Позавчера на Новом Арбате состоялся пятый митинг «За честные выборы». Людей пришло меньше, чем ожидали, и у многих, особенно после мрачной толкучки в фонтане на Пушкинской, возникло чувство разочарования. Ну да, мы кое-чего добились. Московские власти теперь разрешают митинги, в стране вроде как объявлена политическая реформа, телевидение из инструмента тотальной пропаганды превратилось в инструмент почти тотальной пропаганды. Но выборы в Думу никто отменять не собирается. И президент на ближайшие 6 лет тоже определен. Я согласился бы с этим, если бы не одно «но» — слезы победителя.



Зюганов, Жириновский, Миронов и Прохоров играли хуже, чем сборная России по футболу в матче с Японией. 


 

Я задавал себе вопрос, почему Путин плакал на Манежке? Ветер, конечно, ни при чем. Это были слезы радости и триумфа. Просто он впервые выиграл в соревновании. Да, ему слегка подсуживали, да, соперников подбирал он сам, но все же соревнование проходило достаточно честно и он победил. Всю жизнь его назначали, оставляли на хозяйстве, потом все просто боялись с ним играть. И тут вдруг у него появился сильный оппонент.

Этот оппонент не Прохоров, не Зюганов, не Жириновский и не Миронов. Вы ведь не верите, что они действительно хотели выиграть? Да они играли хуже, чем сборная России по футболу в матче с Японией. Мне кажется даже, что они иногда просыпались ночью в холодном и липком поту от того, что им снилось, как они попали во второй тур. Прохоров, Жириновский, Зюганов, Миронов — все они попросту слили игру. Путин вправду плакал от радости и был счастлив, когда звонил рабочим в Тагил. А вы заметили, чтобы Зюганов, Миронов, Прохоров или Жириновский плакали от горечи поражения? Им было плевать.

На самом деле с бардаком, с системой накруток, лжи, пропаганды, коррупции и хаоса сразились простые люди. Граждане России. Путин сразился с зарождающимся гражданским обществом (в его вселенной — бандерлогами и слугами Запада, ведь нельзя же торжествовать от победы над истинными гражданами своей страны) и на этот раз победил. И это были слезы счастья от редкой в жизни этого немолодого уже мужчины настоящей победы. Она впервые далась ему по-настоящему непросто, ведь на той стороне была огромная масса людей со всей страны.



На самом деле никто не хочет позаботиться о потребителях. И гражданам придется самим заняться строительством прекрасного нового мира. 


 

Все это время ТВ пыталось убедить нас, что против текущего устройства дел выступают только в Москве. Но это не так. В последние дни я много разговаривал с молодыми ребятами из регионов и могу сделать два субъективных вывода. Первое — в регионах выборы президента прошли куда жестче, чем в Москве, с намного более массовыми нарушениями. Второе — молодых, думающих, активных граждан это сильно достало. В регионах пока не сложилось митинговой активности, но уровень общественного обсуждения и осуждения нынешней ситуации там очень высок. И там огромное количество пассионарных и талантливых людей, которым не плевать на свой город и свою страну.

Все мы научились «более лучше» митинговать, собирать тысячи наблюдателей, объединяться ради общей цели. Но теперь начинается самое главное — настоящая борьба. В прошлой колонке «Комфортная страна или государство как сервис» речь шла о том, что все хотят, чтобы государство предоставляло качественные услуги, а партии качественно представляли граждан страны в Парламенте. Сейчас очевидно — заботиться о потребителях в Госдуме никто не будет, и гражданам придется не только требовать достойного качества услуг, но самим заняться строительством прекрасного нового мира.

Смысл не в том, чтобы взять штурмом Кремль или Белый дом. Гражданское общество не рождается в фонтане с ментами или на горящем танке. В ту ночь, когда слепая ярость из-за несправедливости и наглости власти переполняла горожан и все решали, будет ли драка за площадь Революции или организаторы решатся перенести митинг на Болотную, а если все же перенести, то дадут ли коридор для прохода — в эту ночь очень многие и в мэрии, и среди протестующих поняли одну простую вещь: они отвечают за горожан. Потому что в конце концов это общий город. Потом на Болотной все удивлялись, как могут стоять вместе коммунисты, демократы, геи и националисты с имперцами. Смысл в том, что в настоящей Государственной думе они тоже бы оказались все вместе, и стоит научиться взаимодействовать и договариваться сначала на площади. Потому что несмотря на разные политические взгляды и идеологию, есть вещи общие для всех граждан страны. В базовых потребностях все граждане одинаковы и морально-этическая платформа у всех одна. Всем нужна правда, свобода, комфорт и возможность честно и эффективно прожить свою жизнь в стране, которой ты гордишься.



За спиной у каждого — сотни тысяч рассерженных граждан. А против — гнилая и неэффективная система. 


 

После месяца холодной гражданской войны это чувство солидарности несколько притупилось. Но слушайте: еще не было битвы и нет поражения. Все происходившее последние три месяца — это пролог. И сейчас самое время начать битву. За свободу, за честность, за сильную и современную страну. Время создавать партии, ловить коррупционеров, заваливать исками суды, пикетировать, читать новости, писать письма, избирать и быть избранными.

Что хорошо, битва эта не требует лидера. Хотя его последние три месяца пытались вообразить и в кабинетах Кремля, и на площадях. Пора признать, что сейчас он и не нужен. Лидер, отец нации или, если хотите, вождь революции — он в старой парадигме, которую хорошо описал в своем стихотворении Владислав Сурков: «Он всегда впереди в алом шелке на бледном коне, мы за ним по колено в грязи и по горло в вине...» В гражданском обществе все немного иначе. Каждый из тех, кто устал от этого балагана, сам лидер. Каждый должен понять, что все в его силах и за его спиной — сотни тысяч рассерженных граждан. А против — гнилая и неэффективная система. В вакууме смысла, честности, смелости и идей любой адекватный человек соберет тысячи единомышленников. И если даже субтильный бывший игрок в покер по фамилии Кац смог, то все смогут.



— Была такая поэма у аль-Газзави — «Парламент птиц». Это о том, как тридцать птиц полетели искать птицу по имени Семург — короля всех птиц и великого мастера.
— А зачем они полетели искать короля, если у них был парламент?
— Это ты у них спроси. И потом, Семург был не просто королем, а еще и источником великого знания. А о парламенте так не скажешь.
— И чем все кончилось? — спросил Татарский.
— Когда они прошли тридцать испытаний, они узнали, что слово «Семург» означает «тридцать птиц».
— От кого?
— Им это сказал божественный голос.


Виктор Пелевин, «Generation П»


 

Тридцать птиц: О жизни после протеста. Изображение № 1.СЕРВИСНЫЙ ЦЕНТР:
КОМФОРТНАЯ СТРАНА
ИЛИ ГОСУДАРСТВО КАК СЕРВИС