Временная эмиграция в Таиланд, Гоа или на Бали ещё год назад была для многих россиян привычным делом. После роста курсов валют, массовых сокращений ситуация изменилась: горожане прощались с тёплыми и когда-то дешёвыми азиатскими берегами, покупали билет в один конец и улетали в родные Челябинск, Москву, Санкт-Петербург и Тольятти. The Village собрал истории людей, которые пожили в солнечных краях, но почему-то решили вернуться домой. 

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 1.

Дмитрий Поляков

специалист по компьютерным сетям

 Основное время зимовки я проводил в Таиланде, хотя и жил и во многих других странах Юго-Восточной Азии. Тратил накопленные средства, а когда они заканчивались, уезжал на заработки: я выполняю контрактные работы по компьютерным сетям в Северной Америке. Во время кризиса жизнь без всякой причины подорожала на 20 %: Таиланд и Вьетнам искусственно привязывают свои валюты к американскому доллару, который в этом году на фоне остальных валют мира поднялся процентов на двадцать. Мои накопления и заработки были в другой валюте. При этом рубль, просев процентов на пятьдесят, даже при условии незначительного увеличения цен, обеспечил более дешёвое проживание в России, чем в Таиланде. Это сказывается не только на жилье, но и на питании.

Многие мои знакомые уехали из Азии. Причина та же: необоснованная привязка национальной валюты к растущему американскому доллару. Для людей с накоплениями (например, в евро) страна стала заметно дороже. Те, кто остался, работают там же, в Таиланде: одни нелегально — в туристическом бизнесе, другие — легально: в госпиталях, переводчиками, учителями иностранных языков. Теперь в Таиланде выгодно не отдыхать, а работать, к сожалению.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 2.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 3.

Ангелина Скалдутская

отельный гид

 Мы с мужем восемь лет работали в разных странах отельными гидами. Это те люди, про которых обычно пишут «встретил, рассказал и час впаривал экскурсии». Мы познакомились в Хургаде в 2011 году, когда вместе работали в Pegas Touristik. Спустя два года уже с маленьким ребёнком мы переехали на Пхукет. В январе 2015-го сократили сначала меня, а потом и мужа. Обычно сокращают новеньких, которым ещё не успели оформить разрешение на работу. Конечно, увольнения были связаны с падением рубля и падением туристического потока.

Но это было не единственным поводом уехать. Мой муж — украинец из Крыма.
К тому времени у него закончилась виза и страницы в паспорте, а в украинском посольстве новые паспорта не выдают. Причём так было и до присоединения: объясняли это тем, что нет бланков. Мы спаслись только бумажкой от консула, в которой разрешалось ставить печати на страницах «Дети» и «Особые отметки». Кстати, мы обращались и в российское консульство: они выдают гражданам Крыма с украинскими паспортами новые российские паспорта, но это занимает пять-шесть месяцев. Так что надо было возвращаться. К тому времени я была уже на седьмом месяце беременности, а рожать в Таиланде совсем не хотелось. Либо дома, в России, либо в Хургаду к врачу, у которой рожала первую дочь.

Мы переехали на родину мужа, в Керчь. Сейчас занимаемся документами, делаем ремонт в квартире. Муж в итоге получил российский паспорт, а я недавно родила дочь Лею.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 4.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 5.

Алена Чорнобай

PR-директор онлайн-школы Profile

 Потеря почти половины дохода на конвертации валют заставила обратить внимание на другие недостатки райского острова Бали. Нестабильный и медленный интернет, суровый и хаотичный трафик, относительно доступная, но всё равно проблемная медицина и прочее. Кризис — а он не первый на моей памяти — прежде всего сказывается на уверенности в завтрашнем дне, нагнетает атмосферу тревожности, заставляет минимизировать риски. Сказать, что он резко ударил по нам именно в финансовом плане, — в общем-то, покривить душой, поскольку при некотором перераспределении средств и изменении привычек мы вполне могли бы остаться.

