Ещё лет десять назад Муринский парк, расположенный в Калининском районе Петербурга, больше походил на загородную помойку и привлекал разве что непритязательных любителей спиртного. В конце 2000-х он начал преображаться: в 2009-м здесь открыли первую в Петербурге велодорожку, спустя несколько лет в парке установили светодиодное освещение. О том, каким был парк в целом, сегодня можно судить по той его части, что ведёт в сторону улицы Руставели: зловонный Муринский ручей иногда появляется в криминальной хронике — например, когда в День ВДВ в нём кому-нибудь удаётся утонуть. Пойма ручья обросла сорняками и мусором. К 2016 году город собирается облагородить и эту часть парка. 

Пять лет назад — одновременно с обустройством первой очереди Муринского парка — здесь начали строить спортивный комплекс Nova Arena: с крытыми и открытыми площадками для футбола, баскетбола и пляжного волейбола, фитнес-центром с бассейном, панорамным рестораном и работами современных художников. Он расположен аккурат напротив троллейбусного кольца маршрута № 31 — дорогие автомобили у спорткомплекса контрастируют с обшарпанным общественным транспортом, но в целом друг другу не мешают. The Village поговорил с совладелицей дизайнерского спорткомплекса галеристкой Анной Бариновой (Anna Nova) о том, как удалось найти общий язык с чиновниками и местными жителями, а также о том, зачем в фитнес-центре — стрит-арт. 

150 покрышек

— Почему Муринский парк? Это долгое время была богом забытая пойма ручья на севере города, которую и парком-то язык не повернулся бы назвать.

— Давайте я начну немного издалека. Дело в том, что Олег (Баринов, бизнесмен, муж Анны. — Прим. ред.) много лет активно занимается спортом — футболом и хоккеем. У него есть своя ветеранская команда. С её создания и начался процесс, итогом которого стал комплекс в Муринском парке. То есть сначала была мечта, потом — проект, затем мы подали заявку в Смольный и нам предложили несколько площадок на выбор в разных, в основном периферийных, районах. Муринский парк показался наиболее интересным местом. Хотя тогда он был больше похож на гибрид болота и строительной свалки, на которую свозили мусор из новостроек. Рядом стояли старые гаражи: люди мыли машины, сливали масло в ручей. Мы прочистили ручей, вытащили около 150 покрышек, холодильники... да чего только не доставали. Провели в итоге колоссальную работу, вывезли несколько тонн мусора. Затем — из-за того, что местность была заболоченная — завозили песок, щебень, плодородный грунт, делали дренажную систему. 

Но я не могу сказать, что Муринский парк — богом забытое место. Калининский район — один из самых больших в городе, он хорошо развивается, здесь строят новые дома. 

— Почему спорткомплекс обнесён забором? Понятно, что это любимый петербургский жанр: у нас заборами и оградами окружено почти всё — от газонов и школ до домов на Крестовском. Но какую функцию он в вашем случае выполняет?

— Мы старались сделать максимально облегчённое ограждение. Но без него нельзя: на территории много ценных объектов, люди паркуют свои автомобили, здесь хранятся техника и инвентарь. 

— А были какие-то опасные ситуации?

— Попытки вандализма случаются. Человек, уходя с матча, может ударить в сердцах ногой об стену — и повредить её. А так во время больших соревнований здесь, как и везде, работают наряды полиции и дежурит врач.

 

 

Человек, уходя с матча, может ударить в сердцах ногой об стену — и повредить её

Анна Нова — о том, как спорт и современное искусство спасли Муринский парк. Изображение № 1.

 

Спортивный кластер

— Расскажите про взаимодействие с местными жителями. Они ведь протестовали, когда вы начинали строиться, — думали, что в парке торговый центр возводят. 

— Просто представьте ситуацию: город выделяет место под спортивные сооружения, а жители ничего об этом не знают. Они видят: пришёл какой-то там застройщик. У всех паника: наверное, сейчас построят торговый или жилой комплекс! Нормальная реакция. Я бы на их месте, наверное, тоже начала возмущаться. Но потом провели общественные слушания, людям показали проекты. Это заняло какое-то время, но жители поняли, что паниковать не стоит. Более того, многие из них стали нашими клиентами. 

