Уже полтора месяца «Евромайдан» остаётся одним из главных сюжетов для СМИ в Украине и за её пределами. На какие кадры наибольший спрос, как добыть хороший снимок в экстремальной ситуации и могут ли любители с айфонами обойти профессионалов — The Village пообщался с фотографами, чьи снимки порой сообщают о происходящем больше, чем тексты.

 

  

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 1.

Константин Черничкин

фотограф в KyivPost

Мне и прежде приходилось снимать протесты. Я начинал заниматься фотожурналистикой в 2004 году, во время «оранжевой революции». Тогда бросил учёбу в Польше и приехал в Киев. К началу «Евромайдана» у меня уже было достаточно знаний и опыта.

Новым для меня было снимать события с боями, агрессией. Я впервые столкнулся с этим на Банковой. Важное правило безопасности — не находиться между противоборствующими сторонами. Например, фотографы, которые тогда оказались между милицией и митингующими, пострадали больше всего. Здесь важно расставить приоритеты: что важнее — яркие снимки или здоровье. Мне что-то подсказало уйти за пять минут до начала контратаки «Беркута». Я к тому времени уже был слегка ранен осколком. К тому же летели камни, а у меня не было никаких средств защиты.

Конечно, мы не сразу научились быстро реагировать на события. Например, 30 ноября во время ночного разгона студентов на Майдане было мало журналистов — только те, кто дежурил по редакционному заданию. После разгона мы стали тщательнее мониторить медиа, создали закрытые группы в соцсетях для срочного информирования. Я каждую ночь сидел в интернете до 4 утра, смотрел онлайн-трансляции. Если понимал, что ничего особенного не происходит, ложился спать.

У каждого есть своя оценка действий «Беркута»: одни считают, что журналистов целенаправленно били по камерам, другие — что били всех одинаково, без оглядки на профессию. Проблема в том, что у журналистов нет никакой эффективной защиты, например тех же профсоюзов. Когда появились специальные яркие жилеты, это всё же немного помогло.

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 2.

Самые востребованные снимки с «Евромайдана» — картинки, которые отображают конфликт, агрессию, боль, сопротивление. Это абсолютно конъюнктурное требование медиа. Бывает, что прохожим удаётся сделать более эффектные снимки, чем профессиональным фотографам, — это вопрос не техники, а скорее удачи оказаться в нужное время в нужном месте. Например, одна из популярных фотографий «Евромайдана» — дети, которые смотрят на пробегающий мимо «Беркут». Её сделал фотограф-любитель Михаил Петяк. Протесты диктуют и определённые штампы снимков: флаги, каски, кричащие люди. 

  

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 11.

Ефрем Лукацкий

фотограф в Associated Press

Я довольно давно работаю журналистом, видел и более жестокие разгоны демонстраций. В Узбекистане видел, как внутренние войска открыли огонь на поражение, в Азербайджане снимал, как толпа митингующих жестоко избивала всех без разбора. В Грузии при мне разгоняли митингующих с помощью водомётов и газовых гранат. Раньше в Украине протесты проходили мирно, и я, выступая на международных форумах, всегда рассказывал о толерантности украинской милиции. Поэтому то, что произошло в декабре, для меня было шоком.

К сожалению, украинские журналисты совсем не защищены. На Западе работников СМИ страхуют, проводят курсы экстремального репортажа. Также журналист должен идти на опасные события в специальной экипировке: в шлеме, защите для рук и ног. Мы же шутим, что если кого-то из журналистов убьют на войне, коллеги должны надеть на него бронежилет, иначе его семья не получит страховых денег.

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 12.

Какова ценность снимков с «Евромайдана»? Любая фотожурналистика — это история. Мы записываем события, чтобы следующие поколения могли смотреть на них и делать выводы. Не повторять трагических моментов, а хорошими — гордиться. Думаю, «Евромайдан» будем поводом для гордости в украинской истории.

  

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 16.

Иван Богдан

фотограф-фрилансер

С начала «Евромайдана» распорядок дня у меня отсутствует. Всё привязано к событиям вокруг Майдана, судов. Любые тревожные сообщения о штурмах или нападениях — как сигнал трубы. В такие моменты происходящее воспринимается через другую призму: ты идёшь снимать и понимаешь, что всё будет либо хорошо, либо произойдут события, которые от тебя не зависят.

Думаю, что на качество снимка влияет желание фотографа передать настроение людей, ощущение, когда все вокруг тебя думают одинаково, разделяют общие ценности. Я стараюсь передать в фотографиях больше, чем документацию факта, подойти к съёмке с художественной стороны. Я не профессиональный фотограф и снимаю Майдан не по заданию. Считаю, что такими снимками нужно делиться. Неоднократно писал у себя в «Фейсбуке», что редакции могут использовать мои фотографии бесплатно.

