Андрей Подшибякин об Илье Яшине, наручниках, страпоне и Госнаркоконтроле

       


Кадр из первого эпизода 14-го сезона сериала South Park

     

Два недавних и несвязанных между собой события: во-первых, Госнаркоконтроль провел рейд по семи московским клубам и задержал, как пишут в массовой прессе, «более ста наркоманов»; во-вторых, оппозиционный политик Илья Яшин чуть не пал жертвой шантажа — две модели в нижнем белье угрожали ему страпоном и наручниками.

В обоих случаях  есть много удивительных подробностей (местами монтипайтоновского толка), но поговорить хотелось бы о другом. Поражает младенческая наивность абсолютно  всех участников обоих происшествий. Сначала история с Госнаркоконтролем: в 2010 году кто-то наконец догадался, что происходит в дорогих клубах — это еще ладно. Посетители, без стеснения употребляющие таблетки в общественном месте, вызывают уже более сильное недоумение. Но примечательнее всего отреагировали реципиенты обыска: представители одного из клубов сказалали, что в пакете был не кокаин, а, наоборот, «Энтеросгель — средство для желудка!». И добавили, что «примерно три недели назад они сами написали письмо в местное ОВД с просьбой оказать им содействие в борьбе с наркотиками» и заодно с проституцией. Примерно так оправдываются нашкодившие пятиклассники перед завучем: и не курили мы вовсе, а просто бумагу жгли, да и сами, кстати говоря, против курения и как раз собирались сдать вам, Марья Ивановна, вот эти сигареты, которые мы нашли за школой.

С Яшиным все  еще более удивительно. Любого мужчину, не являющегося Брэдом Питтом, могли  бы насторожить немотивированные приставания  двух моделей, но политик не почуял неладного, пока в дело не пошли плетки и наручники. Гипотетические заказчики адского компромата тоже могли бы задуматься, что есть множество гораздо более эффективных способов опозорить 25-летнего неженатого мужчину, чем групповой секс с красотками; даже батт-плаг и хлыст в таких обстоятельствах вряд ли могут сильно смутить аудиторию. К девушкам (обладательницам, кстати, инфернальных кличек Чукс и Муму) вопросов, конечно, меньше, но тоже есть — надо обладать очень специфическим складом ума, чтобы предлагать малознакомому человеку кокаин и потом обижаться, что он не кидается его употреблять в нужном ракурсе перед скрытой камерой.

Обе истории, явно неприятные для всех фигурантов (кроме, может быть, Госнаркоконтроля и Муму с Чуксом), тем не менее выглядят записями в школьном дневнике с припиской  «Родителей в школу!». Полными идиотами кажутся такие на первый взгляд приличные люди, как принятые в клубе в соответствующем состоянии «генеральный директор строительной компании, банковский работник, персональный тренер по фитнесу и налоговый инспектор» (цитата из сводок ГНК, похожая на что-то из Ильфа и Петрова).

Не хочется никакого морализаторства, но, честное  слово, может, как-то уже выйти из школьного возраста? Не хранить на столе пакеты с незаконной дрянью, не заниматься опасными глупостями, не трахаться с кем попало, включить инстинкт самосохранения и изредка думать хотя бы на полшага вперед — не самые сложные вещи в мире. Чтобы следовать этим правилам, не нужно даже быть фининспектором или оппозиционным политиком — достаточно вспомнить, что школа давно закончилась.