Координатора общественного проекта «Велосипедизация Санкт-Петербурга», экономиста и урбаниста Дарью Табачникову на днях утвердили в должности общественного советника по развитию велосипедной инфраструктуры при вице-губернаторе Игоре Албине. Активисты давно просили Смольный о должности велосоветника (по аналогии с московской) — и вот сбылось.
The Village поговорил с Дарьей о том, как воспитать из нигилиста ответственного велосипедиста, почему велодорожки в центре Петербурга — необходимость, а не прихоть и каким видится велосипедист из салона автомобиля.

Велосоветник Дарья Табачникова — про велохамов, «камасутра»-парковки и бесплатную работу в Смольном. Изображение № 1. 

Дарья Табачникова

координатор движения «Велосипедизация Санкт-Петербурга», экономист, урбанист

   

— Расскажи, как получилось, что ты стала велосоветником.

— Вопрос о советнике обсуждают уже года три. Так, депутат ЗакСа Ольга Галкина писала запрос ещё на имя губернатора с просьбой назначить велосоветника — по примеру того, как это сделано в Москве, да и вообще во многих городах мира. Как правило, там есть советник, который консультирует правительство по вопросам велосипедной инфраструктуры, а иногда ещё и пешеходной. И как только Игорю Албину передали в ведение строительную отрасль, в том числе Комитет по развитию транспортной инфраструктуры (КРТИ), он вернулся к вопросу о велосоветнике. Насколько я понимаю, Красимир Врански (координатор движения «Красивый Петербург». — Прим. ред.) тоже активно поднимал этот вопрос перед Албиным.

16 июня была встреча, на которой присутствовали Игорь Албин, Ольга Галкина, Красимир, я, представители общественных организаций, спортсмены. Обсуждали, нужно ли назначать велосоветника — ну и в конце встречи назначили.

— Первая реакция некоторых наших читателей на эту новость: «Ну давайте ещё зоосоветника назначим» (кстати, в городе и правда работал общественный зоозащитный совет при губернаторе). Объясни, зачем нужен велосоветник?

— В основном я буду продолжать делать то же, что и делала: представлять интересы горожан в сфере развития велосипедной инфраструктуры, налаживать диалог между властью и горожанами. «Велосипедизация» уже довольно давно общается с КРТИ, теперь взаимодействие будет происходить на новом уровне. Например, мы долго предлагали сделать и распространять брошюры про правильное поведение велосипедистов на дороге. Но к ведению КРТИ это не относится. Хотя они и уполномочены заниматься развитием велодвижения, печатать брошюры — не их дело. Теперь же можно будет пойти в Комитет по печати и предложить им сделать брошюры.

Считаю, что это нормально, когда люди могут себе позволить бесплатно делать те вещи, которые считают важными

Мне кажется, должность велосоветника даёт шанс на новый уровень диалога с комитетами. Раньше общение не складывалось: все отправляли нас в КРТИ. Например, Комитет по градостроительству два года назад придумал и установил по городу ужасные «камастура»-парковки. И сколько мы к ним ни ходили, сколько ни ругались, они неизменно отвечали: «Кто вы такие, почему мы должны что-то менять? То, что мы придумали, — красиво, нам нравится». Кстати, данный вопрос нам, в принципе, удалось решить: для этого мне пришлось встретиться с зампредседателя КРТИ, а он затем отправился в КГА. Из комитета в результате прислали ответ: «Мы приняли ваш макет и будем ставить нормальные велопарковки». И действительно стали ставить: недавно видели в Невском районе. Теперь подобные вопросы можно будет решать не за два года, а быстрее.

— То есть первое, что ты сделаешь в статусе велосоветника, — пробьёшь печать брошюр? 