Что сделал тот, кто остался? Перебрался в бюджетное жильё. Сменил арендный мотоцикл или автомобиль на простенький скутер предыдущего поколения. Изучил ассортимент уличных рынков и узнал, как включить плиту и приготовить что-то. Равновесие восстановилось, ведь в тёплых странах есть и свои статьи экономии: например, не нужно покупать дорогостоящую зимнюю и демисезонную одежду и обувь. Для женщин очевидна экономия на всяких дамских штучках, вроде парфюма и аптечной люксовой косметики, помогающей им в московской жизни бороться со стрессом. Но, разумеется, самые дальновидные из оставшихся просто пересмотрели свою занятость, клиентский пул, подход к заказам и сумели компенсировать потери новой активностью.

Мы уехали. Во-первых, из-за ощущения тревожности за завтрашний день; во-вторых, из-за возможных непредвиденных обстоятельств, разрешение которых потребует теперь в два раза больше денег; в-третьих, пожалуй, потому, что в смутные времена важно быть с родными и близкими и на месте понимать, что происходит с ними в условиях этого информационного прессинга со стороны всевозможных СМИ.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 6.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 7.

Мария Садчикова

турагент

 На Пхукете я жила два года, работала в отделе контроля качества принимающей стороны российского туроператора. Но из-за кризиса туристов из России стало совсем мало, и в феврале у нас начались сокращения. Тех, кого не сократили, отправили в отпуск на неопределённый срок. Нас попросили покинуть остров до осени, а затем вернуться на свои рабочие места — видимо, в надежде на то, что следующий туристический сезон будет лучше.

Мы вернулись в Россию. Сейчас я получаю диплом, учусь на факультете социально-культурной деятельности (специальность, конечно же, туризм). Ещё оформляем квартиру под ипотеку, я занимаюсь своим лечением. Ну и, в конце концов, навещаем своих родных, которых так долго не видели.

Я знаю ещё пару человек, которые уехали. Остальные пока работают на своих местах и ждут, коснётся их кризис или нет. Знаю, что кто-то из них домой поедет, кто-то в отпуск, а третьи хотят вообще страну поменять.

На самом деле мы уезжали без всякого сожаления, зная, что всегда будет возможность вернуться обратно. Есть вариант, что мы останемся в России, будем искать работу. К холодам нам не привыкать: мы же русские, и иногда нужно разбавить тайскую жару своим родным климатом.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 8.

Денис Бикчурин

креативный директор

 В основном я жил на острове Пхукет, но не в туристической его части, а в таком «закрытом городке» с 24-часовой охраной, бассейном и спортзалом. Работать была возможность дистанционно: дистрибуция музыкального контента, веб-дизайн и проект, позволявший на начальном этапе работать без привязки к офису.

За полтора года я объездил практически весь Таиланд: Самуи, Ранонг, Као Лак, Као Сок, Краби. Моя поездка в ЮВА изначально была ограничена по времени, я понимал, что вернуться будет необходимо, иначе можно застрять. Но кризис всё же несколько сдвинул планы, заставив вернуться на несколько месяцев раньше.

Резкое сокращение доходов (а точнее, их уменьшение в два раза за счёт роста курса доллара) неприятно сказалось на многих. Основной поток уехал ещё в декабре, перед Новым годом, когда можно было легко пересдать европейцам машины и дома, арендованные на год, и улететь за 10 тысяч в Москву. Те, кто остаётся, переезжают в дешёвое жильё, перестают ходить по ресторанам и арендовать дорогие машины и, конечно, стараются зарабатывать больше. Есть те, которые уезжают на север Таиланда или в соседние страны, например в Камбоджу.

В Таиланд, скорее всего, не вернусь, этот этап жизни прошёл, необходимо двигаться дальше. Кризис — период возможностей, которыми необходимо воспользоваться.

Дауншифтеры — о тревоге, дорогом Таиланде и возвращении в Россию. Изображение № 9.

Фотографии: Tropical resort, Samui villaPhi Phi DonSimiland IslandOrange housing via Shutterstock.com