. Разошлись не все. После дождя во двор в Люблино пришли гости из Марьина с танцем. Они махали руками и дрыгали ногами — танец был незамысловатым, но самим выступающим очень нравился. Единственный парень в группе был в майке с надписью «Speak less, fuck more» — и представителей довольно консервативной районной студии это, кажется, не смущало, впрочем, может, многие просто ни слова не понимали по-английски.

На столах было много бананов: ими, оказывается, обеспечивала управа. Пирожков тоже было ещё много, только вот вода в огромном самоваре кончилась — чаю налить было уже нельзя.

 

P.S. «Большой обед» проходил в 14 разных точках Москвы, и в спальных районах, и во дворах в центре города. Состав гостей, меню и развлекательная программа зависели только от опыта и умений тех, кто организовывал фестиваль.

"Большой обед" в Подсосенском переулке. Изображение № 42."Большой обед" в Подсосенском переулке

 

Фотографии: Марк Боярский, Оля Эйхенбаум