Потом нам стала помогать администрация парка. В прошлом году мы вместе сажали деревья. Местность разительно изменилась. Сейчас в парк приходят мамочки с колясками. На наши уличные тренировки по кроссфиту заглядывают местные ребята. Люди приходят на матчи, фестивали, детско-юношеские турниры — на них свободный вход. К Олегу приезжали знаменитые хоккеисты Алексей Яшин и Андрей Николишин — говорили: «Мы такого комплекса даже в Америке не видели, не с чем сравнить».

— Nova Arena — это интересная история про то, как бизнес работает с городом в контексте парка. Сложно с чиновниками?

— Я не могу сказать, что у нас такое уж плотное взаимодействие с городом — оно такое же, как у любого застройщика. Разве что социальная значимость нашего объекта выше, чем у многих других: здесь проходят благотворительные акции, некоммерческие матчи. В какой-то момент к нам приехал губернатор Полтавченко. Почему? Нас невозможно не заметить: 28 тысяч квадратных метров, целый спортивный кластер.

 

 

Полтавченко походил, посмотрел. Увидел, что это колоссальный вклад в развитие местности. Наверное, в какой-то степени из-за этого визита немного ускорился процесс работы с документами. Нам уже пять лет — и только полтора месяца назад мы получили официальный адрес (Гражданский проспект, 100. — Прим. ред.). 

Вообще у нас тут многие играют в футбол: и чиновники, и бизнесмены, и некоммерческие организации. Даже епархия. 

У нас люди вообще мало куда ходят. В том числе, кстати, и в музеи, и в галереи

 

— У вас напротив — новодельная церковь, она то ли ваша ровесница, то ли немного постарше. Это оттуда приходят?

— Нет-нет, просто раз в год проходят матчи между членами городского правительства и представителями церкви.

В целом же, отвечая на ваш вопрос: мы всё делаем официально, ровно в те сроки, которые обозначает государство. Что поделать, если в Петербурге всё в принципе строится долго. Нам нужно было подвести и воду, и отопление, только недавно дали газ — до этого мы отапливались на солярке, а это означает дорогостоящее строительство временной системы.

— Благотворительные акции — это супер, но вот, например, абонемент в фитнес Nova Arena стоит не очень дёшево: таким образом отсекаются небогатые обитатели многочисленных окрестных брежневок. Нет ли тут социальной несправедливости?

— Всё относительно. Опять же, здесь много мероприятий, на которые можно прийти бесплатно (так, 16 мая в Nova Arena Fitness будет день открытых дверей. — Прим. ред.). И не могу сказать, что это вызывает ажиотаж. Просто у нас люди вообще мало куда ходят. В том числе, кстати, и в музеи, и в галереи. А что до цены: 40–60 тысяч рублей за абонемент в год — это 3,5–5 тысяч рублей в месяц. Конкурентное окружение придерживается аналогичных цен. А если рассматривать Крестовский остров — так там ценник намного больше, при этом уровень центров не сравнить с нашим. Наши основные клиенты — те, кто работают или живут в Калининском и Выборгском районах, то есть обычные местные жители и работники, не элита. В Москве пойти в клуб такого уровня, как наш, стоит 300 тысяч в год. Поэтому наша цена — абсолютно приемлемая. 

  

Анна Нова — о том, как спорт и современное искусство спасли Муринский парк. Изображение № 4.

 

Стрит-арт в помещении

— Как вы работали с арт-сообществом?

— Наша семья связана с искусством, Олег ещё в 80-е начал коллекционировать известных русских художников: Билибина, Кондратенко, Клевера (и отца, и сына), Сомова, Экстера. Десять лет назад мы открыли галерею Anna Nova, чтобы поддержать современных художников. В общем, работая над проектом в Муринском парке, мы пришли к идее спорткомплекса с арт-объектами, с интересным интерьером, индивидуальным подходом — чтобы люди приходили и попадали в другой мир. 

Несколько лет назад мы познакомились с архитектором Давидом Артманом — автором интерьера бизнес-центра «Преображенский двор» на Литейном. Решили поработать с ним. Пригласили стрит-арт-художников. Почему именно этот жанр? В своё время мне в Нью-Йорке понравились уличные проекты внутри зданий. Я увидела, как стрит-арт перемещается с улиц в помещения. И мне захотелось внутри Nova Arena создать атмосферу улицы. Пригласили, среди прочих, Стаса Багса — он работал в помещении бассейна и в блоке А. Мне хотелось чего-то неожиданного: не новодельное граффити, а что-то, в чём есть жизнь. Наслоения, комбинации стилей — живопись плюс граффити. 

