Корреспондент The Village, весь февраль живущий в Сочи, рассказывает о самом интересном, что происходит за пределами спортивных объектов. В пятом выпуске дневника — о защите брендов, особенностях сочинской торговли и горных курортах.

 

Маркетинговая политика Олимпиады

Важная часть любой Олимпиады — маркетинговая политика. Спонсоры платят большие деньги, и Олимпиада их бережёт. На олимпийских объектах можно расплатиться только картой Visa, пьют только Coca-Cola и пиво «Балтика», носят одежду без логотипов, если это не логотип «Боско».

Человека с небольшой биркой, может, ещё пропустят, но если у вас логотип на всю куртку, то вам предложат его заклеить специальной липкой лентой. Если ты один пришёл в узнаваемом спортивном костюме марки Reebok, например, тебе разрешат пройти на стадион. А вот если вы придёте целой группой в одинаковой одежде, то, скорее всего, будут проблемы. Видимо, маркетологи компаний, которые не раскошелились на спонсорство, постоянно пытаются обойти жёсткие правила и засветиться на главном мировом событии бесплатно.

Интересно, что в вендинговых автоматах, которых много на стадионах, можно купить разные шоколадки, но быть до конца уверенным, что тебе выпадет, нельзя. Стёкла вендинговых автоматов непрозрачные, и на них нарисовано, как выглядит шоколад. Например, понятно, что две палочки печенья, покрытые нугой и шоколадом, — это Twix. А шоколадный батончик с орехами — это Snickers. Впрочем, я была уверена, что квадратная шоколадка с цельными орехами — это Ritter Sport, но из лотка я достала Alpen Gold.

Сотрудникам Олимпиады выдали рабочие компьютеры Asus, но они так тормозят, что ими никто не пользуется — все приносят свои Apple. Всем яблочным бунтовщикам на стадионах заклеивают логотип, впрочем, яблоко светится, и полупрозрачный скотч не очень помогает Asus в этой конкурентной борьбе. Лучше бы компьютеры делали хорошие.

Дневник города: Что происходит в Сочи, запись пятая. Изображение № 1.

Отдел защиты бренда следит не только за коммерческим, но и за политическим брендированием. На стадионах часто появляются болельщики из Абхазии — ехать до Адлера, где проводятся соревнования, им около часа. При этом непризнанная республика не имеет привилегии посылать свои спортивные команды на такие международные соревнования, как Олимпиада, но болельщики тем не менее приходят со своим национальным флагом. Это каждый раз вызывает головную боль у менеджмента объекта.

Уже через несколько минут после того, как абхазский флаг появился на наших трибунах, отдел защиты бренда забил тревогу: если флаг появится в эфире телеканалов, это может вызвать политический скандал.

Не все были согласны с такой позицией: «Россия Абхазию признала, мы Олимпиаду проводим в Сочи или где?!» — возмущались менеджеры. Но к гражданам Абхазии всё-таки направили полицию, и флаг пришлось убрать.

 

Торговля по правилам и без

Во время Олимпиады в Лондоне жёсткая защита брендов вызывала бурное недовольство местных предпринимателей, они пытались как-то обойти правила, и появилось движение «Лоднонская Оимплиада».

А сочинские предприниматели, похоже, не расстраиваются. Кажется, им не особо хочется использовать лого или фирменный стиль Олимпиады — лоскутное одеяло. В торговых павильонах на главной набережной в центральном Сочи продаются футболки «Сочи», которые продавались там и год, и два, и пять лет назад. Там же можно купить сувениры из сандала, брелоки со знаками зодиака в целлофановой обёртке, шкатулки, расчёски, магнитики. В общем, ассортимент местных торговых точек к Олимпиаде почти не изменился. Разве что официальные символы олимпиады — леопарда, мишку и зайку — можно купить в любой лавке. Не знаю, насколько это законно, но, похоже, ни торговцев, ни полицию это не интересует.

Всё равно в официальных магазинах «Боско» с утра до вечера огромные очереди, и люди готовы ждать по несколько часов, чтобы прикупить майку за 5 тысяч рублей.

 

Горный кластер

Мы называем Олимпиаду сочинской, но если быть точным, это Олимпиада адлерская и краснополянная. Прибрежный кластер находится в нескольких километрах от Адлера, ближе к Абхазии, а горный кластер и вовсе в 50 километрах от побережья. Не многие туда доезжают: несмотря на то что «Ласточки» могут разгоняться до 300 километров в час, в горы они едут довольно медленно. От центрального Сочи вы доберётесь до горных деревень за полтора часа. От Адлера или Олимпийского парка — примерно за час. Есть ещё автобусы, следующие не просто по выделенным полосам, которые в городе постоянно прерываются, а по отдельным, выделенным дорогам, куда допускают только олимпийский транспорт.

Побывать в новопостроенных горных деревнях («Роза Хутор», «Горная Карусель», Красная Поляна) стоит. Там всё сделано по заветам урбанистов: оставить машину на улице нельзя вообще, только платная парковка, причём стоит она 200 рублей в час. Пешеходные улицы, пешеходные набережные, на первых этажах зданий — магазины и кафе, на верхних — гостиницы и апарт-отели. Эти горные гостиницы достраивались в последние дни перед Олимпиадой, и, как говорят, за многими фасадами до сих пор голые стены.

Дневник города: Что происходит в Сочи, запись пятая. Изображение № 7.

Тут есть «Азимут», «Парк Инн», Mercury, Tulip Inn, Swissotel — сейчас эти отели работают в основном на гостей Олимпиады, но после неё должны открыть двери для всех, кто приехал кататься на горных лыжах и сноуборде.

Все курорты выглядят примерно одинаково: респектабельные, уютные горные деревни. С небольшими отельчиками, канатными дорогами и даже набережными: часть деревень построена вдоль горной реки Мзымты. Понятно, что цены на проживание во время Олимпиады там заоблачные, но как сильно они упадут в обычное время, не ясно.

В «Розе Хутор» на улицах жарят каштаны, можно перехватить сардельки с овощами на гриле (300 рублей за порцию), есть кулинария. А вот с ресторанами и демократичными кафе всё сложнее. В «Розе Хутор» несколько ресторанов, и большая часть столиков свободна, но посетителям на входе говорят, что все столы зарезервированы. Такой русский шик, когда лучше продать один суп за 600 рублей и держать зал для важных посетителей, чем заполнить зал людьми и даже с небольшого среднего чека иметь хорошую прибыль. Наверное, каждая бизнес-модель имеет право на существование, только жаль, что в «Розе Хутор» нет выбора. Хотя нет, выбор есть — большинство идут в «Макдоналдс».

 Фотографии: РИА-Новости, Shutterstock.com, Rosaski.comsamsungtomorrow