16 сентября в Екатеринбурге в третий раз стартует образовательный проект «Школа главного архитектора», которую основал бывший главный архитектор города Тимур Абдуллаев. В школе участвуют крупные застройщики, предлагая студентам решить реальные кейсы — от развития парков и благоустройства микрорайонов до создания креативного кластера или строительства нового пешеходного моста. Участие в школе бесплатное, но студентам необходимо пройти конкурсный отбор: зарегистрироваться на сайте, получить задание и выполнить его.

В течение недели, до 24 сентября, студенты школы будут работать над кейсами при поддержке экспертов, а в последний день покажут результаты своей работы. Жюри, в состав которого обычно входят как девелоперы, так и эксперты, выберут лучшие идеи. В будущем проекты молодых архитекторов могут быть реализованы.

The Village поговорил с выпускниками двух предыдущих сезонов школы и узнал, над чем сейчас работают вчерашние студенты и какие болевые точки видят они в архитектуре Екатеринбурга.

Текст

Мария Плюснина

Фотографии

Сергей Потеряев

Елизавета Белякова, 21 год

студентка магистратуры Высшей школы урбанистики в Москве


Что я делаю

С ноября прошлого года я работаю в компании «СП КУБ», которая занимается строительным проектированием — эту работу я получила после участия в «Школе главного архитектора». Мы разрабатываем рабочую и проектную документацию для ведущих застройщиков Екатеринбурга, например, для «Брусники» и «Форум-групп». Я работала над проектами кварталов «Брусники» в новом микрорайоне Солнечный, над фитнес-центром, который появится рядом с «Радуга-парком».

Я занимаюсь рабочим проектированием. Это те чертежи, по которым потом строят. Разрабатываю схему вертикальной планировки, разбивочный план, план земляных масс, сводный план сетей и план благоустройства. Это чисто инженерная работа, но без нее невозможно выполнять проекты благоустройства качественно.

«Брусника» заказывает проекты благоустройства в голландском бюро, а я делаю так, чтобы их можно было воплотить в жизнь технически правильно с учетом нашего города и страны. Например, дворы в жилых комплексах застройщика всегда закрытые, проезд машин на их территорию запрещен. А еще по проекту следует подбирать огромное количество зелени и пород растений, которые будут расти во дворе.

Что я хочу изменить

Я живу в самом центре Екатеринбурга, и мне кажется, что городу не хватает единого прогулочного маршрута вдоль городской набережной. Радует, что сейчас похожий проект благоустройства центра разрабатывает конструкторское бюро «Стрелка» вместе с архитектурными бюро «Оса» и In.Form.

Екатеринбургу нужно заняться общественным транспортом: заменить парк автобусов, трамваев, троллейбусов и организовать выделенную полосу движения, которой могут пользоваться автобусы, троллейбусы и такси.

Мне кажется очень хорошей идея реновации фасадов. Если все балконы будут выполнены в стиле, соответствующем каждому зданию, город от этого только выиграет. Другое дело, что я не совсем согласна с постановкой вопроса о том, что финансировать это все должны жители. По-моему, это не совсем честно.

В порядок нужно приводить не только балконы, но и, например, рекламные вывески. В центре Екатеринбурга, особенно на пешеходной улице Вайнера, очень много визуального мусора. И шумовое загрязнение тоже очень чувствуется. Я считаю, что от звуковой рекламы нужно отказаться, а все вывески привести к единообразию в соответствии с дизайн-кодом. Для Москвы подобное сделал Артемий Лебедев, и стало гораздо лучше.

Грустно наблюдать за тем, как огромные площади в центре Екатеринбурга занимают коробки торговых центров: «Пассаж», «Гринвич», «Алатырь». Кажется, что в городе уже больше торговых площадей, чем это требуется. Если посмотреть на опыт Европы, во многих городах магазины в центре располагаются на первых этажах зданий. С одной стороны, это оживляет улицу, а с другой — избавляет от необходимости ставить огромные коробки торговых центров, которые не имеют никакого отношения к архитектуре.

