В выходные в Екатеринбурге завершилась региональная неделя института «Стрелка». На лекции и воркшопы по городской архитектуре зарегистрировались и пришли более 2 000 человек. Часть образовательных мероприятий организаторам даже пришлось перенести на площадки побольше. Одним из последних выступлений недели стала лекция швейцарца Маркуса Шефера о том, как организация пространства в городе помогает наладить отношения между его жителями.

После лекции The Village поговорил с преподавателем «Стрелки» об индустриальном прошлом Екатеринбурга, городской идентичности и болевых точках, о строительстве храма в акватории городского пруда, торговых центрах и общественных пространствах.

Фотографии

Сергей Потеряев

О поездке в Екатеринбург

Я мало знал о Екатеринбурге, когда ехал сюда. Знал, что это третий город России, достаточно близкий к Москве, но со своим особенным духом. Что здесь есть чем заняться людям и бизнесу. Представлял, что это индустриальный мегаполис со множеством конструктивистских зданий, назначение которых он сейчас переосмысляет. Здесь проходит индустриальная биеннале, а люди озадачены поиском новых векторов развития. В «Стрелке» очень хотят научить горожан грамотной реорганизации города, и я полностью поддерживаю эту идею.

В незнакомом городе я люблю потеряться, раствориться в толпе и следовать инстинктам. Я изучил Екатеринбург по картам Google, но устройство города невозможно понять по линиям на карте. Его нужно почувствовать. Екатеринбург оказался удивительно живым, интересным, с хорошей энергетикой. Это город с большим потенциалом и отличное место для жизни.

Об очевидных проблемах

Каждый город застраивается в индивидуальных и коллективных интересах. Хороший город всегда организован так, чтобы люди помогали друг другу и взаимодействовали между собой. В Екатеринбурге удовлетворяется очень много частных интересов, а коллективного взаимодействия не получается. Это город эгоистов.

Здесь упущено очевидно много возможностей. Не хватает публичных пространств и мест для прогулок, улицы не функционируют должным образом. Собственникам и застройщикам предстоит осознать тот факт, что локальная собственность быстро обесценивается. Наступает эпоха общественных пространств, и девелоперы, упустившие эту возможность, будут стоять на ногах все менее твердо. Город — это не игра в победивших и проигравших, здесь все должно основываться на принципе «win-win».


В Екатеринбурге удовлетворяется очень много частных интересов, а коллективного взаимодействия не получается. Это город эгоистов


Маркус Шефер — архитектор и исследователь из Швейцарии, магистр архитектуры Гарварда и магистр нейробиологии университета Цюриха. Совместно с Хироми Хосоя создал офис Hosoya Schaefer Architects, проектировал квартал HafenCity в Гамбурге, железнодорожную линию UP Express в Торонто, исследовал мобильность для Volkswagen. Выступает партнером научно-исследовательской компании CityTrackerX AG, которая анализирует производительность городов. Читает лекции по всему миру, преподает в Академии изящных искусств в Вене и в рамках совместной магистерской программы Advanced Urban Design института «Стрелка» и ВШУ НИУ ВШЭ в Москве.

О строительстве храма-на-воде

История Екатеринбурга — во многом история индустриального города. Это город «Динамо» и город-динамо. Его энергетика пропитана инновациями, деловым духом, конструктивизм рождает такое чувство. Это то необычное, что есть в Екатеринбурге.

Город собирает людей вместе и связывает их при помощи пространств и историй. Именно истории формируют лицо города, впечатляют, объединяют людей. Историю нельзя взять и поменять, потому что в таком случае вы разрушите городские связи и функции. Слишком многие принимают в ней участие, верят в нее: туристы, жители, культурные деятели, предприниматели, промышленники и застройщики. Если одна история будет разрушена, существует опасность, что город потеряет идентичность, многообразие, душу.

Девелоперы, которые приспосабливают городские пространства под свои нужды, должны прислушиваться к горожанам. Они должны понимать, что одна история не может аннулировать другую, рассказанную прежде, как не может ортодоксальная история переосмыслить конструктивистскую. Об этом нужно помнить тем, кто ведет строительство на месте мукомольного завода или собирается построить храм.

