Организуемый при поддержке The Village проект Idea Breakfast — это утренние встречи с интересными и вдохновляющими представителями разных профессий. В разделе «События» публикуются анонсы предстоящих завтраков, а после каждой встречи на The Village — цитаты из выступлений и видео.

Гостем последнего Idea Breakfast стал испанский иллюстратор Рикардо Каволо, который делает принты для Syndicate, Cirque du Soleil, Nike, Urban Outfitters, а также иллюстрации для журналов. На завтраке он рассказал, как выработал свой стиль, почему его вдохновляет Восточная Европа и как ему удалось стать художником.

 

Рикардо Каволо

художник, иллюстратор

На завтрак: Рикардо Каволо — о риске и работе художника. Изображение № 1.

  

Я никогда не думал, что способен на такое и что вообще буду этим заниматься. Мой отец тоже художник, точнее, был художником — сейчас он преподаёт. Всю жизнь он пытался зарабатывать деньги картинами, но в Испании 80-х это было невозможно. Поэтому и мне это казалось нереальным. Я рисовал, потому что это было моим хобби, страстью. Рисовал просто для себя. Именно так я и добрался туда, где сейчас нахожусь.

Закончив учёбу и получив диплом, я решил: «Хорошо, я не могу стать художником, но, возможно, графический дизайн не так уж далёк от живописи». Я работал дизайнером в нескольких рекламных агентствах. Домой возвращался к 22:00, и после рисовал до пяти утра. Это было просто необходимо. 

Я всегда показываю отцу свои работы, мне важно его мнение. Переехав в Мадрид, я уже не мог делать это лично, поэтому завёл блог. Теперь выкладываю работы на его страницах, чтобы отец смотрел их из своего дома. Мы часто созваниваемся и обсуждаем их: он советует, делает замечания, но никогда не говорит, что ему что-то не нравится. Хотя наверняка иногда так думает.

Я не претендовал ни на что большее: просто хотел, чтобы семья видела мои работы. Никто не давил на меня, не требовал загружать много красивых картинок, не грозил, что через два года я буду обязан заработать на своих картинах столько и столько. Это было развлечением, отдыхом. Я действовал органично. И я не знаю, как и зачем, но люди стали посещать блог и узнавать мои работы. 

Тут вырисовалось два варианта: или продолжать работать на «нормальной» работе со стабильным ежемесячным доходом, или рискнуть, принять новую возможность и получать гонорары от тех, кому нравится то, что я делаю в блоге, и таким образом расти. Я продолжил днём работать в офисе, а по вечерам и ночам занимался своими проектами. Спал по часа два в сутки. Когда увидел, что получаю больше заказов от второго пути, понял: это моё, надо прыгать. Если бы я не рискнул, а выбрал стабильную работу, то, возможно, жалел бы об этом всю жизнь.

Я приходил домой после работы в офисе ужасно уставшим. Но рисование для меня как наркотик: даже если вы устали, у вас нет денег, еды, вы всё равно достанете его. Когда я ложился спать, то думал, что бы хотел нарисовать и о чём рассказать в своих работах. Я прожил так, спя по два часа в сутки, год. Если бы дольше, то, наверное, умер бы. 

 

 

  

Каждый заказ, который я получал, я делал как самый важный. Потому что как бы тебе ни везло первые годы, ты всегда можешь упасть

  

 

 

Я работал в маленьких агентствах Мадрида — они не особо известны, но работа в них хороша тем, что им приходится рисковать. Это даёт тебе возможность развиваться и делать более крутые вещи. Большие компании рисковать не любят: они хотят точно уложиться в бюджет и не потратить лишнего доллара.

Работая графическим дизайнером в компании, я чувствовал себя проституткой: я должен был делать то, что должен. В рекламе работать круто, но клиенты зачастую не знают, чего хотят. Ты им что-то предлагаешь, они говорят: «Не годится». Ты спрашиваешь: «Что не так? Чего бы вы хотели?». А они опять: «Ну, не знаю чего, но не этого». Это раздражало, опустошало, я уставал от бесцельных переделок, перепеределок и переперепеределок. 

Я послал всё и прыгнул. Да, мой прыжок был с парашютом. Когда я ушёл с «нормальной» работы, у меня был запас прочности где-то на полгода. Я был спокоен, что, если и не получу заказы, то я выживу какое-то время. Мне повезло: я сразу получил большой заказ от Cirque du Soleil. Это была важная работа: во-первых, это действительно крупная международная компания, во-вторых, она платит хорошие деньги.

Рекламные компании могут пачками просматривать работы иллюстраторов, тратя по три-четыре часа на поиски и выбор одного из миллионов специалистов. Каждый заказ, который я получал таким образом, я делал как самый важный. Работал как сумасшедший, как будто моя жизнь зависела от него. Потому что как бы тебе ни везло первые годы, ты всегда можешь упасть. И существует много людей, которые занимаются похожими вещами, такими же, как я или вы.

