Тюрьмы сломаны: пенитенциарные системы развитых стран не решают проблемы с преступностью, а наоборот усугубляют ее. Несмотря на снижение уровня преступности по всему миру и постепенную гуманизацию общества, тюрьмы все равно остаются местами, принципиально не изменившимися за несколько веков. Стоимость содержания преступников сравнима с расходами на университетское обучение, но условия в тюрьмах вряд ли можно назвать комфортными, скорее – нечеловеческими. В результате более половины заключенных становятся рецидивистами и в течение трех лет вновь возвращаются в места заключения. The Village нашел три способа решения проблем тюрем.

 

Самая человечная тюрьма

Открытую весной 2010 года норвежскую тюрьму «Хальден» называют самой человечной в мире (она точно куда комфортнее самого большого в Европе следственного изолятора «Кресты-2»). Проект комплекса разработало известное архитектурное бюро Erik Møller Arkitekter. Растянувшееся на десятилетие строительство «Хальден» обошлось в 250 миллионов долларов. Результат – не мрачное здание-крепость, а спрятанный в девственном сосновом бору минигород, в котором постоянно обитают 250 заключенных, совершивших тяжкие преступления. В основном, это убийцы, насильники и торговцы наркотиками.

В «Хальден» каждый преступник получает одноместную камеру площадью в 12 квадратных метров, которая больше напоминает номер в недорогой гостинице или комнату в общежитии. Внутри помещений – аккуратная мебель в стиле IKEA, плоские телевизоры, мини-холодильники, большие окна без решеток. Заключенные должны находиться в камерах с девяти вечера до семи утра, а в остальное время они могут заниматься работой (за это платят $10 в день, которые можно тратить по своему усмотрению) или своими делами, свободно перемещаясь по территории комплекса.

Как сделать тюрьму местом, пригодным для жизни. Изображение № 2.

 

На каждые десять камер приходится общая гостиная и кухня, на которой можно готовить самостоятельно. В распоряжении заключенных также есть тренажерный зал, библиотека, студия звукозаписи, супермаркет и коттедж для встреч с родственниками. Тюремный быт скрашивают произведения искусства и граффити «норвежского Бэнкси» Долка Лундгрена. Годовое содержание каждого заключенного обходится бюджету Норвегии почти в 200 тысяч долларов. Впрочем, иногда и этого недостаточно: в 2012 году Андерс Брейвик, отбывающий максимальный по норвежским меркам 21-летний тюремный срок, назвал условия содержания в тюрьме садистскими, а в начале 2014 года потребовал заменить Sony Playstation 2 на игровую консоль нового поколения и разрешить ему выбирать видеоигры по своему вкусу.

30 гектаров территории тюремного комплекса окружены защитной стеной, а за порядком следят более трехсот сотрудников, прошедших специализированное обучение. Связь с внешним миром ограничена, но в тюрьме созданы максимально свободные условия для общения. Так, надзиратели не носят оружия и вместе с заключенными обедают и занимаются спортом – к ним всегда можно обратиться за советом и помощью. Половина сотрудников тюрьмы – женщины. В «Хальдене» почти не происходит столкновений между обитателями, и за четыре года не было ни одной попытки побега или нападения на охранника.

 

 

Режим в «Хальдене» может показаться излишне мягким и комфортным. Причина – в разнице подходов тюремных систем в Норвегии и, например, США или России, где условия заключения едва ли отличимы от пытки. Главная задача норвежских тюрем (и «Хальден» здесь не исключение, а лишь самый наглядный пример) – не изоляция преступников, а их ресоциализация.

В тюрьме «Хальден» преступники осваивают новые профессии и получают образование

 

По словам начальника тюрьмы Аре Хойдаля, ограничение свободы уже является серьезным наказанием за преступление, и цель сотрудников пенитенциарной системы – не репрессии заключенных, и так испытывающих серьезное давление, а их возвращение к нормальной жизни в обществе.

В тюрьме преступники получают необходимую помощь, образование и осваивают новые профессии. В то же время с ними проводится ежедневная и непрерывная психологическая работа: заключенные должны регулярно посещать сеансы групповой и индивидуальной терапии. В результате уровень рецидивизма в Норвегии составляет всего 20% – в несколько раз ниже, чем в других развитых странах. А по удельному числу заключенных благополучная Норвегия в десять раз уступает США, и в шесть раз – России.

