The Village продолжает неделю дискриминации. В течение пяти дней мы рассказываем о людях, которые чувствуют себя ущемлёнными в правах, и о способах борьбы с этим ощущением. Для этого материала мы записали монолог тридцатилетней американки, которая борется с дискриминацией по признаку лишнего веса.

   

 

Уитни Уэй Тор была обычной девушкой, ученицей старшей школы и профессиональной танцовщицей. Но в какой-то момент Уитни поставили диагноз — синдром поликистозных яичников, одним из возможных проявлений которого является резкое ожирение. Она стала весить более ста килограммов. Танцы пришлось забросить, а сцену сменить на фитнес-клуб. На протяжении нескольких лет Уитни старалась вернуться к своему изначальному весу, но тело не поддавалось — она сбрасывала двадцать пять килограммов и набирала обратно сорок. В какой-то момент девушка решила забыть про стереотипы и вспомнить любовь к танцам. Уитни записала несколько видео Fat Girl Dancing и завела блог No Body Shame Campaign. Своими видео Уитни заставляет переосмыслить стереотип о том, что толстый — значит ведущий нездоровый образ жизни.

Танцующая толстушка: Как Уитни Уэй Тор борется с дискриминацией полных людей. Изображение № 2.

 

Про дискриминацию

В Америке мы любим говорить, как мы толерантны ко всем полам, расам и размерам. Но это неправда. Здесь толстые люди живут под постоянным давлением со стороны общества. Это меня всегда поражало, ведь американцы — одна из самых толстых наций в мире. Но на самом деле здесь все помешаны на внешности, на желании похудеть, а к толстым относятся негативно, несмотря на то что у каждого в семье есть хотя бы один толстый родственник. Когда я стала резко набирать вес, вся ситуация была сравнима с каким-то социальным экспериментом. Знаете, один из тех, когда на героя надевают костюм толстого человека и предлагают прогуляться по городу и посмотреть, как будут реагировать окружающие. Парни, которые приглашали меня на свидания буквально пару месяцев назад, проходили мимо, не смотрели на меня и вообще делали вид, что я не существую. Это было дико, ведь буквально недавно мы встречались.

В целом люди стали менее дружелюбными, часто были очень грубы. Помню, тогда я впервые подумала, что так себя чувствуют представители меньшинств. В клубах все парни стали вести себя отвратительно: подходили и называли меня жирной. С девушками тоже отношения изменились. Они сразу стали демонстрировать, что я не из их числа. Я стала сразу иная — толстая девочка. Какая-нибудь новая знакомая всегда предполагала, что всё заранее про меня знает: «Ой, а у тебя был когда-нибудь парень?» Они решали, что раз я толстая, значит неуверенная в себе и у меня никогда не было отношений. Это меня очень бесило. И да, несмотря на то, что глубоко внутри я и была не уверена в себе, у меня всегда хватало гордости это не показывать. Одна девушка как-то спросила меня про моего на тот момент молодого человека, с которым мы были обручены: «Я так понимаю, вы познакомились, когда ты ещё была худой?» — «Нет». Честно признаться, молодой человек был не красавец, но всё равно никому в голову не могло прийти, что мужчина захочет жениться на толстушке.

Я много путешествовала по Азии и Европе. Некоторое время жила в Корее. Там я столкнулась с совершенно другим видом дискриминации. Если в Америке вся дискриминация скрыта, порой ты её даже не можешь доказать, то в Корее всё было на поверхности. Я жила в Тэгу четыре года. И каждый день в течение всех четырёх лет прохожие на улице показывали на меня пальцем и смеялись. Когда я садилась в такси, водитель стандартно меня спрашивал либо про мой вес, либо про мою любимую еду, либо просто хрюкал в знак приветствия. Я порой чувствовала себя как в зоопарке: куда бы я ни ходила, люди останавливались, глазели, толкали своих приятелей — эй, посмотри скорее. Было такое чувство, будто они никогда в жизни не видели человека толще, чем я. Но я к этому достаточно быстро привыкла и порой даже не замечала. 

