Люди — плохие водители. Они разговаривают по телефону и проскакивают на красный, включают левый поворотник и едут направо, пишут за рулём эсэмэски, пьют, отвлекаются на детей и проучивают друг друга, подрезая и притормаживая перед чужой машиной. Люди не совершенны. У них сводит ноги, случаются сердечные приступы, их клонит в сон, у них есть слепые зоны. С человеческими слабостями можно было бы мириться, если бы они не обходились так дорого.

По данным Всемирной организации здравоохранения, в автомобильных авариях по всему миру гибнут 1,24 миллиона человек в год, 50 миллионов получают ранения. В России в 2013-м произошло более 163 тысяч ДТП (январь-ноябрь), 20 тысяч человек погибли, 215 тысяч были ранены. При этом 88 % всех аварий в России, как говорят гаишники, происходит по вине водителей.

Это не может не наводить на мысль, что управление автомобилем — слишком серьёзное и утомительное занятие, чтобы поручать его людям. Догадываться об этом начали давно, в 30-х годах XX века. В 1939 году в Нью-Йорке проходила всемирная выставка. В павильоне General Motors, который назывался Futurama (отсюда и пошло название мультфильма), перед посетителями расстилался макет будущего: небоскрёбы и окраины городов связаны суперскоростными шоссе, а по ним без помощи человека едут радиоуправляемые автомобили. «Запомните, именно так и будет выглядеть мир в 1960 году», — пообещали General Motors. В 1977-м уже и Ford уверяли, что выпустят собственный беспилотный автомобиль в 2000 году, но не сдержали слово. И только в 2008-м компания Google, которая не имеет никакого отношения к автомобилестроению, взялась за проект беспилотной машины, который начали разрабатывать в засекреченной лаборатории Google X в Маунтин-Вью. Пока «Автоваз» внедряет новые виброгасящие прокладки, в гугломобилях уже разрешили ездить по дорогам Невады, Флориды и Калифорнии.

 

  

До 2000 года изобрести умный беспилотный автомобиль было технически невозможно

  

 

Изначально было два подхода к изобретению беспилотного автомобиля: одни предлагали делать умные дороги, другие — умные автомобили. General Motors в конце 50-х решили пойти первым путём, задумав оснащать дороги магнитами и зарывать в землю кабели, которые могли бы информировать автомобиль о предстоящих изгибах и поворотах, после чего машина бы самостоятельно увеличивала или сбрасывала скорость. Это был хороший проект, но в условиях, когда в большинстве стран мира нет денег даже на то, чтобы построить дороги или заделать выбоины, разговор об оснащении дорог электроникой не идёт.

Концепция умной машины более реалистична, но и более сложна. Для неё нужны сенсоры, которые будут направлять автомобиль, а также компьютер, который будет его вести, и цифровые карты, которые он сможет считывать. В 1980-х годах немецкий инженер Эрнст Дикманс оснастил Mercedes видеокамерами и процессором, а затем запрограммировал его на то, чтобы следовать дорожной разметке. В 1995 году его автомобиль смог добраться по прямой из Мюнхена в Оденсе с минимальным участием человека. Однако на этом проект и закончился. Несмотря на то, что 98 % вождения — это просто движение в соответствии с дорожной разметкой, именно оставшиеся 2 % имеют самое большое значение. До 2000 года изобрести умный беспилотный автомобиль было технически невозможно: не было сенсоров, мощных компьютеров, цифровых карт местности, а радар был исключительно достоянием ВПК и стоил 200 миллионов долларов.

Водитель для веры: Александра Шевелева о беспилотных автомобилях Google и разочаровании в человеке. Изображение № 1.

Сегодня гугломобиль — это Toyota Prius, Audi TT и Lexus RX450h, на крышах которых установлены вращающиеся сенсоры и камеры. Они получают 3D-изображение пространства и сверяют его с цифровыми картами. Кроме того, гугломобили оснащены радаром, антеннами, GPS и самым передовым программным обеспечением.

Всё началось не с машины, а с карт. Инженер Энтони Левандовски и роботостроитель Себастьян Тран пришли в Google, чтобы создавать Google Street View и Google Maps. В феврале 2008 года продюсер передачи Prototype This! на Discovery Channel предложил Левандовски спроектировать беспилотную машину, которая смогла бы доставлять пиццу. Программисты Google разработали систему управления и убедили калифорнийских полицейских разрешить машине пересечь мост Бэй-Бридж. Машину по доставке пиццы тогда сопровождали восемь полицейских автомобилей и восемь мотоциклов. Она успешно пересекла мост, а затем врезалась в бетонную стену. Эксперимент, впрочем, всем понравился, и Google начали строить свой беспилотный гугломобиль, собрав лучшую команду программистов из Бельгии, Нидерландов, Новой Зеландии, Канады, Германии, Китая и России.