— Вообще-то я должна за эти выходные написать план того, чем буду заниматься (сейчас никто этого не знает). А брошюры, как мне кажется, — это одновременно и просто, и нужно. Хотелось бы раздать их 1 сентября в школах и университетах. Разумеется, нужно будет контролировать качество строек, связанных с велоинфраструктурой, — тех же десяти километров велодорожек, которые появятся на юге. И предлагать что-то ещё. Так, Албин начал обсуждать некие возможности по велоинфраструктуре в центре. Раньше нам не удавалось продвинуть эту идею — в КРТИ её не принимают. Возможно, сейчас появятся возможности для организации.

— Должность велосоветника неоплачиваемая?

— Должность общественная, никоим образом налогоплательщики за неё не платят.

— А тебе не обидно? Просто, на мой взгляд, любой труд должен оплачиваться.

— Нет, не обидно. Мне нравится, что это общественная должность — это даёт независимость. Я готова тратить часть своего времени. Считаю, что это нормально, когда люди могут себе позволить бесплатно делать те вещи, которые считают важными. Мне не кажется, что всё на свете должно оплачиваться. Есть волонтёрство, какие-то вещи, которые ты готов делать бесплатно как вклад в развитие города или своё собственное. 

— А как именно будет выглядеть твоя работа? Ты будешь ездить вместе с Албиным по стройкам? Или как всё устроено?

— Пока мы договорились, что я два раза в неделю участвую в совещаниях. Одно из них — по понедельникам, аппаратное: встречаются все советники и обсуждают планы. Второе — по пятницам, с комитетами, которые курирует Албин, общение происходит через Skype. Нужно будет посмотреть, в чём имеет смысл принимать участие, а в чём — нет.

С одной стороны, моя должность будет отнимать много времени, и нужно поставить себе рамки, чтобы не утонуть в ней полностью. С другой — мне нравится, что это общественная должность в структуре органов госвласти: я сохраняю независимость, возможность высказывать мнение, критиковать. А там посмотрим: если всё это будет занимать слишком много времени, начну искать и предлагать какие-то иные варианты. 

Велосоветник Дарья Табачникова — про велохамов, «камасутра»-парковки и бесплатную работу в Смольном. Изображение № 2.

— Задам два вопроса от читателя (из комментариев к новости о твоём назначении). Первый: «Хотелось бы узнать, как будет регулироваться движение велосипедов в запрещённых местах, а именно на магистралях и тротуарах».

— По ПДД, велосипедистам разрешено ехать по тротуару, если по дороге невозможно. То есть если есть некое препятствие — например, яма или пробка (точной трактовки в правилах нет), — велосипедисты могут его объехать, в этом нет ничего страшного. Мне кажется, закрепление этого тезиса в правилах — хорошая временная мера. Но нельзя на этом останавливаться, нужно строить велоинфраструктуру. Потому что тротуар — это территория пешеходов, и велосипедист должен чувствовать себя на ней гостем. Возможно, в нашей брошюре будет в том числе про этикет поведения велосипедистов. «Велосипедизация» недавно публиковала пост о том, что неприлично звонить в звонок на тротуаре — мол, пропустите. Это звучит по-хамски. Нужно просто вежливо попросить, в ста процентах случаев это работает. 

— Второй: «Как будет решаться вопрос с вменяемостью пользователей арендованных велосипедов?» Видимо, подразумевается, что у них культура езды ниже, чем в среднем по больнице. 

— Мне очень нравится проект «Велогород» (сетевой общественный велопрокат. — Прим. ред.). Его появление — очень хороший знак для города, показатель того, что люди готовы пересаживаться за велосипедный транспорт. С другой стороны, понятно, что часто этими велосипедами пользуются люди, которые до сих пор никогда не ездили по городу. Да, на станциях велопроката есть правила, но далеко не все их замечают. Мне кажется, следует сделать эти правила более явными, прописать основные принципы: «останавливайтесь на красном сигнале светофора», «не совершайте наезды на пешеходов» и так далее. Кроме того, думаю, нужно обучать пользователей арендованных велосипедов — возможно, в следующем году мы будем это делать в рамках «Велошколы». Может быть, следовало бы раскладывать на станциях велопроката листовки с правилами.

