Российские власти подумывают отключать Россию от глобального интернета в случае чрезвычайной ситуации. По этому поводу мы попросили журналиста Леонида Шварценберга представить себе, как выглядела бы Москва, если бы как-то утром в ней пропал весь интернет. 

 

Леонид проснулся и привычным движением потянулся к смартфону. В едва разлепившиеся веки вонзилась мерцающая надпись: «Доступ в интернет на территории РФ приостановлен по требованию Роскомнадзора. Подробности — на сайте Roscomnadzor.ru». Дрожащими пальцами Леонид ткнул по ссылке — и завыл от бессильной тоски, когда после перезагрузки страницы появилась та же надпись. Леонид бросился к окну, высунулся на улицу и тут же отпрянул: мимо просвистела брошенная сверху банка с огурцами. Она звонко хлопнула об асфальт, после чего раздался утробный вой пенсионерки с шестого этажа Софьи Игоревны: «Либерал ******! Сдохни, сука атлантическая!» В ответ откуда-то со второго этажа прозвучал приглушённый вопль: «Ватница тупорылая!» Леонид узнал голос потомственного инженера Матвеева, который действительно имел склонность к либерализму и часто ожесточённо спорил с Софьей Игоревной в соцсети «ВКонтакте» про расширение НАТО, хотя при встречах в подъезде они до этого вели себя сдержанно вежливо. Теперь весь дом оглашали звуки матерной ругани, где-то гулко прозвенела оплеуха.

Леониду надо было бежать в редакцию, на носу была сдача номера. Он накинул пальто, выбежал на Никольскую улицу, дивясь переменам, и с разбегу налетел на рекламный щит, который болтался на груди у идущего навстречу джентльмена в костюме от Ermenegildo Zegna и дизайнерских туфлях. На щите было написано: «Недвижимость на Лазурном берегу», а в руке мужчина сжимал пачку листовок. Леонид огляделся и увидел десятки топ-менеджеров, растерянно слоняющихся по тротуарам в доспехах из щитов с рекламой люксовых товаров. Один даже напялил на себя плюшевую имитацию белоснежной двухпалубной яхты. Какой-то пройдоха распахнул перед Леонидом полу элегантного бежевого пиджака, внутри которого болтались логотипы «лексуса» и «феррари». Леонид оттолкнул его и побежал к Третьяковскому проезду. На перекрёстке было ещё многолюднее. Мальчишки с картузами набекрень дёргали прохожих за полы и вопили: «Свежий „Форсквер“, свежий „Форсквер“! Срочное сообщение! Ваня Васильев обедает в „Солянке“!»

Возле видеосалона «Клубничка офлайн», на вывеске которого красовалась Саша Грей и логотип VHS, к Леониду подскочила взмыленная девица на каблуках, сунула ему в лицо «Айфон» со своим фотопортретом-дакфейсом и исступленно выдохнула: «Нравится? Ставь лайк!» Леонид ткнул пальцем в экран и побежал к Лубянке, а девица бросилась к следующему прохожему. Церковь Софии Премудрости Божией походила на осаждённую крепость. Сотни мужчин и женщин разного возраста бросались на дощатые двери храма и царапали каменные стены, тщетно пытаясь попасть внутрь, рыча и беснуясь. Неожиданно в маленьком окошке показалась кудлатая голова дьячка, который на удивление зычно прокричал, по-вологодски окая: «Братие! Отец Гермоген станет исцелять от интернет-одержимости после обедни! Имейте смирение!» Толпа издала коллективный крик отчаяния, от которого у Леонида сжался мочевой пузырь.

Наконец он вбежал во двор издательского дома. Одновременно в него вкатился старый грузовик, шофёр которого сипло крикнул: «Ну, мужики, принимай вёрстку!» В окнах замелькали суетливые лица журналистов. Двое дюжих грузчиков запрыгнули в кузов и принялись бросать на асфальт коробки со строкоотливными брусками. Юркая ассистентка редакции ловко выхватывала бруски и забрасывала их в окно шеф-редактору. Тот ловил их и передавал по цепочке другим сотрудникам, как в старых мультфильмах про стройку.

«Это что?» — ошеломлённо спросил Леонид у дизайнера Витьки Шлосберга, который стоял возле входа и с апатией смотрел на происходящее. «„Корел“, сука, лицензию не продлевает без интернета», — ответил тот, смачно сплюнув. «Еле успели типографский станок купить в музее, все уже разобрали!» — «А как текст набирать?» — пролепетал Леонид в растерянности. «Так и набирать, руками», — усмехнулся Витька и сунул Леониду в руки пудовый ящик со свинцовыми брусками. «Мы им уже по „Почте России“ запрос отправили на продление лицензии, и голубями продублировали. К весне, глядишь, подоспеет».