Британец австралийского происхождения Лиам Янг путешествует по всему миру, изучая облик городов и пытаясь определить то, что он называет «слабыми сигналами будущего». Архитектор по образованию, Янг основал исследовательскую группу Tomorrows Thoughts Today и сейчас занимается тем, что можно назвать урбанистикой будущего. В 2010 году журнал Blueprint включил его в число 25 людей, которые изменят архитектуру и дизайн в ближайшие годы. Прочитав лекцию в институте «Стрелка», Янг прогулялся по Москве и рассказал The Village, как может измениться город в будущем.

Гости столицы: Футуролог Лиам Янг о Москве будущего. Изображение № 1.

 

  

Большая Полянка и очарование
незаконной парковки

Я проснулся сегодня утром под звуки оркестра сигналящих автомобилей, посмотрел в окно и увидел море машин — похоже, Москва живёт на полную катушку. Кажется, город настолько переполнен, что трещит по швам. Он вот-вот не сможет дальше функционировать, если не произойдёт какого-то коренного сдвига. Но, что интересно, чем больше я путешествую по развивающимся странам, тем больше я вижу похожие города на грани коллапса, которые каким-то образом просто продолжают жить так дальше.

Гости столицы: Футуролог Лиам Янг о Москве будущего. Изображение № 7.

Эта удивительная способность людей самоорганизовываться! Мы только что вернулись из экспедиции по Мексике и Центральной Америке — там не действуют никакие правила дорожного движения, но люди как-то продолжают пользоваться автомобилями. Это похоже на то, что происходит в Москве. Вот люди припарковали автомобили в самых причудливых положениях, ездят где хотят и сигналят, когда им вздумается. Но мне всё равно кажется, что я мог бы найти здесь парковку быстрее, чем в Лондоне.

То есть, думаю, будущее не только за тем, чтобы придумать хорошие правила, но и в способности адаптироваться к хаосу. И, может быть, будущее Москвы не в том, чтобы быть более регулируемой? Я чувствую какое-то очарование в том, что люди делают всё что хотят и вся система каким-то невероятным образом продолжает работать. Может, в будущем всё больше городов будет планироваться подобным образом.

 

  

мы слишком привыкли
к мысли, что город должен работать безупречно.

  

 

Хотя, вижу, как вы на меня смотрите. Наверное, мне нравится хаос в Москве, потому что я здесь не живу и мне не надо постоянно сталкиваться со всеми этими большими ребятами на огромных тачках, которые делают что хотят. Но, возможно, проблема в том, что мы слишком привыкли к мысли, что город должен работать безупречно. Если рядом с вами находится работа, отличный бар, хороший ресторан и все друзья, то вы перестаёте куда-либо выбираться. Такой удобный город перестаёт быть сумасшедшим местом, где может произойти всё что угодно. Но снова это зависит от того, какого будущего хотят для Москвы горожане. Я говорю только о возможных сценариях.

 

«Красный Октябрь»
и «корпоративное дерьмо»

«Красный Октябрь» — такое место, будущее которого предсказать легко. Думаю, если бы я был здесь лет десять назад, я бы сказал, что скоро здесь появится творческий кластер: слишком выгодное территориальное положение и дешёвая арендная плата из-за того, что это старая промзона. Здесь не могли не появиться творческие ребята. Но вот смотрите: тут уже Pizza Express — в Лондоне она на каждом углу, это большая сеть. То есть тут расположена не маленькая милая семейная пиццерия. Значит, новые процессы уже запущены и «Красный Октябрь» больше не то место с дешёвой арендой. И логично, что скоро его застроят дорогим жильём. Потому что так или иначе этот кластер всё равно превратится в корпоративное дерьмо.

Гости столицы: Футуролог Лиам Янг о Москве будущего. Изображение № 9.

Было бы интересно, если бы кто-то подумал над стратегией и 50 % площадей отдали бы под жильё, кинотеатры, дорогие ночные клубы, а остальные 50 % остались бы в распоряжении молодых художников и креативных компаний за небольшие деньги. Тогда бы очень разные люди и проекты продолжали существовать бок о бок, из этого могло бы получиться что-то очень интересное.

Кстати, вот этот огромный памятник (Петру 1. — Прим. ред.) не имеет отношения к нашему разговору, но вы хотя бы понимаете, как, чёрт возьми, странно он выглядит? Это какой-то сумасшедший небоскрёб из пиратских кораблей. Я вот на это смотрю и, как бы сказать... удивлён!

 

Остоженка и пласты истории

Я ещё вчера во время своей короткой прогулки от гостиницы до института «Стрелка» заметил, что в Москве, в отличие от Лондона, например, нет знаковых для современной архитектуры зданий. Очень много советской и даже дореволюционной архитектуры. Мне рассказали вчера вечером историю об этом большом квартирном здании (Дом на набережной. — Прим. ред.), где как-то ночью 100 чиновников увезли в КГБ, и никто никогда их больше не видел. Удивительно, как все эти истории, которых в Москве, наверное, много, накладываются на современный город.

Гости столицы: Футуролог Лиам Янг о Москве будущего. Изображение № 10.

Вот возьмём этот район Остоженки — невысокие здания, высокие потолки. Ох, его называют изуродованным районом Москвы? Мне казалось, что тут сохранились нетронутые пласты истории архитектуры. Было бы здорово, если бы Москве удалось сохранить пласты истории. При этом, думаю, город должен начать расти вверх. Москва будущего может выглядеть как археологический срез, когда видны многие-многие слои.