 

Учеба за решеткой

Успешный опыт «Хальдена» вдохновил и другие страны на эксперименты: например, к 2016 году в Дании на острове Фальстер появится дизайнерская тюрьма от бюро C. F. Møller Architects, больше напоминающая студенческий кампус. Еще дальше пошел студент Гарвардской высшей школы дизайна Глен Сантаяна: его концепт гибрида тюрьмы и школы криминалистики еще отчетливее определяет место заключения как площадку для ресоциализации.

По словам Сантаяны, 92% заключенных в тюрьмах США сидят за преступления, не связанные с применением насилия, и две трети осужденных возвращаются в тюрьмы в течение трех лет после освобождения. Бывшим преступникам сложно вернуться в общество: как только они выходят из тюрьмы, им приходится сталкиваться с такими сложностями, как обучение, поиск работы и жилья. Но повышение уровня образования может решить проблему.

 

Как сделать тюрьму местом, пригодным для жизни. Изображение № 8.

 

Сантаяна предложил снизить уровень рецидивизма следующим образом. Тюрьма «PriSchool» для не совершавших насильственных действий преступников – это четыре взаимосвязанных кластера: место заключения, академия криминалистики, в которой будут работать будущие следователи, школа-общежитие для тех, кто скоро выйдет на свободу, и общественный центр для местных жителей (тюрьма должна располагаться в городской черте, в неблагоприятных районах с высоким уровнем преступности). Свободный доступ ко всем зданиям комплекса будет как у студентов, так и у заключенных. Преступники не будут оторванными от общества, правоохранительные органы получат подготовленные кадры, а уровень социальной напряженности в окружающем районе снизится из-за создания нового культурного центра притяжения. 

 

Виртуальные преступники

В 2013 году консультанты Алан Холден и Кэра Шулер из консалтинговой компании Deloitte выпустили нашумевший доклад «Beyond the Bars», посвященный решению проблем пенитенциарной системы США. Их предложение было радикальным: если тюрьмы не решают проблем, значит надо перестать сажать преступников – для уменьшения числа рецидивов лучше подойдут современные гаджеты. По предложению Холдена и Шулер заключенные должны стать «виртуальными»: они будут жить в своих обычных домах и ходить на работу, но при этом за ними всегда будут следить мобильные устройства. Гаджеты выполнят функцию ошейника – в случае необходимости они передадут полиции информацию о том, что заключенный не вернулся домой до ночи, отправился в необычное место или попросту напился.

 

 

Предсказание рисков

«Виртуальными» станут не все преступники: сперва хитрые компьютерные алгоритмы проанализируют личность человека, его окружение, тяжесть преступления и вынесут вердикт, будет ли он безопасен для общества. Население тюрем уменьшится на порядок, но сами они не исчезнут целиком: заведомые рецидивисты будут отсеиваться из программы, и совершившие убийство психопаты вряд ли смогут разгуливать по улице. 

Полезные сервисы

«Виртуальное» заключение должно носить не репрессивный, а оздоравливающий характер: гаджеты будут работать не только как средства слежения за престпниками, но и предоставят им доступ к экосистеме полезных сервисов. Например, дадут прямую связь с психологом, помогут в обучении, спортивных тренировках и поиске подработки.

Геймификация заключения

Жизнь заключенных можно сделать лучше и с помощью современных игровых механик. Так, за хорошее и ответственное поведение участники программы будут получать баллы, которые впоследствии можно будет конвертировать в досрочное освобождение или полезные бонусы. К тому же геймификация улучшит моральный настрой преступников, которые смогут постоянно следить за прогрессом своего заключения. 

Сбор статистики о правонарушениях

«Виртуальные» заключенные смогут стать и источником полезных данных. Благодаря гаджетам правоохранительные органы будут получать сообщения о новых преступлениях и составят работающие статистические модели распространения городской преступности. Устраняя проблемы в местах наибольшей криминальной активности, полиция и социальные службы значительно снизят уровень преступности.

План Холдена и Шулер должен оздоровить тюремную систему и значительно снизить государственные расходы. Впрочем, и у него есть свои минусы. Известный американский журналист и технопессимист Евгений Морозов задолго до разоблачений Эдварда Сноудена указал на то, что реализация плана не решит современных социальных и управленческих проблем, но поставит общество под угрозу тотальной слежки.

 

 

фотографии: Trond Isaksen/StatsbyggGlen J. Santayana.