Марина Садакова, 30 лет

выпускница Уральского архитектурно-художественного университета


Что я делаю

В «Школе главного архитектора» я участвовала вместе с Елизаветой Власовой, с которой еще до ШГА мы основали архитектурное бюро Goroh. Раньше наша деятельность в основном была связана с проектированием жилых и общественных зданий и их интерьеров. В школе мы занимались кейсом группы ЛСР, которая предложила подумать над благоустройством нового микрорайона Екатеринбурга — Мичуринского. Мы погрузились в тему благоустройства среды, общественных пространств, ландшафта.

По итогам выполнения заданий кейса застройщику ЛСР больше всего понравилась идея, связанная с организацией непрерывного прогулочного маршрута вокруг микрорайона. Теперь мы занимаемся более детальной проработкой своего проекта. Уже завершили благоустройство лесной зоны, подготовили предложения по поводу сквера, начали работу над тропой здоровья.

Протяженность пешеходного маршрута составляет около 4 километров, и мы предложили организовать большое и малое кольцо. Большое кольцо проходит по периметру всего развивающегося микрорайона, а его цель — освоить заброшенные природные территории и расширить границы существующих природных маршрутов. Малое кольцо связывает первую и вторую очереди застройки и проходит через общественно значимые места микрорайона. При этом нужно понимать, что первую и вторую очереди Мичуринского разделяет частный сектор. С одной стороны, эта территория является транзитной — по ней проходят основные транспортные потоки. С другой стороны, она заброшена — частные владения хозяев заканчиваются за воротами и калитками, и общественная территория никак не благоустраивается.

Во время работы нас вдохновила работа голландского архитектурного бюро Schiemann & Weyers в рамках проекта Perm Stakhanovskiy District. В Перми существовала аналогичная задача вписать новую застройку в уже существующий частный сектор. Голландские архитекторы не стали этого делать: они просто заключили частный сектор в свой внутренний периметр, а фасады новых зданий обратили в сторону города — на проезжие улицы и магистрали.

Что я хочу изменить

В Екатеринбурге есть нерешенные вопросы с точки зрения архитектуры — например, хаотичная застройка. Новые здания часто не вписываются в окружающую застройку и не поддерживают контекст места. Общественные пространства тоже складываются стихийно: жители самостоятельно организовывают места для досуга в городской среде.

Одним из мест рекреации является набережная вдоль улицы Ельцина с центром притяжения на площади у Драмтеатра. Хочется, чтобы такие места отражали настроения людей, которые проводят там свое свободное время. Сейчас личное пространство человека выходит за границы собственного жилья, и городская среда становится продолжением дома. Когда среда продумана грамотно, человек чувствует ответственность за нее, старается улучшить и усовершенствовать. В итоге общественные пространства, выполняя коммуникативную функцию, конструируют в общественной жизни города новые эмоциональные связи.

Евгения Нестерова, 27 лет

выпускница Гуманитарного университета


Что я делаю

Я занимаюсь продюсированием событий: в последнее время это в основном общественные и культурные проекты. На второй поток «Школы главного архитектора» мы с друзьями отправились, чтобы подумать над созданием креативного кластера на площадке машиностроительного завода имени Воровского — этот кейс предложила компания Prinzip.

Кейс с креативным кластером на заводе так и не был реализован, но наши усилия не пропали даром. Сейчас мы развиваем двор Биеннале современного искусства на бывшей площадке Уральского приборостроительного завода. В том числе — проводим лекции, которые могут быть полезны разным городским сообществам.

Что я хочу изменить

Параллельно я занимаюсь еще одним проектом — Фондом городских инициатив. Это организация, которая объединяет власть, бизнес и активных горожан. Мы считаем, что сейчас Екатеринбургу не хватает диалога между этими группами. Например, представителю бизнеса хочется построить что-нибудь на месте хлебокомбината. Ему интересно и полезно узнать, что люди хотят видеть в этом месте, но для этого нужно наладить механизм коммуникации. Это необходимо Екатеринбургу, этим мы сейчас и занимаемся.

Кристина Кобзева, 22 года

студентка Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств


Что я делаю

Я узнала о «Школе главного архитектора» от своего проектного руководителя. Мне показалось интересным, что участники проекта сотрудничают одновременно и с международными экспертами, и с городскими структурами. Я работала над кейсом от компании «Атомстройкомплекс»: необходимо было разработать концепцию развития планировочной структуры и благоустройства микрорайона Уктус Левобережный. Пришлось на ходу учиться находить компромиссы, правильно подавать идеи, уметь отстаивать свою точку зрения и подбирать грамотные аргументы.

