Летом 2013 года в Москве ожидается настоящий бум больших музыкальных фестивалей. С 28 по 30 июня на ВВЦ пройдёт Parklive с The Killers, Crystal Castles; в эти же дни в саду «Эрмитаж» состоится Martini Art Club с Фрэнком Оушеном и Азилией Бэнкс; впереди — Пикник «Афиши» с Blur и «Субботник» в парке Горького с Arctic Monkeys. The Village обратился к Филиппу Миронову, который промоутировал в этом году фестиваль BeeKiteCamp компании Beeline в Петербурге, с вопросом, с чего вдруг в Москву приехало разом столько звёзд.  

  

Комментарий: Филипп Миронов о буме музыкальных фестивалей. Изображение № 1.

Филипп Миронов

промоутер, журналист

Фестиваль BeeKiteCamp стал первым настоящим мероприятием Beeline — раньше они поддерживали только какие-то небольшие события типа концерта Uma2rman в Екатеринбурге. В Питере мы ждали 5 тысяч человек, а пришло порядка 25 тысяч. Есть ощущение, что у BeeKiteCamp есть все перспективы перерасти в следующем году уже в нормальный городской проект наподобие Пикника «Афиши» и даже стать конкурентом каким-то западным фестивалям. Потому что в Питере много туристов и можно развивать коммуникацию не только на внутреннем рынке, но и на внешнем. Прошло всё настолько классно, что мы до сих пор, кажется, в шоке от счастья.

Вообще, крупным брендам интересно проводить мероприятия по ряду причин. Во-первых, это непосредственный контакт со своей аудиторией, способ гораздо глубже залезть в эмоции и сознание потребителя. Во-вторых, фестиваль или вечеринка — это элементарно большее время, которое тратится на общение с любимой музыкой и, опосредованно, с брендом, чем десятисекундный ролик или постер. Вечеринка — лучше, да и порой дешевле любой прямой рекламы.

Это давно обкатанная на Западе технология, и ничего нового, на самом деле, в России в 2013 году не произошло, кроме изменения масштабов, количества, качества и значения спонсорских событий. Всплеск вызван, во-первых, ужесточением законодательства относительно спонсорства ивентов табачными и алкогольными компаниями. Логично, что на этот рынок выходят новые бренды, которые раньше не занимались ивентами и чьи продукты более опосредованно связаны с клубным или фестивальным опытом. Сотовые операторы, банки, производители техники, фэшн-ретейлеры, как Bosco. Во-вторых, причину можно искать в суперуспешности жанра «закрытой вечеринки с крутым хедлайнером», которую придумало пиво Miller. У них невероятно выросли продажи за счёт клубно-музыкального маркетинга, и у масс это пиво напрямую ассоциируется с весельем. За ними подтянулись другие бренды. Появились эстетские вечеринки Martini, легендарная прошлогодняя Casa Bacardi с Die Antwoord. В 2013 году, когда в этот жанр пытаются втиснуться уже все остальные, стало понятно, что закрытым вечеринкам с суперпривозом приходит конец. Стало скучнее, и громкие имена не перебьют воспоминаний о приезде Бет Дитто три года назад. 

Вместе с этим зашевелилась фестивальная индустрия: летом у нас теперь целых три крупных мероприятия по билетам: Пикник «Афиши», Parklive и «Субботник». Насколько я слышал, продаются они не так бойко, как хотелось бы. К тому же Martini, трансформировавшие жанр Miller в условно открытый бесплатный фестиваль Martini Art Love в «Эрмитаже» 29 и 30 июня, обладают неоспоримым карт-бланшем, по сравнению с тем же Parklive. 

Мне кажется, проблема в том, что все перечисленные фестивальные вендоры, по сути, борются за одну и ту же аудиторию. В таком случае надо садиться и создавать профсоюз, чтобы совместно координировать эту деятельность и работать на общее благо. Либо надо посмотреть на другую публику: более возрастную или тех, кому важнее не музыка, а какое-то приятное времяпровождение. Вот «Усадьба Джаз» в этом плане хорошо выскочила с принципиально иным таргетированием. Их аудитория, может, не самая модная и молодая, зато платёжеспособная и тоже симпатичная.