Вообще нужна социальная реклама, но та, которая висит по городу сейчас — про то, что «велосипед не исключение», — мне страшно не нравится. Она, на мой взгляд, довольно хамская, слишком агрессивная по отношению к велосипедистам: «Эй вы, давайте соблюдайте». Причём посыл правильный — правила нужно соблюдать, но манера выражения не очень хорошая, она вызывает злость. Я бы это сделала по-другому. Как? Не знаю, нужно садиться с дизайнерами и разрабатывать. Мне нравится то, что рисует Женя Софронов. Можно было бы попросить его что-то сделать.

— Ты ведь не только на велосипеде передвигаешься, но и машину водишь?

— Да, у меня есть права, но машину я недавно продала.

— В любом случае, ты можешь с позиции автомобилиста оценить, как себя ведут на дорогах велосипедисты.

— Мой рабочий день начинается с того, что приходят коллеги и жалуются на велосипедистов. По моему опыту передвижений по городу, жаловаться есть на что. Когда ты на машине, велосипедисты постоянно мелькают перед тобой, нарушают правила, создают опасные для всех ситуации. Когда ты на велосипеде — то же самое: в этом году велосипедистов стало настолько много, что постоянно подрезают. А когда ты пешком — въезжают в тебя. И я понимаю, что поведение велосипедистов действительно проблемно, особенно для людей, которые не имеют отношения к велодвижению. Конечно, с этим надо работать, но не так, как предлагают депутаты Законодательного собрания: вводить права для велосипедистов. Работать нужно через обучение с детского сада и школы: причём не как на уроках ОБЖ — час поговорили и забыли. Нет, нужно нормально рассказывать и показывать: как должны себя вести велосипедисты, как — пешеходы.

 

Все восхищаются мэром Лондона Борисом Джонсоном, который ездит на велосипеде. Или вот Собянин, который фактически строил свою избирательную кампанию на идее урбанистических изменений, обещаниях хороших парковок и велодорожек 

Второй момент — необходимо создание отдельной велосипедной инфраструктуры: это упорядочит движение, и конфликтных случаев станет меньше. Пока же велосипедисты чувствуют себя, по выражению Олега Паченкова (социолог, программный директор института урбанистики «Среда». — Прим. ред.), как морские свинки: это и не про свиней, и не про море. У велосипедистов иногда возникает ощущение, что они вне правил. Нужно постепенно доносить до людей, что они существуют в правовом поле. И если они хотят выжить на дороге — нужно знать правила. 

— У тебя есть какая-нибудь информация о будущем 16 петербургских веломаршрутов? Я запрашивала эти данные в КРТИ и, насколько поняла, сейчас проблема в отсутствии денег на организацию велодорожек.

— Я пока знаю только про два пилотных маршрута на юге (имеются в виду отрезки маршрутов Купчино — центр и Петербург — Ломоносов, которые собираются организовать этим летом. — Прим. ред.). Они будут, скорее всего, не очень хорошие. На них уже сейчас много критики: они будут просто нарисованы краской, частично — на тротуарах, так что и пешеходы будут недовольны, и велосипедисты. Эти дорожки будут то на одной стороне дороги, то на другой: никто не будет переходить по три раза по пешеходному переходу, чтобы продолжить ехать прямо, это же смешно. Мы предлагали КРТИ не делать эти пилотные участки в 2015-м. Но они хотят попробовать.

С другой стороны, можно просто посмотреть, как это будет работать: главное — сделать после правильные выводы, понять, почему и где совершены ошибки. Хотят поэкспериментировать — пускай.

Про остальные веломаршруты пока ничего неизвестно. Я, конечно, буду поднимать этот вопрос. Кроме того, нужно обсуждать центр города: здесь необходимо что-то делать, и это возможно. Достаточно посмотреть на пример Москвы, где на днях начали рисовать велодорожку на Бульварном кольце. Если Москва что-то делает — значит, мы тоже можем. 