  

Водитель для веры: Александра Шевелева о беспилотных автомобилях Google и разочаровании в человеке. Изображение № 6.

Сергей Брин

сооснователь Google

  

(из интервью журналу The New Yorker)

Мы хотим изменить мир с помощью беспилотного автомобиля. Выйдите на улицу: вокруг вас парковки, шоссе и эстакады. Транспортная инфраструктура занимает огромные площади. При этом большинство машин используются один-два часа в сутки, остальное время стоят на улицах или в гаражах. Если машины смогут передвигаться самостоятельно, их можно будет использовать как транспортную сеть: машины будут забирать и отвозить людей, а потом ждать следующего вызова. Это будет дешевле и эффективнее такси, им будет нужно вдвое меньше топлива, они будут занимать в пять раз меньше места на дорогах. Улицы освободятся от машин, а вместо парковок можно будет разбить парки. Нет, мы не собираемся встраиваться в существующие бизнес-модели. Мы просто будем жить на другой планете. Цена меня не волнует. Стоимость технологий постоянно падает, стоит только подождать месяц-другой.

  

Сергей Брин настроен решительно: он планирует создать законченный коммерческий продукт, а не просто прототип, которым можно будет похвастаться на автомобильной выставке. Гугломобиль уже проехал более 800 тысяч километров без ДТП. Он умеет реагировать на непредвиденные ситуации, такие как летящий на лобовое стекло матрас, выбежавшие на дорогу кошка, олень или ребёнок. Его сенсоры видят намного дальше человека во всех направлениях, поэтому реагируют на снижение скорости впереди идущего автомобиля раньше водителя. Гугломобиль умеет перестраиваться из ряда в ряд, тормозить и разгоняться более плавно, чем человек. Он знает каждый поворот, каждое дерево и каждый светофор. Правда, пока ещё плохо ориентируется в ненастную погоду, не слышит окрика полицейского и не умеет следовать указаниям регулировщика. Как и любой робот, гугломобиль законопослушен, поэтому ему не всегда просто пересекать перекрёстки, где все так и норовят пролезть без очереди. С другой стороны, пока ещё не совсем понятно, насколько гугломобиль защищён от хакерских атак.

Несмотря на оптимизм разработчиков, перспективы гугломобиля не ясны: ведь Google не автомобильная компания, она производит программное обеспечение, которое ещё предстоит продать какому-нибудь автоконцерну.

 

  

Но как же, как же это ощущение свободы, когда ты едешь навстречу ветру и солнцу

  

 

Пока только Nissan задумываются о запуске беспилотных машин, остальные производители считают, что человек в автомобиле должен быть главным. При этом сложно не заметить, что с каждым десятилетием автоконцерны только и делают, что шаг за шагом автоматизируют систему управления: гидроусилитель, круиз-контроль, АБС, парктроник, стереокамеры. Машины учат принимать решения самостоятельно, поскольку доверять водителю слишком опасно.

Последние экспериментальные модели Mercedes, как и гугломобиль, могут самостоятельно маневрировать в потоке машин, отслеживать препятствия с помощью камер и радаров. Но отчуждение человека от руля противоречит философии компаний: они делают машины для тех, кто получает удовольствие от вождения и готов за это платить. В современных системах безопасности Volvo те же самые камеры, лазеры, радары, которые следят за безопасностью вождения. Если автомобиль пересекает линию разметки без поворотника, звучит предупреждающий сигнал, если ошибки повторяются, включается датчик «пора выпить кофе».

Автомобили становятся умнее, а человеку это уже не обязательно: его всё дальше и дальше отодвигают от принятия решений. Спортивный браслет решает, когда нам вставать, специальные приложения лучше нас знают, сколько мы должны пройти за день, навигаторы ориентируются в Москве гораздо лучше таксистов. Конечно, жить под присмотром искусственного интеллекта безопаснее и легче. Но как же, как же это ощущение свободы, когда ты едешь навстречу ветру и солнцу по какой-нибудь пустой трассе, в твоих руках — колесо руля и кажется, будто бы и вся жизнь в твоих руках. Ты что-то контролируешь, что-то планируешь, у тебя что-то обязательно сбудется, и ты будешь единственным, кого надо будет за это благодарить. Или действительно пора уступить водительское кресло более совершенным существам, занять пассажирское и уткнуться в окно, надев наушники и доверившись автопилоту? Надеясь, что когда-нибудь, в чрезвычайной ситуации, когда произойдёт какая-нибудь ошибка, сядут батарейки, система зависнет и потребуется наше вмешательство, мы всё ещё будем знать, как это делается — как своими руками водить машину, менять колесо, сажать деревья и строить дома. Хотя бы будем помнить то наслаждение, которое когда-то испытывали от простых соприкосновений с жизнью.

 

Фотографии: Wikipedia.org, TED Conference / Flickr