У меня есть две действительно неприятные истории. Как-то я шла на работу, а мимо проезжал молодой мужчина лет тридцати в костюме. Казалось бы, именно таких прилично одетых мы считаем воспитанными и образованными людьми. Так вот, мужчина в костюме, проезжая мимо, назвал меня грязной и плюнул на меня. Обычно я сдерживаюсь. Но в тот день во мне что-то сломалось, и я, как сумасшедшая, побежала за ним, осыпая его всеми известными мне ругательствами. Вторая история случилась в баре. Какой-то мужик за соседним столиком вступил в словесную перепалку с моими корейскими друзьями. В итоге подошёл владелец бара и попросил его покинуть заведение. А я была так зла на этого мужчину, что одарила его яростным взглядом. Он в ответ стал обзывать меня по-корейски. Я знала, что причина тому — то, что я женщина, иностранка, да ещё и толстая. Это не даёт мне никакого права смотреть ему в глаза. Затем я стала спускаться по лестнице, он подлетел сзади и стал бить меня по голове. Хорошо, что рядом были мои друзья, которые сразу его скрутили и отвели в полицию.

 

Когда я садилась в такси, водитель стандартно меня спрашивал либо про мой вес, либо про мою любимую еду, либо просто хрюкал в знак приветствия

 

Но что мне всегда было действительно больно перенести, так это реакцию детей. Иногда, проходя на улице мимо играющих детей, я могла помахать им рукой и поздороваться, а они в ответ с криками разбегались в разные стороны. Неужели я настолько отвратительна, что дети боятся меня, как монстра? Что касается моих учеников, то с ними таких проблем не было. Они быстро ко мне привыкли, и, как мне кажется, мне удалось поменять немного их сознание. Они подходили и говорили: «Учитель, вы толстая, но такая красивая. Я знаю, почему вы нравитесь мальчикам, потому что вы умная и смешная».

Потом я несколько лет жила в Ирландии и путешествовала по Европе. Если честно, я очень переживала поначалу. Думала, что европейцы в целом намного более худые, а американцы стандартно толстые. И было очень обидно быть вот этим стереотипом — толстая американка. Но на деле отношение ко мне было очень расслабленное. Мне никто ни разу не сказал ничего про мой вес. Люди мне говорили, что я красивая, сильная, но никак не толстая. Мне кажется, что в Ирландии я чувствовала себя наиболее гармонично с моим телом.

 

Про кампанию No Body Shame
Campaign

Всё началось, когда я работала продюсером на радио. Мы запускали свою страничку на YouTube и хотели привлечь больше подписчиков. В то время у меня было много танцевальных видео, и я решила опубликовать одно из них. Видео я назвала Fat Girl Dancing просто потому, что такое название, скорее всего, привлекло бы больше внимания. Мы выкладывали мои видео в течение года. Они были популярными, но не так чтобы очень. А потом в январе 2014 года мы с моим другом Тодом записали очередное видео, и оно бомбануло. Я не знаю, как и почему это произошло, но за пару дней в одном только Facebook было более миллиона просмотров, а поделились видео более 500 тысяч человек. Потом мне написали из издания The Huffington Post, позвонили из передач Good Morning America и Today Show. Я внезапно стала центром всеобщего внимания. Всё это время отдельно от видео я вела блог про свою жизнь под названием No Body Shame Campaign. Я думала, что примерами из своей жизни могу помочь другим людям быть уверенными в себе и полюбить своё тело.

 

Про толстых женщин

Я заядлая феминистка. Многих это слово пугает, но я считаю, что феминизм важен. Не только в США, но особенно в других странах, где отношение к женщинам намного менее прогрессивное. Во-первых, я никогда не позволяю никому говорить мне гадости. А если это происходит, то сразу даю отпор. Если я не постою за себя, то этот человек никогда не поймёт, что так делать не надо. В целом я понимаю, что людей, быть может, не изменить. С другой стороны, мне кажется, мужчины плохо ведут себя по отношению к женщинам, потому что мы редко указываем им на их ошибки. Надо не стесняться и уметь постоять за себя, если мужчина назвал тебя жирной или схватил за зад в общественном месте.

 

Иногда, проходя на улице мимо играющих детей, я могла помахать им рукой и поздороваться, а они в ответ с криками разбегались в разные стороны

 

Сейчас появилось много кампаний в поддержку толстых женщин. Основная их идея заключается в том, что крупные женщины могут быть красивыми и сексуальными. Это подразумевает фэшн-съёмки, модельный бизнес и так далее. Но это вообще не про меня, это не моя ниша. Мне кажется, если фокусироваться на том, какая ты красивая, даже если толстая, это всё равно предполагает, что ты сидишь в какой-то коробке стереотипов. Для меня же важно другое — не то, что мы можем быть такими же красивыми, как и худые женщины, а то, что я могу жить полноценной жизнью без всяких ограничивающих стереотипов вокруг. Всем этим девушкам хочется сказать — быть может, вы и рады, что вы толстые и сексуальные одновременно, но вы всё равно продолжаете оценивать себя исключительно по внешним признакам. А это не для меня. Всё, чем я занимаюсь в жизни, никак не относится к моей внешности. Именно поэтому я танцую. Я не боюсь людей, которые скажут, что я недостойна танцевать, просто потому что не смотрюсь хорошо.

