Вот уже три недели я не делаю того, что люблю больше всего на свете. Не ем свиней, кур, быков, цесарок, гусей, баранов, уток и голубей. И не запиваю всё это водкой или виски. Ну или в крайнем случае вином или пивом — ими я тоже не запиваю. Я пью чай, ем кашу. Но всё это еще можно терпеть, а вот что заставляет меня скрипеть зубами и нервничать — я не читаю «Фейсбук». Я пощусь.



«Хотя я считал себя вполне православным и воцерковленным человеком, алкогольно-угарные страсти много лет всё равно побеждали».


 

Года четыре назад я решил поститься. До этого тоже что-то было, но как-то несерьезно. Хотя я считал себя вполне православным и воцерковленным человеком, алкогольно-угарные страсти много лет всё равно побеждали. И я решил — хватит. Мне тогда было 29 лет, и я сделал всё по-настоящему: решил, что отказываться в первую очередь нужно от того, что мне дороже всего. Дорог мне был тогда алкоголь. Ну очень дорог. Ежедневное безудержное веселье почти всё время заканчивалось часов в пять утра. И литр крепкого алкоголя за день-вечер-ночь казался вполне возможной дозой (сейчас я уже сам в это поверить могу с трудом, но живые свидетели тогдашних алкомарафонов могут подтвердить!). И ведь это почти не мешало вести трудовую журналистскую деятельность, да еще и концерты играть. А еще обзавестись двумя детьми. Ну проснулся попозже немного, ну голова побаливает. Ну опохмелился вечерком. Ну понеслось веселье снова.

Решение было принято: веселье начинало казаться каким-то уж слишком подозрительным — я решил 40 дней не пить вообще.

И знаете что? Было тяжело. Первые пару недель ну прям очень и очень тяжело. И было грустно, грустно, потому что хотелось пить и веселиться. И еще хуже от того, что все остальные вокруг продолжали пить и веселиться. То есть мало того, что мне было грустно, так мне было еще завидно. В общем, я сорвался и пару раз выпил водки. Пару раз выпил пива. И еще несколько раз чего-то еще. Но с прежними литрами, конечно, это ни в какое сравнение не шло. Пост, можно сказать, удался. Зеленый змий был если не повержен, то по крайней мере усмирен. Пристрастие к алкогольному веселью в прежних масштабах оказалось в прошлом навсегда.



«В общем, я сорвался и пару раз выпил водки.
Пару раз выпил пива. И еще несколько
раз чего-то еще».


 

Через год я решил пойти дальше и, кроме алкоголя, отказаться еще от мяса. Это было мое второе любимое занятие — есть мясо. Тогда как раз зародилась LavkaLavka, и главная тогдашняя ее цель была в удовлетворении собственных ну очень возросших гастрономических гедонистических потребностей. Это было время великих гастрономических открытий: мы запекали гусей с яблоками и без яблок, фаршировали индеек перепелками, жарили баранов на вертеле и тушили говяжьи хвосты. В общем, веселье продолжалось, но на место алкоголя как главного сопровождающего и усугубляющего это веселье пришла еда. А главное — мясо. Мясо на костре, мясо в печи, мясо на сковороде. И даже сырое мясо.

В общем, пришло время отказаться от второго любимого занятия. Начался пост, меня ломало почти так же, как в прошлый раз с водкой. А веселье вокруг продолжалось: окружающие друзья-приятели к тому времени стали меньше пить, но отказываться от мяса не собирались. Они продолжали тушить, запекать и жарить, а я истекал слюной и очень страдал. Во всяком случае первые две недели. Пару раз я сорвался и съел что-то вроде цыпленка и стейка. Но через 3–4 недели обильное слюноотделение остановилось, хотя веселье вокруг продолжалось. Я научился жить без этого.

Пришел 2011 год — время Великого поста. Один из важных для меня вопросов, на который я так и не мог дать окончательного ответа в предыдущие годы «постных опытов», был такой: у меня день рождения 31 марта — как же можно не повеселиться на собственный день рождения? Не выпить водки? Не съесть бараний бок? И я пил водку и ел бок. Но тут-то оказалось, что благодаря предыдущим постам и без водки, и без бока уже можно было жить. И я решил не праздновать день рождения 31 марта. Я решил, что отмечу его потом, например на именины 15 мая. Пришло время, все друзья-товарищи-близкие поздравляли меня с днем рождения и с удивлением и иногда возмущением слышали в ответ рассказ о «переносе праздника». Но нужно сказать, что потом — 15 мая — праздник удался, и бок удался, и водка, как всегда, удалась. Оказалось, что и без этой привычки — отмечания дня рождения — вполне можно весело жить.



«И меня ломает. Вот уж три недели прошло,
а ломка всё еще идет. Это потяжелее, чем было
с водкой и мясом». 


 

За эти четыре года постных опытов я сильно изменился и одновременно не поменялся. Я всё равно пью водку, ем мясо и праздную, но теперь это для меня всего лишь приятные дополнения к моей жизни, а не сама жизнь.

В этом году я решил снова отказать себе в чем-то любимом. Практика прошлых лет указывала на правильность подобных опытов. И я понял, что любимым и при этом очень трудноконтролируемым стало для меня пристрастие к «Фейсбуку». Чтение бесконечной френдленты, кучи комментариев, просмотр фотографий, лайки и всё прочее, без чего жизнь становится такой пустой. Оказалось, что веселье моих друзей-товарищей-близких теперь было не в пьянстве, не в индейках с перепелками, а в том, чтобы лайкать, добавлять в друзья, читать посты, комментарии и прочее. Ну и мое веселье тоже было там. Вот от этого я и решил отказаться. Но не совсем, так как писать в «Фейсбуке» мне приходится и по причине профессиональной. Я отказался от чтения ленты друзей.

И меня ломает. Вот уж три недели прошло, а ломка всё еще идет. Это потяжелее, чем было с водкой и мясом. Я сорвался не пару раз, как в прошлые годы. Я срываюсь почти каждый день. И мучения продолжаются прямо сейчас, но я всё равно буду продолжать. Я не собираюсь отказываться от «Фейсбука», я хочу, чтобы «Фейсбук», как и алкоголь с мясом в свое время, превратился лишь в приятное дополнение моей жизни, а не заменял ее.  

И избави меня от лукавого. И не введи меня в искушение «Фейсбуком».


Иллюстрация: Александр Похвалин