Организуемый при поддержке The Village проект Idea Breakfast — это утренние встречи с интересными и вдохновляющими представителями разных профессий. В разделе «События» публикуются анонсы предстоящих завтраков, а после каждой встречи на The Village — цитаты из выступлений и видео.

Гостями последнего Idea Breakfast выступили основатели марки одежды Syndicate Антон Або и Тарас Шевчук. На завтраке они рассказали о том, что вдохновило их на создание собственного производства, откуда взялся спрос на вещи heritage и почему они равнодушны к моде.

На завтрак: Антон Або и Тарас Шевчук — о создании марки Syndicate. Изображение № 1.

Антон Або

и

Тарас Шевчук

Изначально Тарас Шевчук и Антон Або основали Syndicate как футболочную марку, объединяющую дизайнеров и иллюстраторов. Вскоре им удалось превратить её в полноценный бренд одежды. Сегодня вещи Syndicate продаются не только в Украине, но и в России, Великобритании, Японии. Бренд также участвует в коллаборациях с другими дизайнерами одежды и художниками из разных стран.

 

Нас в самом начале никто не признавал, но мы как-то пробивались. В 2010 году запустили первые футболки, но быстро поняли, что хотим сделать что-то интереснее, расширить границы и заняться одеждой.

В 2005 году вдохновил магазин Belstaff в Италии. Очень качественные вещи, после семи лет носки отлично выглядят. Знакомство с Belstaff, наверное, и подтолкнуло к тому, чтобы заняться чем-то таким. Решили начать с футболок. Показалось, что в этом нет ничего сложного, зато это так круто: можно самоутвердиться, свои амбиции удовлетворить. 

Первая наша коллекция была на аутсорсе. Мы были просто логистами, размещали заказ на производстве. Начали изучать рынок, мониторить, и, конечно, больше всего понравилось новая на то время технология — прямая цифровая печать. У неё много преимуществ, она мягкая на ощупь, но главное — можно было делать большой ассортимент, чего не позволяли традиционные способы печати.

Мы купили оборудование, запустили производство. Параллельно предоставляли услуги печати. Со многими дизайнерами, художниками работали. В итоге появился проект Q — что-то наподобие Threadless, Design by Humans. Начали приглашать художников к сотрудничеству. Так познакомились с Антоном Або. Очень понравились его работы. Там было несколько индейцев, очень крутых, и они просто взорвали публику.

Почему Syndicate? Потому что хотелось начать всё с нуля. Все те проекты, которые мы делали, хотелось перечеркнуть. Так мы и сделали. Перечеркнули всё и начали новый проект. Он должен был стать самым крутым, самым интересным.

Сделав первую коллекцию, мы сразу же поняли: нужно делать что-то ещё. И мы сходу занялись брюками, рюкзаками, сумками. В самом начале у нас было очень много наработок, которые мы до сих пор ещё не реализовали. Но думаю, что реализуем в будущем.

Возникла идея сделать что-то такое, а-ля американщину. Начали искать иллюстраторов, приглашать художников — Рикардо Каволо, Дерека Ноббса и многих других ребят, которым проект был очень интересен. Таким образом, мы начали расширять географию, нам стало интереснее работать. И после этого нам начали писать иллюстраторы из Европы, из Америки.

 

 

 

Вы написали бизнес-план,
просчитали сумму. Если
хотите открывать пирожковую,
удваиваете эту сумму. В случае
с одеждой — увеличивайте
раз в пять.

 

 

 

Когда мы ещё не научились какие-то новые вещи делать, мы очень ждали, горели прям! Сейчас придут сэмплы, посмотрим, что получилось! А приходит что-то безразмерное, неформатное, в общем, дикуха полная, и мы не понимаем, как со всем этим быть. Начинаем заново браться за лекала, переделывать всё. Но таким образом мы получили опыт. Сейчас уже просчётов меньше намного, но всё равно случаются.

Откуда возник спрос на вещи с историей, heritage так называемый. Японцы — большие фанаты американщины. После войны они начали скупать американское оборудование и заниматься производством. В принципе, они не делают ничего нового — переосмысливают историю и дорабатывают, добавляют свои детали.

Всё это достаточно архаично. Это аутентика, которая нас вдохновляет, но у нас это всё не получается пока сделать. На кого мы ориентируемся — так это на скандинавские бренды. Они тоже фанаты американщины, но остаются собой. Передают какие-то свои нюансы в деталях, делают качественные вещи, простые достаточно.