С архитектурной точки зрения поместить церковь в акватории городского пруда будет немыслимой глупостью. Это пространство крайне значимо для города, особенно для Екатеринбурга, в котором не хватает больших открытых пространств. Я не говорю, будто в церквях есть что-то плохое. Однако строить храм здесь — это политическое заявление и демонстрация силы.

Вместе с тем, мне нравится идея восстановить разрушенную церковь в центре города. Но она должна появиться там, где речь не идет об общественном имуществе. Все истории, патриархальные, ортодоксальные, могут быть рассказаны лучше. А горожане, рассказчики, должны четче формулировать, чего хотят от города.

Екатеринбургу нужен не бренд, а городской проект, который дает мегаполису гораздо больше, чем карта. Бренд — это одна строка. Городской проект включает в себя карту, план, истории и участников.


Пространство пруда крайне значимо для города, особенно для Екатеринбурга, в котором не хватает больших открытых пространств. Я не говорю, будто в церквях есть что-то плохое. Однако строить храм здесь — это политическое заявление и демонстрация силы

Об общественных пространствах

Промышленная индустрия меняется, становится более современной и диджитальной. Это значит, что индустриальные площадки становятся ближе к людям, и каждую такую точку можно попробовать сделать культурным, креативным, добрососедским местом. Получится город со множеством площадок для разговоров, и, когда каждая из них достигнет хорошего уровня развития, вы сможете объединить их в инфраструктурное полотно. Следующий шаг — присоединение и развитие моногородов.

Екатеринбургу нужны индустриальные холлы, публичные пространства под крышей, большие залы, более того, вам нужен крытый центр города. Городу с долгой зимой стоит обратить внимание на пример Скандинавии. На моей малой родине создают общественные пространства с учетом ландшафта — у вас такими могли бы стать лыжные маршруты через пруд. Зимой востребованы отапливаемые общественные павильоны.

Застройщики победят, если попробуют сделать жизнь горожан комфортней и откроют публичные первые этажи в своих зданиях. Девелоперы должны создавать пространства, где горожане смогли бы оставаться дольше, и так они начнут удерживать свою аудиторию. Они должны быть готовы предоставлять такие пространства без необходимости что-то продавать. В конструктивистских жилых комплексах было нечто похожее, вам нужно лишь взять и переосмыслить эту идею. Мне кажется, это очень круто. Я видел ваш Дом печати и считаю это прекрасным примером освоения индустриального здания.

Создание общественных пространств не может быть политической задачей. Горожанам, представителям креативных элит, следует искать умных людей с хорошим вкусом и деньгами и начинать с частных небольших проектов, а потом масштабировать. В теории, администрации городов должны быть заинтересованы в таких пространствах. Однако учитывая бюрократию и непрозрачность административных процессов, лучше начать самим и на частном проекте показать, как это работает.


Екатеринбургу нужны индустриальные холлы, публичные пространства под крышей, большие залы, более того, вам нужен крытый центр города

О торговых центрах

Застройщики не слишком заботятся о внешнем виде торговых центров, потому что жизнь шопинг-моллов очень короткая. И если рассматривать любой бизнес с точки зрения рациональности затрат — для них это недолговременный проект. Они реализуют его, используют по назначению, строят новый.

Вместе с тем шопинг меняется. В Швейцарии, например, за последнее время он сильно сместился в сторону онлайна, и марки масс-маркета продают через интернет больше, чем в моллах. Скоро и ваши девелоперы почувствуют давление, а возможно, уже его ощущают. Это заставит их сначала создавать общественные пространства для того, чтобы удерживать аудиторию, а на следующем этапе — прислушиваться к тому, чего эта аудитория хочет.

Жители Екатеринбурга очевидно нуждаются в большей организованности. Но сначала они должны много дискутировать и понять себя, сформулировать, чего хотят от города. Когда они нарисуют будущее Екатеринбурга, оно изменится.


Застройщики не слишком заботятся о внешнем виде торговых центров, потому что жизнь шопинг-моллов очень короткая