После ШГА я осталась в Екатеринбурге на практике в архитектурном бюро In.Form, где успела поработать над дизайн-проектом благоустройства общественных пространств Екатеринбурга, концепцией застройки жилых кварталов второй очереди Академического, концепцией реновации территории завода «Уралкабель» в квартале улиц Татищева — Токарей — Титова — Мельникова и концепцией развития территории в районе Юг-Центр в границах 8 Марта — Щорса — Островского — Московская. В финале я присоединилась к совместному проекту КБ «Стрелка» и In.Form по благоустройству центра Екатеринбурга. Работала с аналитической частью, занималась 3D-моделью одного из ключевых пространств и аксонометрическими схемами-визуализациями.

В случае с проектом реновации завода «Уралкабель» речь идет об участке, который расположен вдоль улицы Татищева. Уже в 2018 году эта территория станет продолжением проспекта Ленина и свяжет Верх-Исетский район и центр Екатеринбурга. Это особенный проект — его авторы хотят объединить общественно-рекреационные зоны города в единую систему. В списке есть и уже существующие: парк XXII Партсъезда, площадь Коммунаров, сквер Дворца молодежи, Верх-Исетский бульвар и новые пространства.

Команда агентства ориентируется на иностранный опыт: примеры организации жилых пространств в европейских городах, где сейчас активно продвигается тенденция human scale, то есть сомасштабности человека и архитектуры. Идея в том, чтобы сделать жилую застройку максимально комфортной для человека, даже если это здание, в котором 25 этажей.

Что я хочу изменить

В Екатеринбурге я бы пересмотрела тенденцию к формированию высотной застройки. То, что при определенных условиях может быть хорошо для масштабных инвестиционных проектов, совершенно не подходит для жилой среды в современном понимании ее комфортности. Хотя интерес к среднеэтажной квартальной городской застройке есть, и его рост радует.

Как бы очевидно это ни звучало, в городе нужно сделать ставку на активное развитие городских общественных пространств. Качественная среда — не обязательно колоссальные вложения из городского бюджета, и при обоюдной заинтересованности городской власти и жителей можно добиться очень хороших результатов. Сейчас в Екатеринбурге бросается в глаза отсутствие единого комфортного пешеходного маршрута и связанности городских пространств.

Мне нравится идея водно-зеленого диаметра, подразумевающая благоустройство берегов реки Исеть и их объединение в один большой маршрут. Река — это богатство для города, и нужно максимально задействовать ее потенциал.

Степан Тропин, 30 лет

студент Екатеринбургской академии современного искусства


Что я делаю

Несколько лет мы с друзьями развивали галерею уличного искусства «Свитер» в Екатеринбурге, а одним из заданий Школы главного архитектора было создание креативного кластера на заводе. Мы подумали, что такой кластер может стать логичным продолжением нашей галереи, которую пришлось закрыть.

Пока креативный кластер остается лишь проектом, однако мы по-прежнему ищем разные варианты организации такого пространства. Например, открываем во дворе Биеннале современного искусства галерею работ уличных художников. Я убежден, что подобные проекты важны для города: нужно создавать комфортные условия для людей с разными интересами.

Что я хочу изменить

Помимо креативных пространств, Екатеринбургу не хватает малых архитектурных форм, которые связаны с современным искусством. В этом смысле мне нравится опыт Перми, где есть несколько знаковых произведений вроде огромной надписи «Счастье не за горами». Это очень хорошая история. В Екатеринбурге есть что-то подобное: памятник клавиатуре, памятник невидимке. Но хочется, чтобы таких мест было больше.

Сейчас мы цепляемся за конструктивизм как за основную фишку архитектуры Екатеринбурга, но примеры построек в этом стиле есть и в других городах. Я считаю, что было бы круто, если бы в Екатеринбурге построили современное здание, не похожее ни на что в мире, чтобы оно стало такой достопримечательностью, посмотреть на которую приезжали бы люди со всего мира.