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 17.

Я не раз встречал любительские снимки, которые впечатляли больше профессиональных. Один из таких кадров — маленький мальчик напротив шеренги солдат. Фотографию сделал его папа на телефон.

  

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 24.

Дмитрий Стойков

фотограф-фрилансер

В экстремальных условиях я почти не работал. Единственной опасной ситуацией был штурм на Банковой, и это действительно было страшно. Я снимал видео для себя, у меня не было заказчика, и я даже не знал, ради чего я это делаю. Мне тогда повезло, я не пострадал. Во время контратаки «Беркута» я спрятался в пункте Красного Креста, который находился во дворе. У меня села батарея, и я ушёл за новой на Майдан. Когда вернулся, узнал, что бойцы «Беркута» забегали в Красный Крест и избивали тех, кто там находился.

Увы, но самые востребованные снимки — те, на которых есть кровь. Вряд ли фотография красиво танцующей девочки выиграет конкурс World Press Photo. Зато снимок окровавленного студента имеет шанс победить.

Думаю, за время «Евромайдана» шаблонными стали снимки спящих протестующих в горадминистрации или в Октябрьском дворце. Тем не менее я ещё не видел ни одной фотографии с сюжетом, который по-настоящему цеплял бы.

  

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 25.

Максим Левин

фотограф в LB.ua

Днём обычно ничего не происходит, а по ночам мы с коллегами дежурим по очереди — обходим баррикады, сидим в Доме профсоюзов. Бывает, все едут спать, а на Майдане остаётся кто-то один — этот человек при необходимости среди ночи может вызвать из дому остальных. Мы создали закрытую группу в Facebook, чтобы оперативно получить такие оповещения.

Многие фотографы пострадали в стычках с милицией. И главное, что дал мне понять «Евромайдан», — то, как много коллег и друзей готовы приехать на помощь. Мы сами собираем деньги на лечение пострадавших, если им не помогает редакция. В экстренных ситуациях, например при разгоне, держим связь друг с другом — следим, чтобы никто не пропал.

Это чувство солидарности и взаимопомощи вдохновило меня организовать фотовыставку на баррикадах. Некоторые снимки можно посмотреть на сайте проекта. Мы хотели показывать не насилие, а простые эмоции. В первую очередь отобразить то чувство достоинства, которое привело людей на Майдан.

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 26.

Чтобы получить хорошие снимки, нужно постоянно быть начеку. Если будешь лежать дома и спать, интересных кадров не выйдет.

  

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 31.

Владимир Шуваев

фотограф в Repor.to

Работа в толпе всегда опасна для фотографа. Если не сохранять холодный рассудок, можно пострадать от любой из сторон. На Банковой многие коллеги получили травмы. Наверное, бойцов «Беркута» тогда никто не инструктировал, что к журналистам нужно проявлять лояльность. Через неделю, когда под прикрытием того же «Беркута» коммунальщики разбирали баррикады в правительственном квартале, отношение к журналистам было совершенно другим: к нам подходил полковник «Беркута» и предупреждал, чтобы мы были осторожны. Прессу никто не трогал и в ходе попытки вытеснения протестующих с Майдана.

Чтобы поймать хороший кадр, нужно не только чутьё фотографа, но и осведомлённость. Мы отслеживаем медиа, связываемся с коллегами, которые работают на других локациях. Например, во время штурма Майдана в ночь на 11 декабря мы работали на баррикадах с разных сторон: кто-то находился в толпе силовиков, кто-то среди протестующих. Если что-то происходило, мы старались координироваться и мчались к месту происшествия.

Что касается шаблонов, то, думаю, СМИ сами их формируют, а фотожурналисты — воспроизводят. Национальная символика, улыбающиеся лица, противостояние с силовиками — эти картинки никогда не исчезнут с первых полос. Но не нужно считать, что такие шаблоны — это плохо. Фотожурналисту нужно их понимать и находить уникальный ракурс для хорошего кадра.

Работа со вспышкой: Фотографы — о съёмке на «Евромайдане». Изображение № 32.

Запомнилось, конечно, многое. Например, популярными стали кадры противостояния бойцов «Беркута» в чёрных касках и протестующих в оранжевых. Или как размахивали цепью перед строем солдат внутренних войск. Эти сюжеты разлетелись по всем мировым СМИ.

  

 

Фотографии: Константин Черничкин, Иван Богдан, Максим Левин, Ефрем Лукацкий,
Владимир Шуваев/ Facebook