История-то яйца выеденного не стоит. Мэр поехал инспектировать уборку снега. Визит начальства — катаклизм пострашнее любого рекордного снегопада. Само собой, на ответственный участок тут же бросились вообще все — чистить снег, проверять, хорошо ли почистили, проверять, хорошо ли проверили…

Мэр приезжает — при нём, естественно, телекамеры, — уже вечером зрителям будет явлена непогрешимая «фигура отца», чьими неустанными заботами снова побеждена сама стихия. Следует сценка «Разговор Сергея Собянина с дворниками», над которой уже почти неделю смеётся вся Москва.

Заметьте: никто не утверждает, что вот эти ухоженные люди на видео — дворники. Просто какие-то сотрудники коммунальных служб. Ну а что, начальник дорожно-эксплуатационного участка с высшим образованием — он тоже сотрудник коммунальных служб.

Но обязательно ведь найдутся какие-то, будь они неладны, борцы за правду: «Они хотят, чтобы мы поверили, что это дворники?!» А потом у какого-то горе-пиарщика в мэрии (или в каком-нибудь из тентаклей мэрии) обязательно сработает какой-то очень странный рефлекс: если кто-то в интернете не верит, что это дворники, надо непременно их убедить, что это дворники, даже если это на самом деле не дворники. 

 

 

 

Так на ровном месте разливается лужа, в которую с хлюпаньем садится вышеупомянутая
«фигура отца»

 

 

 

Такие конфузы принято объяснять тем, что кто-то кого-то считает идиотом. Например, городские власти считают идиотами горожан — иначе не пытались бы их убедить, что дворники бывают такими чистенькими, с кольцами на пальцах, с бумажниками в карманах и — вы подумайте! — не таджиками. (Бывают, кстати, и не таджиками — своими глазами видел, и камер поблизости не было. Но мало, да.)

Или чиновники считают идиотом мэра — ну откуда, в самом деле, ему, члену Совета безопасности России, вечно окружённому тройным кольцом госохраны, знать, как выглядят настоящие московские дворники?

Ничто при этом не мешает и мэру, и горожанам считать идиотами чиновников: они что, всерьёз думают, что кто-то поверит в этот жалкий спектакль с подставными дворниками? Но все улыбаются и машут: ну что мы, очковтирательства раньше не видали? Даже неудобно как-то за них, болезных.

А теперь представьте себе, как могло бы быть красиво. Валит снег. Дворники с ног сбиваются. Сотрудники коммунальных служб рангом повыше приезжают помогать — всё равно не справляются. Приезжает мэр инспектировать — видит, что стараются все очень, но слишком уж много снега. Скидывает пальто, заправляет конец галстука под рубаху, берёт лопату — и эээх!

Конечно, популизм. Но человеческий какой-то. Снег кидать — это вам не с журавлями летать. Тут польза понятная, очевидная и прямолинейная.

Или вот когда собирались менять асфальт на плитку. Собянин рассказывал, сколько всего вредного содержится в асфальте и его испарениях. А теперь представьте: приходит он на пресс-конференцию с трёхлитровой банкой, а в ней — какая-то жуткая чёрная жижа. И говорит: «Вот это — растопленный асфальт». А рядом кладёт плитку. Кинематографический принцип «показывай, а не рассказывай» — он же не просто так придуман.

 

 

 

Только двух вещей они боятся — гнева начальства и публичной неловкости

 

 

 

Но такого мы ещё долго не дождёмся от наших чиновников. Не потому даже, что кто-то кого-то считает идиотом. А просто они все (ну почти все) дико закомплексованные люди. И, сдаётся мне, именно комплексами — банальными психологическими комплексами — в первую очередь объясняется патологическая неспособность московских чиновников объяснять свои решения и признавать свои промахи. Они хотят выглядеть безупречно всегда. Солидно, властно. Руководить, хмурить брови. Не дай бог показаться смешным — да ладно смешным, хотя бы забавным.

Только двух вещей они боятся — гнева начальства и публичной неловкости. И когда кто-то обвиняет их во вранье, пусть даже не вполне обоснованно (как в случае с этими злосчастными дворниками), им кажется неловким такие обвинения опровергать: это, мол, оправдания, а мы ж тут все «фигуры отца» в той или иной степени, не к лицу нам оправдываться. Тем самым, понятное дело, лишь глубже загоняют себя в эту самую неловкость.

Короче, едва ли не все случаи «плохого пиара» московских властей объясняются не чьим-то злым умыслом, не подставой и даже не откровенной глупостью, а попросту высокомерием и проистекающими из него комплексами.

И тут самое время заметить, что симметричные комплексы имеются и у массы горожан. Многим, конечно, понравится мэр, собственноручно бросающий снег лопатой: одни назовут это «реальными делами», другие — «хорошим пиаром». Но едва ли не больше будет тех, кто инстинктивно содрогнётся: как же так, такой важный занятой человек — и лопатой машет! Ой-ой-ой, чем так с нами заигрывать, уж лучше считайте нас идиотами.