Это грустная история о том, как я ходила есть морских гадов на Морской же фестиваль, организованный городским правительством Петербурга в минувшие выходные на набережной Лейтенанта Шмидта. 

Ради фестиваля кусок набережной — от 14-й линии до Горного университета — загодя огородили, слегка парализовав движение в этой части Васильевского острова. Ну ладно, праздник всё-таки. Опять же ради фестиваля набережную нашпиговали сотрудниками полиции — стоя вдоль ограждения на расстоянии семи метров друг от друга, они усиленно гармонировали с хмурым небом. Ну ладно, безопасность всё-таки.

Я пала жертвой пропаганды: один из пресс-релизов фестиваля обещал обильную морскую кухню. Дары моря — креветки, раки, мидии — бередили воображение.

...Шла тридцатая минута моего пребывания на празднике. С одной сцены раздавалось «ласковое рычание» митька Шагина. С другой — духоподъёмное пение барда Городницкого. Под третьей умирали ряженые мушкетёры. По Неве плыл парусник «Русь». В палатках продавали хот-доги, круассаны, мёд, длинные финские конфеты и блюда из морской птицы — курицы. Кое-где — кое-какую рыбу. 

Ну ладно. Но где, чёрт подери, раки?

— Уха закончилась, за ухой не занимать! — отчаянно кричал в очередь человек в одной из палаток. Желудок возмущённо булькнул. Я пристроилась в очередь за раритетом — креветками — но из солидарности с любителями ухи решила бойкотировать ресторан.

Морской фестиваль пришлось устроить себе самостоятельно в ближайшем кафе KwakInn. Раков, правда, не было и там: компенсировала креветками. Бармен спросил у мужика за соседним столиком, что за веселье на набережной.

— Ну вот, включили музыку под окнами, поют, разбудили меня, пришлось к вам идти, — пробурчал похмельный местный житель.