Олимпиада завершилась. Я сижу в Адлере, в нескольких километрах от Олимпийского парка, и невольно прислушиваюсь: не развалятся ли с оглушительным треском все олимпийские сооружения.

Но пол подо мной не дрожит. Мы построили с нуля инфраструктуру для крупнейшего мирового события, провели Олимпиаду и впервые за много лет победили в неофициальном медальном зачёте. Вчера это окончательно стало реальностью. 

Закрытие Олимпиады с Кандинским, Малевичем, Шагалом, открытие с букварём Бенуа, Виктором Цоем, Анной Нетребко, ну и то, что между: золото биатлонистов, фигуристов, спортсменов на шорт-треке — есть у нас что-то, что объединяет всю страну.

В неловком положении оказались те, кто отождествлял Олимпиаду напрямую с руководством страны. Олимпийский парк очень красивый, спортивные объекты ночью светятся огнями: «Фишт» — фиолетовым, «Адлер-Арена» — цветом морской волны, «Большой» — красным. Говорят, рядом с «Фиштом» плавают жирные дельфины. Если во всех недоработках Олимпиады винили лично Путина, то за все радости Олимпиады тоже ему надо сказать спасибо? Если спортивный провал Ванкувера, где российская команда оказалась на 11-м месте в общемедальном зачёте, воспринимали как провал спортивных чиновников, то триумф Сочи по логике надо воспринимать как триумф Мутко и Путина?

Что происходит в Сочи, запись последняя. Изображение № 1.

«Было несколько веских аргументов не ехать на Олимпиаду», — рассказывал Михал, мой знакомый из Польши, в «Ласточке» по пути в Красную Поляну. В его градации первыми стояли, как ни странно, не проблемы геев. «Безопасность — все ждали терактов», — говорил Михал, и мы оба смотрели в окно: вдоль железной дороги тут и там стояли небольшие неприметные палатки, в которых сидели снайперы. Второй страшилкой западной прессы был отстрел животных: экологические активисты там гораздо громче, чем в России. И уже потом шли права геев. Ни одна из предолимпийских страшилок, по сути, не оправдалась: скандалов с ЛГБТ-сообществом не было, дружелюбные щенки гуляли по городу (то ли потому, что никакого истребления и не планировалось, то ли потому, что подрядчики, которые должны были уничтожать собак, просто не выполнили заказ), никаких чрезвычайных ситуаций не произошло, по крайней мере нам о них не известно.

В последнее время западная пресса стала выискивать совсем странные причины для критики: USA Today написали, что российские болельщики впервые в истории Олимпийских игр радостно хлопали, когда команды других стран падали на лёд во время фигурного катания. Может быть, американский журналист принял за жестокую радость хлопки поддержки немецким фигуристам? Может быть, журналист USAToday вышел покурить, когда весь стадион стоя приветствовал японского фигуриста в короткой программе?

Можно было бы сказать, что критики посрамлены, если бы не одно но.

В последний день соревнований на злополучном трамплине, построенном братьями Билаловыми, не работал звук. Открылись ворота для зрителей, гости преодолели трудный подъём на трибуны по большой лестнице, расселись, начался пробный раунд — а звука не было. Не играла музыка, комментаторы не объявляли прыгунов по именам и не сообщали о результатах их прыжков. Колонки молчали. К первому игровому раунду звук появился.

Что происходит в Сочи, запись последняя. Изображение № 4.

Накладки практически никто не заметил, а в масштабах всей Олимпиады эта деталь вообще ничтожна. Только вот в эти пару часов, когда звука не было, небольшая компания, которая несколько лет строила всю звуковую систему на трамплине по десятому субподряду, пыталась добиться подписания бумажек, подтверждающих проведённую работу. Они отключили звук во время пробного раунда и готовы были пойти на крайние меры — срыв олимпийского соревнования, потому что никакие другие меры не подействовали. Но до этого всё-таки не дошло, как-то договорились. Причём, кажется, бумаги им так и не подписали, а дали очередное обещание.

Обсуждать коррупцию в правительстве принято и в Испании, Италии, Германии, и на Украине. Но, кажется, только в России, когда что-то подобное будет происходить на ваших глазах, все будут говорить с флегматичным спокойствием: «Это Россия, что вы хотели? Конечно, им не заплатят денег!», «Это Россия, что вы хотели? Наверное, их даже убьют».

Есть что-то, что мешает нам объединиться. И на Олимпиаде таких рассуждений я слышала больше, чем где бы то ни было. Это как ещё одна черта России на экспорт: такси приехало не вовремя — что вы хотите, это же Россия! Молодых девушек за политические частушки избили нагайками на глазах у полиции — что вы хотите, это же Россия! И, кажется, тем больше поводов для гордости: в России, несмотря на всё это, прошла такая прекрасная Олимпиада.

Все олимпийские дни в Сочи стояла чудесная погода. Кажется, солнца не было всего два дня из трёх олимпийских недель. Сейчас, к концу февраля, расцвела мимоза и ещё какие-то белые цветы вроде ромашек, только растут на деревьях — таких много в Адлере. Отсюда не хочется уезжать, сюда хочется вернуться.

Что происходит в Сочи, запись последняя. Изображение № 7.

В городе теперь несколько современных транспортных узлов: вокзал в Сочи, в Адлере современный аэропорт, все части города связаны между собой скоростными «Ласточками», есть несколько горных деревень с международными гостиницами, не говоря о море, пляжах, парках и пальмах. Кажется, есть всё необходимое для того, чтобы в город стали приезжать на отдых не только те, кому нельзя выезжать из России.

Вопрос только в том, как местные жители распорядятся этой короткой олимпийской славой. В моей гостинице меня провожали неодобрительными взглядами. Выезд в 12 дня, а я задержалась на полчаса в номере: собирала вещи. Вслед ворчали: «С этой Олимпиадой столько нервов». И снова — как это по-русски — провожать своих клиентов недовольным шипением потому, что они принесли столько хлопот.

Фотографии: Misha Tenetko,Val 202, kenyeeNASAcheukiecfuAndy Miah, IMCOMM PrincecaseyyeeGoToVan