Если говорить о Скандинавии, для нас яркий пример — это молодые бренды North Project, Our Legacy. Они просто работают с архивами. То есть, берут, например, какую-то военную одежду, шестидесятых-пятидесятых годов, переосмысливают всю эту классику, делают лекала по существующим образцам, начинают дорабатывать детали, и в итоге получается что-то новое. Эти бренды славятся тем, что делают банальные вещи, но делают их качественно. Мы тоже хотим делать удобные и доступные вещи, которые будут вне времени.

Вы хотите открыть какой-то бизнес. Написали бизнес-план, просчитали сумму. Если хотите открывать пирожковую, удваиваете эту сумму. В случае с одеждой — увеличивайте раз в пять. Это не алкоголь, который продаётся моментально. Надо быть к этому готовым. Тем более, надо делать коллекцию вперёд, то есть вам нужна сумма, которую можно заморозить на год-два вперёд.

 

 

 

проблема в том, что
на украинских фабриках подход
к делу как в девяностыХ.

 

 

 

Под одежду в жизни никто не даст кредит. «Что? Херитаж? Футболки? Нет».

Вопреки стереотипу, производственная база в Украине неплохо развита. Много чего делается на экспорт. Такие производства в основном закрытого типа. Они загружены, у них заказчики со всего мира. Но есть и открытые производства. Можно делать в Украине всё — от обуви до головных уборов. Основная проблема в том, что у менеджмента и рабочих на этих фабриках подход к делу как в девяностых, поэтому от них сложно добиться хорошего результата. Случаются диалоги в таком духе: «Когда вы можете сделать?» — «Быстро». — «Сколько вы уже сделали?» — «Много!» — «А сколько стоит?» — «Дёшево!»

Наши производства заточены под масс-маркет, они говорят: «Ну вот, мы можем такое сделать», — и всё. Люди привыкли работать быстро, делать дёшево и не заморачиваться. Поэтому приходится чему-то их учить, стоять над душой и показывать, как именно мы хотим закрыть швы. Некоторые швеи, которые работают годами, даже не знают, как это сделать. В этом проблема.

Мы нашли одно производство, которое шьёт. И мы его настолько загрузили, что стали партнёрами: они работают только для нас. Мы знаем план, график, мы их под себя, можно сказать, выдрессировали. Благодаря этому получается достаточно качественно.

Ещё есть проблема материалов. В Украине нельзя купить практически ничего из тканей. Есть стоки. Но если вы делаете бренд, который подразумевает продажу во многих магазинах, то вам нужен тираж. И этот тираж, возможно, должен повторяться. И получается, что в стоке вы скупили всё, и потом уже не можете перевыпустить продукт, или сделать его большим тиражом. Поэтому много времени пришлось потратить на то, чтобы наладить логистику материалов из-за рубежа. Мы сейчас в основном всё покупаем за рубежом — фурнитуру, ткани. В последней коллекции, например, мы делали свитшоты цвета хаки, они идут с водоотталкивающей пропиткой, специальные волокна, созданные для армейской и рабочей одежды.

На завтрак: Антон Або и Тарас Шевчук — о создании марки Syndicate. Изображение № 5.

Ткань, прежде чем мы запустили её в производство, долго лежала у нас. Всё это время мы сами носили сэмплы, почти каждый день, как братья-близнецы. Носили, тестировали, тёрли о подлокотники. Спустя полгода с кофтой практически ничего не произошло. Производители дают гарантию, что после десяти стирок водоотталкивание начинает понемногу уходить. Но пока оно не очень хочет уходить. Вещи из такой ткани удобны для велосипедистов, для тех, кто занимается активными видами спорта. И мы в дальнейшем хотим делать такие вещи — высокотехнологичные.

Наши курьеры — убийцы просто. Ездят на фиксах без тормозов. У нас есть Андрей, который наезжал по 150 километров за день. Не знаю, как это возможно. Ребята очень быстрые, из центра на Троещину доезжают за минут за сорок.

У нас такое ощущение, что скоро в России в каждом городе будет наш магазин. Потому что каждый день буквально пишут о «Синдикате». Уже есть магазины и во Владивостоке, и в Якутии. С Камчатки даже пишут. А начиналось всё достаточно банально. Чтобы развиваться, нужно посещать выставки, трейд-шоу, и для нас первым опытом был Faces & Laces в Москве. Нас заметили, и оттуда уже всё так стремительно пошло. Начали звонить и писать байеры.

С магазином в Питере забавная история. Нам парень написал, что хочет сделать магазин и продавать наши вещи. Звучало несерьёзно. Он даже не представился. Точнее, мы до сих пор не знаем его фамилии. Он говорит: «Мне так всё нравится, я тут деньги собираю, сейчас всё открою». И через полгода мы решили рискнуть, и получилось достаточно успешно. В принципе, этот магазин тоже дал толчок. Мы знаем, как всё устраивать, и теперь работаем с другими магазинами по такой же схеме.

