Екатерина II в XVIII веке боролась с расползанием Петербурга, для чего определила довольно чёткие границы города. Одна из них проходила по Обводному каналу. Это решение для своего времени не было остро актуальным, количество каменных построек в Петербурге исчислялось всего лишь сотнями, однако в перспективе оно оказалось довольно метким. Именно Обводный канал сейчас можно назвать разделительной полосой между старым центром и новыми районами. Может так случиться, что к 2020 году она окончательно разделит Петербург на два города.

На прошлой неделе чиновники в очередной раз обсуждали планы по превращению Обводного канала в автомобильную магистраль – то, что ещё с советских времён обозначается аббревиатурой ТОЦ, транспортный объезд центра.

Решение использовать Обводный в качестве дороги, уводящей поток машин из порта в разные районы, минуя центр, было принято много десятилетий назад. Возможно, именно по этой причине его правильность мало подвергают сомнению, считая всякое развитие транспортной инфраструктуры бесспорным благом. Тем более что дорог Петербургу действительно отчаянно не хватает.

На практике же организация вдоль Обводного бессветофорного движения будет одной из самых опасных и дорогих ошибок в современной истории города. Для начала нужно понимать, что оно едва ли всерьёз облегчит передвижение. Когда речь идёт о дорогах и автомобилях, простая арифметическая логика — чем больше дорог, тем вольготнее машинам — на самом деле не работает. Тут в силу вступают самые разные факторы, в том числе и психологический: широкие дороги с быстрым движением приглашают людей к тому, чтобы пользоваться личным транспортом. Таким образом, строя магистрали, мы одновременно увеличиваем количество машин, работа происходит до некоторой степени вхолостую.

Многие города мира убедились в этом на собственном горьком опыте. Впрочем, ехать в другой город, чтобы увидеть, как это работает, не обязательно. Пока реконструировали Пироговскую набережную, её объезд был организован по узкому участку Большого Сампсониевского проспекта, однако затор в этом месте даже в час пик редко был безнадёжным. Когда же развязку наконец открыли, машины стали собираться в гарантированную часовую пробку. Всё потому, что многополосные дороги притягивают гораздо большее количество водителей, чем неширокие улицы со сложной схемой движения.

Именно Обводный канал сейчас можно назвать разделительной полосой между старым центром и новыми районами. Может так случиться, что к 2020 году она окончательно разделит Петербург на два города

Помимо сомнительной эффективности самой реконструкции Обводного, есть и более серьёзный аргумент. Как я уже написала выше, исторически так сложилось, что канал сегодня является границей между старым и новым городом.

В первом сконцентрировано всё наше представление о Петербурге. Это среда, формирующая самосознание горожан, даже несмотря на то, что условия жизни в ней часто далеки от идеальных. Периферия Петербурга не имеет никаких отличительных особенностей, она была бы точно такой же в любом другом месте со схожими экономическими и географическими условиями, её культурная ценность стремится к нулю. Районы опустевших производств, и в том числе Обводный канал, дают шанс на частичное исправление ситуации: их можно использовать, чтобы создать адекватное современное продолжение исторического Петербурга и даже восполнить какие-то из его недостатков, как, например, нехватку зелёных рекреационных зон. Создание транспортного объезда закроет эту возможность если не навсегда, то на долгие годы.

Градостроители и чиновники делают то, от чего ещё в 1960-е годы предостерегала американский экономист Джейн Джейкобс в книге «Жизнь и смерть больших американских городов», а именно: смотрят на город сверху и поэтому не представляют себе реальных последствий предлагаемых решений.

Представьте себе, что проект ТОЦ состоялся и вдоль Обводного день и ночь мчат автомобили. Что сможет появиться вокруг? Только многоэтажное жильё, торговые и реже офисные центры с большими стоянками, автосалоны. Инвестиционная привлекательность всех прилегающих территорий, а с ними и находящихся поблизости исторических памятников упадёт даже по сравнению с нынешним состоянием. Про красивую архитектуру, разнообразие, развитую инфраструктуру, гуляющих людей придётся забыть. Жители района, который вырастет на этом месте, выходя из двери подъезда, будут садиться в машину даже для того, чтобы попасть на другой берег. Отличие от Озерков останется разве что в меньшем расстоянии до Дворцовой площади. Центр Петербурга окажется островом в море многоэтажек, и возникнет риск затопления его берегов.

Идеальным, но сейчас, вероятно, недоступным вариантом компромисса было бы строительство тоннеля под Обводным каналом и, наоборот, сокращение количества полос движения на поверхности. Впрочем, есть мало сомнений в том, что в нынешнем состоянии экономики и градостроительства Петербургу не потянуть такой проект. Вероятно, решение стоит отложить, по крайней мере до появления более своевременных идей, чем ликвидация светофоров.

Есть множество других способов регулировать ситуацию с коммуникациями в городе. В первую очередь, конечно, стоит заниматься общественным транспортом — в конце концов, только он является единственным действенным спасением от пробок. Вместе с тем стоит соотносить планы любого нового строительства с возможностями дорожной инфраструктуры. Пока город бегает как белка в колесе: в то время как происходят какие-то положительные сдвиги, вроде появления кольцевой дороги, неумелое распределение нового жилья быстро нейтрализует их положительный эффект. Вокруг КАД уже построили столько муравейников, что скоро нам понадобится ещё одно кольцо. Не остановив этот процесс, мы едва ли приблизимся к реальному облегчению ситуации на дорогах.

Если правительству очень уж хочется сделать что-то хорошее для автомобилистов и быстро, то их в Петербурге не так сложно удивить. Достаточно устранить колеи в асфальте, хотя бы на Невском, Каменноостровском и Московском проспектах, чтобы петербуржцы ощутили, как что-то резко меняется к лучшему.