— А у тебя нет опасения, что все идеи по велоинфраструктуре будут замыливаться чиновниками? Один скажет: «Да, это круто, надо делать!» Потом, как тут часто случается, уйдёт в отставку — его сменит другой человек, и всё придётся начинать заново. 

— Сейчас у меня уже нет такого опасения. Развитие велосипедного движения — с конкретными планами и маршрутами — есть в транспортной стратегии Санкт-Петербурга. Приоритет велосипедного и пешеходного движения заложен в «Стратегию-2030». Смена чиновников не должна повлиять на эти документы. Я согласна, было бы здорово иметь на самом верху человека, который поддерживает идею велодвижения. Все восхищаются мэром Лондона Борисом Джонсоном, который ездит на велосипеде. Или вот Собянин, который фактически строил свою избирательную кампанию на идее урбанистических изменений, обещаниях хороших парковок и велодорожек (и благодаря этому, видимо, выиграл). Но в Петербурге всё немного по-другому. Хотя мне тоже нравится, как у нас это происходит: многие вещи произрастают снизу — и, как это ни удивительно, они работают. Есть та же «Велосипедизация» — общественный проект, которому удалось выразить запрос на развитие велоинфраструктуры, вернуть обсуждение в серьёзное русло. Это не значит, что Полтавченко теперь хочет ездить на велосипеде, но тем не менее. История с велосоветником — это инициатива снизу: мы предлагали-предлагали, замучили чиновников — вот оно сработало. Снизу — медленно, но работает. Может, такой темп даже лучше для долгосрочных целей. 

Велосоветник Дарья Табачникова — про велохамов, «камасутра»-парковки и бесплатную работу в Смольном. Изображение № 3.

— Ты знаешь, зачем вся эта велотема Албину? Он говорил, что у него есть велосипеды, но на работу он на них, конечно, не ездит. Это какой-то личный интерес или что-то ещё?

— Я не уверена насчёт личного интереса. Ему в принципе нравится эта тема, он понимает, что велосипед — в том числе транспорт. Ну и велоинфраструктура входит в сферу его рабочих полномочий. Плюс мы постоянно что-то предлагаем, это попадает в новости. Так что ему пришлось согласиться. Насколько я поняла, он вообще поддерживает активный диалог с общественными организациями — с «Красивым Петербургом», например. Он открыт для общения.

— А с «Красивым Петербургом» он стал общаться не после истории с уборкой снега?

— Я, честно говоря, не знаю, но сейчас вижу, что у них хорошие рабочие отношения. Может быть, да. 

— В Москве должность велосоветника учредили несколько лет назад. Каковы результаты?

— В Москве такая была история. На этой должности сейчас Алексей Митяев, он тоже был велоактивистом. Департамент транспорта опубликовал план по развитию велоинфраструктуры, Алексей в материале The Village его раскритиковал и высказал нормальные предложения. Буквально на следующий день ему позвонили и предложили сотрудничать, поскольку идеи были конструктивные. Так он стал советником. Я так понимаю, это экспертно-координационная должность. Попрошу его прислать должностные инструкции, чтобы изучить опыт.

— «Велосипедизация» не первый год организует мероприятия с участием зарубежных экспертов. Если суммировать: что они говорят про возможности велоинфраструктуры в Петербурге?

— Примерно одно и то же. Первое: всё возможно и нужно делать в любом месте города, в том числе в центре. Второе (это говорят практически во всех российских городах): у вас очень много места, широкие улицы, слишком широкие полосы, слишком много места для автомобилей, слишком много — для пешеходов, практически ничего — для велосипедистов. Нужно перераспределять пространство. 

   

Фотографии: Обложка – Shutterstock.com, 1 – FotograFFF / Shutterstock.com, 2 – Велосипедизация Санкт-Петербурга