 

 

 

МЫ ХОТИМ СДЕЛАТЬ ЧТО-ТО
УКРАИНСКОЕ, НО ОЧЕНЬ БОИМСЯ
ШАРОВАРЩИНЫ.

 

 

 

Открываются сейчас магазины в Европе, в Америке, поэтому есть куда стремиться, к чему идти. Но в то же время мы понимаем, что это нас обязывает к определённому качеству. Мы ставим ещё выше планку.

Конечно же, мы планируем открыть магазин в Киеве. Это, мне кажется, очень важно. Мы с гордостью всегда пишем «Сделано в Украине». В новой коллекции уже даже специальные бирочки сделали. Знаете, как делают британский флаг или американский, мы сделали украинский флаг маленький, и в каждую вещь будем вшивать «Зроблено в Україні». И, конечно же, нужен флагманский магазин в Киеве. Мы сейчас прописываем бизнес-план, решаем этот вопрос, надеемся, в скором времени он появится.

Один английский блог написал о нас статью. И там завязалась дискуссия, что вообще в Украине есть, в стране, о которой не так много чего известно. Вроде какие-то традиции есть, но почему они не делают ничего? Мы хотим сделать что-то украинское, но очень боимся шароварщины. Мы думаем, как стилизовать узоры, но пока не рискуем.

Мы делаем ту одежду, которую сами носим. На самом деле, нет времени ходить по магазинам. Я себе не покупаю ничего уже несколько лет. Просто нет времени. И когда ты делаешь одежду, сложно себе что-то подобрать. Приходишь в магазин и ничего не покупаешь. Даже не знаю, как это объяснить. Носим в основном сэмплы, какие-то недоделанные, браки. Заодно тестируем.

50 % продаж приходится на Украину, остальное — Россия. Сейчас осваиваем рынки в Европе. В этом месяце у нас несколько магазинов в Нью-Йорке, во Франции, в Бельгии. В принципе, развиваемся в этом направлении. Магазины не монобрендовые, конечно. У нас просто нет такого количества одежды, чтобы снабжать монобрендовые магазины. Один монобрендовый есть в Питере, мы максимально пытаемся его развивать, и тоже иногда приходится подстраиваться. Например, мы сделали летом футболки, а там в августе уже футболки не носят, потому что это Питер — там холодно. Приходится делать что-то более серьёзное. Они нас подстёгивают вовремя делать коллекции.

 

 

 

Сейчас работаем больше
над головными уборами.
затем возьмёмся за трусы.

 

 

 

У нас такой, скажем, хиппи-менеджмент. В целом всё достаточно лояльно, нет каких-то иерархических систем. Мы старались всё построить по горизонтали, чтобы каждый человек был сам себе боссом. Мне кажется, это лучше работает, и это по-современному. У нас все в компании друзья. Это сложно: конфликты, дискуссии. Но, с другой стороны, это очень поддерживает, помогает развиваться.

Через сайт продаём 10–15 %, не больше.

Не хватает времени полноценно рекламой заниматься. У нас нет маркетолога, пиарщиков, мы с трудом пишем тексты, когда нас просят. Не любим давать интервью, потому что просто не умеем этого делать. Но, опять же, получается сарафанное радио: кто-то написал — и сработало. Буквально неделю назад написал один блог российский, и посыпались журналы и всё остальное, приходится давать интервью.

Что касается аксессуаров, то мы над этим работаем. Наработок много, но всему своё время. Сейчас работаем больше над головными уборами — это то, что интересно. Затем возьмёмся за трусы.

Разница в цене в Украине и в других странах — это цена доставки одного товара. Если человек вещь закажет у нас на сайте, она ему обойдётся в ту же сумму, как если бы он купил её в магазине в своём городе.

Хотели бы развивать какие-то такие воркшопы, связанные с иллюстрацией, с дизайном. Приглашали Рикардо Каволо, ещё хотим привезти из Америки ребят. Нам всё это интересно. Мы стараемся все мероприятия, связанные с искусством, музыкой, спортом, поддерживать.

Мы очень мало работали с синтетическими материалами. Наверное, хотелось бы попробовать. Это скорее аксессуаров касается. Какие-то мембраны, темы для outdoor. Ещё нам интересна кожа, но есть много веганов... может быть, у нас получится добыть кожу, которую получают неубийственным методом.

UFW, Fashion Days — нет, для нас это другая планета, неинтересно даже. Вообще, по поводу участия в украинских мероприятиях — нашего формата очень мало. Может быть, мы такие придирчивые, а может, мы просто не хотим выходить из офиса. В общем, фэшн — не наше. Мы стремимся к аутентичной, базовой, классической одежде. 

 

 

Полная видеозапись встречи