Недавно в Екатеринбурге открылась инклюзивная выставка музея современного искусства «Гараж» — «Единомышленники». Выставку разместили в Ельцин Центре, и в августе сотрудничество площадок продолжится: «Гараж» привезет в Екатеринбург рэперов Digable Planets. Перед открытием The Village поговорил с директором музея Антоном Беловым о московской триеннале, где показывали свои работы художники из регионов, о предстоящей уральской индустриальной биеннале, и о том, почему художникам не нужно уезжать из Екатеринбурга.

Фотографии

Сергей Потеряев

О неизвестных художниках

Проблема русских в нелюбви к самим себе. В регионах говорят: «Ну, мы же не Москва». В Москве — «Ну, мы же не Нью-Йорк и не Лондон, да и в Париже, наверное, лучше». Вот только там вовсе не лучше, там все то же самое, а порою и хуже. Да, на Западе люди строили демократию и музейные институции 200 лет, а нашему государству всего 26. Но уверяю вас — в Вашингтоне музеи сделаны гораздо хуже, пусть это и национальные сокровищницы. Здесь поставили стены, там плохо убрали мусор, повесили неправильные этикетки — и впечатление портится. А мы молодые и динамичные, у нас есть энергия, которая стоит дороже денег, вбуханных за две сотни лет.

Урал, как и другие регионы, не любит свое искусство: не собирает его, не рассказывает о нем. Мне кажется, обязанность екатеринбуржцев — сделать из своих художников локальных звезд. Люди на Западе умеют из пшика сделать большое событие. Приезжаешь и удивляешься, насколько сильно они могут гордиться бездарными художниками. В России гораздо больше талантливых людей, однако они не становятся известными, потому что о них никто не говорит. Задача Екатеринбурга — трубить о художниках во все горны, чтобы люди со всего мира приезжали смотреть новую инсталляцию Тимофея Ради.

Екатеринбург и область — это кузница кадров для всей России, и особенно это касается уличного искусства. На триеннале весной я хорошо запомнил арт-группу «Злые» и Владимира Селезнева, который собрал мусор в Нижнем Тагиле и сделал одну из самых популярных инсталляций. По сравнению с другими регионами команда уральских художников была самой многочисленной.

О Екатеринбурге на карте современного искусства

Музеев в Екатеринбурге немного, зато по количеству художников город входит в список лидеров. Здесь есть ГЦСИ и свои галереи. Есть Ельцин Центр, который привлекает к себе внимание, и крупные выставки. Уральская индустриальная биеннале работает с сутью города, и мало какие регионы могут похвастаться таким масштабным международным проектом. В Екатеринбурге есть все необходимые элементы, чтобы развиваться. На мой взгляд, горожанам не стоит участвовать в несуществующем соревновании и ставить себя на место в рейтинге. Нужно лишь продолжать делать интересные вещи, чтобы не отставать от международной и российской повестки, — тогда люди будут приезжать в Екатеринбург чаще.

О провинциальности

Мы давно отошли от мысли, что Москва — это метрополия, а за ее пределами люди живут в деревне и щи лаптями едят. Россия сильна своими регионами, и за полтора года наши кураторы нашли в них много очень хорошего и разного искусства.

Не знаю, стоит ли делить искусство по территориям: на уральское и сибирское. С одной стороны, мы находимся в едином культурном поле, а с другой — важно учитывать локальный контекст. На Урале есть своя история, и важно ею заниматься. Сейчас в ГЦСИ идет выставка про историю современного искусства Урала, и нам очень интересно на нее смотреть. Во всем мире выгодней делать локальное, чем нечто глобальное, без привязки к месту.

Некоторые художники уезжают в Москву, а после пытаются пробиться на Запад. На мой взгляд, это бессмысленно. Слава ПТРК переехал в столицу, и я до сих пор не понимаю, зачем, — в Москве помимо него сто уличных художников. Если художника не угнетает государство, эффективнее всего работать на месте, а продавать и выставляться за рубежом. Для кого-то важно общение в нужной среде, но в век интернета и дешевых авиабилетов можно быть успешным даже сидя в деревне.

Об индустриальной биеннале

Любой город пытается себя переосмыслить. Чем смелее его руководство — тем лучше получается. Кто-то делает это радикально, как город Бильбао с музеем Гугенхайма, кто-то использует для этого обычные выставки, кто-то строит новые музеи.

Хорошо, что на Урале не делают обычную биеннале, которых в мире тысячи, а пытаются понять, как индустриальному городу жить в постиндустриальную эпоху. Это важная тема для многих городов мира, которые были центрами тяжелой угольной промышленности, а сейчас либо трансформируются, либо переживают кризис.

О Ельцин Центре

За два года Ельцин Центр ожил сумасшедше. На открытии это был памятник-монумент, где открыли все что было можно, а остальное прикрыли ширмами. Сейчас здесь кипит жизнь: люди сидят в кафе, работают в коворкинге, туристы приходят в музей с горящими глазами, в центре проводят презентации книг, кинопремьеры, показывают актуальное документальное кино, приезжают гости, дети пищат в самой большой песочнице, горожане приходят просто потусоваться или зайти в «Перекресток». Мне, кстати, очень нравится смешение высокого и низкого: тут нет снобизма, которое возникает в культурных центрах. Соседства — сложного кино с песочницами и кафешками — должно быть больше. Это делает место живым.

Происходящее в Ельцин Центре важно не столько для Екатеринбурга, сколько для всех россиян. Мы, наконец, начали записывать свою историю. До сих пор мы ее стирали и каждый раз переписывали с нуля и до конца, а сейчас есть возможность эту память восстановить. Во время путча я был ребенком и не воспринимал то, что происходило в стране. Сейчас у меня появилась своя история и свой контекст, и это очень здорово. На открытии Ельцин Центра я провел в музее пять часов. Здесь я впервые прочел Конституцию: раньше знал основы, но никогда не читал целиком. Когда я смотрю на Ельцин Центр, меня берет гордость за свою страну. Это большая точка роста.

О том, зачем приезжать в Екатеринбург

Екатеринбург — интересный город, чтобы прилетать сюда хотя бы раз в год. Есть люди и проекты, за которыми хочется следить. Здорово, что у горожан есть своя гордость, и многие не хотят отсюда уезжать. Когда у меня потерялся багаж, я купил майку и брюки местного дизайнера, а для племянницы выбрал комбинезон с китом — тоже от локального модельера. Еще я оценил «Пиотровский»: прекрасный книжный, не гигантский и не маленький, очень приятный. Я не уверен, что в Москве есть книжный с настолько качественной подборкой. Из всех этих мелочей складывается то, ради чего стоит приезжать в Екатеринбург: от кафе и магазинов до людей и биеннале.