Кроме того, здесь есть картины из моей коллекции и из галереи Anna Nova. Например, на первом этаже и выше, в кардиозале, — работы Андрея Горбунова. Перед входом в боксёрский зал — работы Андрея Кузькина: изображение пистолета и надпись «не важно». Они в золотом цвете, перекликаются с интерьером, а пистолет символизирует брутальность, мужское, мощь, но с другой стороны — ироничность. 

 

 

Биатлонная трасса

— Как будет развиваться комплекс? 

— Может быть, когда-нибудь мы построимся в Москве. Конкретики пока нет, есть желание и предложения по локациям. Но для начала нам нужно закончить вторую очередь Nova Arena. Здесь будет закрытая площадка для пляжного футбола, две площадки для мини-футбола, хоккейная площадка и гостиница для спортсменов. 

— А что по второй части Муринского парка, которая сейчас отчасти — парковка, отчасти заброшена?

— К нам поступали предложения от города взять на себя развитие и этой части, но мы пока в раздумьях: это дорогостоящая история, нам бы первую часть освоить. Мы слышали, что город хочет делать там лыжно-биатлонную трассу. 

— Кстати, как вы к этой идее относитесь? Вот в Сосновке есть стрельбище — и его отчётливо слышно не только в парке, но и в окрестных домах. Биатлон — тоже, наверное, не самый бесшумный спорт. Вам эта трасса не будет мешать?

— С другой стороны, это спортивная синергия. По сути парк станет самой большой спортивной площадкой. Да и вопрос в том, кто кому может мешать: наши спортивные болельщики — тоже довольно громогласные. Главное, чтобы местным жителям не мешало. Для нас же, наоборот, всё это здорово: привлечёт ещё больше внимания к пространству парка. Артём Балаев (генеральный продюсер Aurora Fashion Week. — Прим. ред.) недавно точно заметил, что многие активности из центра уходят в периферийные районы. Теперь местным жителям необязательно ехать на Петроградку или в центр, они могут отлично провести время в своём районе. 

— В Муринском парке находится первая петербургская велодорожка, Валентина Матвиенко открыла её в 2009 году. Этот проект получит развитие? Сейчас дорожка ведёт из ниоткуда в никуда.

— Велодорожки сделаны в рамках городской программы. Если их продлят — мы только за. Но мы не можем участвовать в этом, так как, чтобы велодорожку продлили на весь парк, город должен сам реализовывать этот проект.

 

Анна Нова — о том, как спорт и современное искусство спасли Муринский парк. Изображение № 14.

 

Парки Петербурга и Лондона

— В прошлом году мы записывали экономиста «Леонтьевского центра» Нину Одинг. Она, в частности, высказала мысль, что новые парки Петербурга — и 300-летия, и Муринский — построены по северокорейскому образцу: циклопические пространства, в которых чинно перемещаются контролируемые граждане. Я вас в данном случае попрошу выступить в роли адвоката Муринского парка и рассказать, чем он хорош. 

— Хорошо, что в городе в принципе сохраняют зелёные зоны. Я выросла в районе проспекта Металлистов и Антоновской улицы и привыкла к тому, что вокруг было несколько парков. Для меня это очень важно. Последние 20 лет я живу рядом с Таврическим садом — и мне его мало. И для города мало — он задыхается, зелёных зон всё меньше. Когда мы строили комплекс, здесь была берёзовая роща — мы её не тронули. И когда будем строить крытые площадки, часть деревьев пересадим в другое место. Я считаю, что их надо сохранить. 

У каждого района обязательно должно быть место, куда люди могут прийти, погулять с детьми, прокатиться на роликах, отдохнуть от урбанизации. Парки и выполняют эту функцию. Каждый раз, приезжая в Лондон, я восхищаюсь: в центре города ты можешь оказаться в зелёном анклаве, в атмосфере спокойствия. Мне бы хотелось, чтобы так было и в Петербурге. Дай бог, чтобы парки не застраивали торговыми и жилыми комплексами. Иначе будет не продохнуть. 

 

   

Фотографии: Дима Цыренщиков