Иногда я думал: «Возможно, это и дерьмовая работа, но если я профессионал, я сделаю её круто. И, возможно, эти люди мне со временем перезвонят и скажут: „Эй, ты делал для нас работу, нам понравилось, мы хотим дать тебе ещё один заказ и порекомендовать тебя нашим друзьям“». Работая по такой схеме, я никогда не включал автопилот — просто не мог себе этого позволить.

На завтрак: Рикардо Каволо — о риске и работе художника. Изображение № 5.

В искусстве сложно соединить страсть к творчеству и серьёзность профессионала. Но именно это позволяет развиваться и получать интересную работу. Всякий раз, получая новый заказ, я говорю себе: «Окей, Рикардо, может, это уже в последний раз. Поэтому будь начеку, не расслабляйся». Именно так я получаю больше заказов, много путешествую, знакомлюсь с интересными людьми и занимаюсь вещами, которые когда-то казались мне нереальными. 

В Испании многие рисуют что-то связанное с Британией, Америкой, а мне хотелось рассказать о другой части света — о культуре, которая мне нравится и о которой, возможно, другие знают не так хорошо. Я выбрал Восточную Европу. 

Мне приходилось жить с семьёй среди цыган, в очень бедных сёлах. Эти люди умеют быть счастливыми, даже если они больны и нет денег. Они влюбляются, рожают детей, встречаются с друзьями. Я старался рассказывать о них. Это как поставить их на подиум и отдать дань должной славы. 

Лет семь назад я увлёкся мультипликацией 50-х. Мне нравился этот стиль, я старался понять его, научиться в нём работать. Разобравшись, переключился на другую технику и работал в ней. Я не задумывался о своём стиле, пока кто-то не сказал мне: «О, я видел твою работу, она не была подписана, но я понял, что это ты. Там были четыре глаза, огонь и ещё какие-то штуки». По сути, если ты будешь работать-работать-работать, то стиль сам к тебе придёт.

Я использую портрет как холст. Рот, глаза, волосы — это места для размещения других деталей. На этом рисунке (фото №4, вверху. — Прим. авт.) — личная история. В 1970-х мой отец работал на компартию в Испании. Я постарался передать в этой работе все символы, о которых мне рассказывал отец. Вот здесь, на щеке — молот и серп. В глазах надпись, означающая, что рабочему нужен хлеб для жизни и любовь для души. Тут много символов, связанных с силой и работой. В Испании мы чётко связываем коммунизм с тяжёлой работой обычных людей. Конверт с сердечком значит, что, окей, моя жизнь — это работа и работа, но изредка мне нужны и «хорошие новости». Здесь каждая деталь — символ. 

 

 

  

если у вас есть мечта, держитесь
её, упорно работайте над ней.
Не ожидайте быстрого чуда,
будьте терпеливы

  

 

 

Раньше, когда я рисовал больше глаз на лице, я хотел сказать: мы становимся умнее, когда внимательнее смотрим. Больше глаз — больше мудрости. Сейчас я ставлю больше глаз вокруг — этим я хочу показать, что мы не одиноки. 

Я всегда работаю над несколькими вещами сразу: это позволяет мне не уставать от работы. Обычно я делаю иллюстрации, но теперь пишу и рисую свою собственную книгу. Это будет личный дневник моей жизни, который рассказывает о событиях через любимую музыку. Я выбираю около сотни исполнителей, которых слушал, и рассказываю, как их музыка помогла мне. Ещё я готовлю новую выставку — она пройдёт в декабре этого года в Лондоне.

Я всё больше и больше занимаюсь росписью стен. Мне нравится такой масштаб — ты как будто работаешь внутри картины. Первый раз я пробовал в 2012 году, получив заказ от Urban Outfitters, в Лондоне. Я согласился не колеблясь, но через секунду подумал: «Ты же никогда не работал со стенами!» А потом решил, что раз я могу рисовать на бумаге, то могу рисовать и на стене. Мне надо просто изучить материал. Это было очень важно для меня. Как и с Cirque du Soleil. Такие работы совершенствуют тебя и твою жизнь. 

У меня есть два типа хобби. Одни — те, которые меня вдохновляют и «кормят»: музеи, книги, фильмы, сериалы. Ведь для того, чтобы делать какие-то вещи, ты должен видеть их. Возможно, мои персонажи и нереальные, но я рассказываю о реальных событиях. Другие — для развлечения: видеоигры, например. Мол, хватит на сегодня, пойду порублюсь в Call of Duty.

Мораль всего этого: если у вас есть мечта, держитесь её и упорно работайте над ней. Не ожидайте быстрого чуда, будьте терпеливы. Да, если вы спешите, то получите то, что ищите, но это неестественно, поэтому когда-то это сломается. Это как игрушка, сделанная в Китае. Я не был нетерпелив, не форсировал события. Моя работа развивалась шаг за шагом. Это мой случай, мой собственный пример, которым я могу поделиться.

  

 

Полная видеозапись встречи