 

Критика

Мои личные сообщения в социальных сетях на 99 % позитивные. Люди пишут мне со всего мира и благодарят за мой блог и мои видео. «Я только что посмотрел твоё видео, оно поменяло мою жизнь». Я никогда не думала, что кто-нибудь скажет мне такое, тем более каждый день, по тысяче раз в день. Но если почитать комментарии на YouTube или в Facebook, можно найти много всего. Кто-то пишет гадости — она жирная, она отвратительная, она должна убить себя. А кто-то решает проявить чуть больше смекалки и сообщает — о, ну она хотя бы счастлива, несмотря на то что нездорова. Многие пишут, что я продвигаю идею ожирения. Мне кажется, это самое смешное, что можно мне сказать. Ведь я толстушка, танцующая и занимающаяся спортом на всех своих видео. Я в первую очередь продвигаю здоровый образ жизни, но никак не ожирение.

Как-то я впервые попала в Лос-Анджелес, пришла в местный популярный фастфуд-ресторан и сфотографировалась с бургером. Реакция была неоднозначная: «Ты что, шутишь? Как ты можешь это есть? Посмотри на себя!» В Америке очень популярна реклама фастфуда, где модели сексуально пожирают булки. Я скачала три такие фотографии, а рядом поставила свою. В чём разница? Почему я с бургером выгляжу отвратительно и продвигаю ожирение, а модели, пожирающие бургер, — это сексуально? Это говорит вот о чём: люди считают, что можно оценить здоровье человека просто по его внешности. Я точно знаю, что «толстый» не приравнивается к «нездоровый», точно так же как «худой» не приравнивается к «здоровый». У меня много худых друзей с разными проблемами — высокое давление, высокий уровень холестерина, неспособность пройти больше трёх километров пешком. Я же вешу сейчас на пятьдесят килограммов больше, чем они, и не испытываю тех же проблем. Конечно, забота о здоровье вполне понятна. Но тут дело в другом: люди смотрят на меня и сразу решают, что у меня проблемы со здоровьем, что я сижу на каких-то таблетках, которые оплачиваются из их налоговых сборов. Если вы так беситесь, когда видите меня в «Макдоналдсе», почему же вы не беситесь, когда видите там худых людей? Почему вы считаете своим правом это прокомментировать? Все посетители «Макдоналдса» ведут нездоровый образ жизни, но злитесь вы только на меня. А почему бы тогда не пойти к худому человеку и не спросить: «А вы курите? А вы предохраняетесь? Как часто вы занимаетесь спортом?»

 

Уверенность

Мне часто задают этот вопрос: как вы стали такой уверенной в себе? Я ненавижу этот вопрос, потому что на него нет определённого ответа. Все свои тридцать лет жизни я сталкивалась с разными проблемами: я набирала в весе до ста килограммов, потом сбрасывала до семидесяти пяти, набирала обратно до ста. Я прошла через многое, и мне бы очень хотелось иметь простой ответ. Единственное, что могу сказать, — над собой надо работать.

 

Почему я с бургером выгляжу отвратительно и продвигаю ожирение, а модели, пожирающие бургер, — это сексуально?

 

Нас учат, что для того, чтобы чего-либо достичь, нужна уверенность в себе. Так вот, я в это не верю. Если бы это было так, мало кто решался бы в итоге встать с дивана и что-то предпринять. После того как я сбросила двадцать килограммов, а потом набрала обратно тридцать пять, я сказала себе: «Спокойно, жизнь не заканчивается на этом». Так я постепенно осознала, что мне абсолютно плевать на мой вес. И несмотря на то, что приходится бороться с огромным количеством критики, позитива всё равно больше. Главное — заставить себя выйти из привычной зоны комфорта и что-то сделать. И за этим уже последует уверенность. Ведь уверенность — это продукт вашего действия.