Мне кажется, поверх этих исторических домов можно надстраивать новые современные здания. Не разрушая, а как бы дополняя их. Очень опасно консервировать город в определённом отрезке времени. Так город не сможет развиваться и адаптироваться. Я же не имею в виду, что надо сносить здания, но нельзя пытаться сохранить город так, как будто это музей.

 

  

Думаю, лет через 50 мы увидим многоуровневый центр Москвы.

  

 

У Москвы, насколько я вижу, есть два варианта развития: постоянно расширяться, захватывая всё новые территории (так пока и происходит), или становиться, наоборот, более компактной, насыщенной. Лично я — за второй вариант. И, думаю, лет через 50 мы ещё увидим многоуровневый центр со старинными усадьбами или советскими домами внизу и современными зданиями в качестве надстроек.

 

Библиотека Ленина и животные
в городе

В любом городе на любой большой площади вроде этой всегда много голубей. Им такой тип городского пространства подходит. Мне кажется интересным, что голуби эволюционировали и больше не боятся нас, они летают вокруг, просят еды. Это интересно, что некоторые животные приспосабливаются к городу вопреки распространённой идее, что города убивают естественную среду животных. Я думаю, что голуби — прекрасный пример того, что произойдёт в будущем: города перестанут быть местом жизни только людей.

Гости столицы: Футуролог Лиам Янг о Москве будущего. Изображение № 11.

Думаю, в ближайшее время найдутся способы возвращения природы в города: может, появятся дома из растительных материалов, которые будут поглощать углекислый газ. Или мы сможем покрыть дороги мхом, на фасадах наших домов будут вить гнёзда птицы. Это наше будущее.

Да, первыми переселяются крысы и тараканы, но потом более крупные животные начинают мигрировать. Например, в Сан-Франциско еноты знают расписание автобуса № 18, потому что водитель этого автобуса приезжает каждый вечер покормить их. Кстати, не знаю, насколько это правда, мне рассказывали, что московским метро пользуются не только люди. Что по утрам собаки, которые живут на окраинах, как на работу едут в центр, чтобы тут искать себе пищу, а ночью возвращаются к себе в парки и промзоны. То есть они реально знают маршруты метро. Нет? Ах, жаль, это был бы отличный пример того, как животные пользуются городской инфраструктурой.

 

Пешеходная зона в Камергерском
и новые виды транспорта

Насколько я понимаю, это новая идея московских властей — строить пешеходные зоны. Для меня эта тема интересна вот в каком плане: что делают пешеходные улицы? По сути, они убирают весь трафик с улицы и отдают её под другие цели: гулять, сидеть, мороженое есть.

Гости столицы: Футуролог Лиам Янг о Москве будущего. Изображение № 12.

Таких улиц могло бы быть больше, если бы мы нашли другое место под транспортную инфраструктуру. И в этом плане очень интересно будущее беспилотных технологий. Они контролируются GPS, у них есть программа и они просто занимаются своим делом, им не нужен контроллер или оператор, это автономные роботы. До сих пор они использовались в военных целях, чтобы бомбить Афганистан или Ирак, но они могут стать новой частью инфраструктуры города. Доставка посылок, пиццы, писем в соседний офис — что угодно. Вместо голубей в небе летают эти беспилотники и переносят часть трафика в воздух. Это значит, что больше улиц могут стать пешеходными.

 

Облик города и соцсети 

Мы вот гуляем по городу и пытаемся предсказать будущее. Но то, что раньше было определяющим, — физическая форма города: архитектура, здания, дороги, парки, транспорт, поезда, — перестаёт быть таковым. Думаю, что в скором времени новые технологии — интернет, мобильные телефоны, Facebook, Twitter — всё это станет важнее в формировании города, чем здания.

Люди сидят в многоквартирных домах, мимо которых мы проходим, но они не разговаривают со своими соседями. Они могут даже не знать, кто их соседи, но они говорят со своими друзьями в Facebook или Twitter, и их друзья могут быть где угодно по всему миру. И для таких людей город уже не о том, кто живёт рядом или какие здания на улице, город — это то, с кем они на связи.

Гости столицы: Футуролог Лиам Янг о Москве будущего. Изображение № 13.

Это забавно: у меня нет машины в Лондоне, я пользуюсь метро. И впечатления, которые у меня остаются от города, — это не пробки и даже не перегруженные поезда, это медленный интернет. Я думаю, что люди всё реже будут думать о том, что они находятся в конкретном месте — Москве или Нью-Йорке. Мои друзья разбросаны по всему миру, я могу попросить у них помощи, и чаще всего они помогут прямо на расстоянии. В будущем, вместо того чтобы пойти в бар или клуб, можно будет сесть перед компьютером с напитком и зависать со своими друзьями по всему миру.

 

  

у каждого места, у той же
Красной площади, будет
свой digital-облик.

  

 

Как это изменит облик города? Например, те же летающие роботы. У них на борту будет свой Wi-Fi-роутер, они смогут создавать свою собственную сеть, и мы будем использовать телефоны, чтобы подсоединиться к ним, загружать файлы, делиться музыкой, песнями. Получится, что у каждого места, у той же Красной площади, будет не только свой уникальный архитектурный облик, но и digital-облик. Я смогу послушать Красную площадь, смогу посмотреть снимки всех туристов, которые здесь фотографируются в огромном количестве.

Это только пример того, что цифровой мир может существовать параллельно физическому. А возможностей миллион, именно поэтому я как архитектор отошёл от проектирования зданий и начал рассказывать истории о том, каким будет будущее. Возможно, это ещё один способ сделать города лучше.

  

 

 Фотографии:  Алексей Калабин для Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», Google Maps