Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

Елизавета Лихачева о своем назначении, конфликте с коллективом и о том, как вывести музей Щусева на мировой уровень

«Пора пересмотреть идеи о том, как быть мужчиной»

«Пора пересмотреть идеи о том, как быть мужчиной»

Социолог Марина Юсупова — о том, как образ защитника формирует властные отношения внутри российского общества

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Почему нельзя запрещать порнографию и зачем говорить о суициде и наркотиках

Европейский университет на The Village: 7 интервью

Европейский университет на The Village: 7 интервью

От Трампа до секса в России: разговоры с экспертами петербургского вуза, лицензию которого приостановили на прошлой неделе

«Рвануло бы так или иначе»: Историк Борис Колоницкий — о революции 1917 года

«Рвануло бы так или иначе»: Историк Борис Колоницкий — о революции 1917 года

«Рвануло бы так или иначе»: Историк Борис Колоницкий — о революции 1917 года

«Рвануло бы так или иначе»: Историк Борис Колоницкий — о революции 1917 года

Почему 100 лет назад в России была свержена царская власть и как череда кризисов привела страну к Гражданской войне

Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир

Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир

А также о том, почему только один праздник в России стал настоящим, и это не День народного единства

«Лучшее слово, которое описывает происходящее на Северном Кавказе, — это „шизофрения“»

«Лучшее слово, которое описывает происходящее на Северном Кавказе, — это „шизофрения“»

Cоциолог Ирина Костерина — о том, как устроена жизнь простых людей в самом противоречивом регионе России

«Что вы делаете, ироды!»: Топонимист — о том, как присваивают названия улицам

«Что вы делаете, ироды!»: Топонимист — о том, как присваивают названия улицам

The Village поговорил с топонимистом Андреем Рыжковым о мосте Кадырова, улице Хармса и станции метро «Алма-Атинская»

«Мы больше думали об антропологии и социологии»: Адриан Гезе — о Новой Голландии

«Мы больше думали об антропологии и социологии»: Адриан Гезе — о Новой Голландии

The Village поговорил с основателем бюро West 8, которое отвечает за реставрацию острова

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня

The Village поговорил с автором книги «Кривое горе: Память о непогребённых» о заражении прошлым, наследии ГУЛАГа и «голом» человеке

«Переезд невозможен»: Бывший директор музея Арктики и Антарктики — о РПЦ и белых медведях

«Переезд невозможен»: Бывший директор музея Арктики и Антарктики — о РПЦ и белых медведях

«Переезд невозможен»: Бывший директор музея Арктики и Антарктики — о РПЦ и белых медведях

«Переезд невозможен»: Бывший директор музея Арктики и Антарктики — о РПЦ и белых медведях

Почётный полярник России Виктор Боярский рассказал The Village, почему продолжает ходить на работу в музей, несмотря на увольнение

Как стать мировой звездой предметного дизайна

Как стать мировой звездой предметного дизайна

Интервью с обладателем Red Dot Design Award Димой Логиновым и дизайнером Ferrari Данилом Кузвесовым

«Хватит мусолить, давайте делать»: Как Rhizome стали самыми модными архитекторами Петербурга

«Хватит мусолить, давайте делать»: Как Rhizome стали самыми модными архитекторами Петербурга

The Village поговорил с авторами стола для распития на набережных и одного из лучших проектов московской станции «Солнцево» о скандинавск...

Рикке Кристенсен: «Если мы принимаем решения без горожан, они начинают злиться»

Рикке Кристенсен: «Если мы принимаем решения без горожан, они начинают злиться»

Работник муниципалитета Копенгагена — о том, зачем выгонять жителей на улицу, как заработать на помидорах и почему москвичам нужно прислу...

Рупор всего хорошего: Скульптор памятника князю Владимиру — о варварстве и любви к России

Рупор всего хорошего: Скульптор памятника князю Владимиру — о варварстве и любви к России

The Village поговорил с Салаватом Щербаковым о том, почему князь Владимир — позитивный персонаж

Петербург как дауншифтинг для москвича: Лев Лурье — о двух городах, либеральном и евразийском

Петербург как дауншифтинг для москвича: Лев Лурье — о двух городах, либеральном и евразийском

The Village поговорил с историком, краеведом и журналистом о том, чем отличается идентичность петербуржца и почему не комильфо менять «бе...

Велосоветник Дарья Табачникова — про велохамов, «камасутра»-парковки и бесплатную работу в Смольном

Велосоветник Дарья Табачникова — про велохамов, «камасутра»-парковки и бесплатную работу в Смольном

Координатор «Велосипедизации» стала велосоветником при вице-губернаторе Петербурга. The Village поговорил с Дарьей о том, чем это поможет...

Рубрики