30 июля в Хамовническом суде началось рассмотрение дела Pussy Riot, за ходом которого следили даже внимательнее, чем за выступлениями нашей сборной в Лондоне. И не зря: такого количества невероятных открытий, научных и богословских сенсаций не давал, кажется, ещё ни один процесс в истории.

Например, свидетель обвинения Олег Угрик сравнил ад с московским метро. Второй свидетель обвинения Мотильда Сигизмундовна Иващенко оказалась склонна к смене имён и фамилий (прежде, по данным адвокатов, она была Ириной Назиевной Махмудовой и Агриппиной Марсельевной Лашковской), а затем и вовсе сбежала из зала суда, отказавшись давать показания. Охранник храма Сергей Белоглазов, хотя и воевал в Афганистане, признался, что в течение двух месяцев «не мог выйти на работу из-за душевной травмы». При этом свидетелей защиты, которые находились в храме во время панк-молебна и видели всё собственными глазами, суд заслушать отказался.

Известный церковный деятель Андрей Кураев выступил с неожиданным разоблачением: акцию в храме Христа Спасителя якобы заказал глава департамента культуры Москвы Сергей Капков. Тем временем всё больше мировых звёзд присоединялись к требованию отпустить Pussy Riot — на минувшей неделе группу поддержали и Стивен Фрай, и Патти Смит, и Дэнни Де Вито. Прокомментировал дело даже президент Владимир Путин: по его мнению, наказание для девушек не должно быть слишком строгим. А вот певица Елена Ваенга потребовала сурово наказать преступниц: правда, поразило всех лишь запредельное количество орфографических ошибок в её коротком посте. Изобретённое певицей слово «мичеть» стало новым интернет-мемом.

Хотя суд запретил вести видеотрансляцию процесса, а журналистам — цитировать прямую речь свидетелей, заинтересованные всё равно узнали о появлении в лингвистике нового термина «анально-экскрементальная семантика». Судья Марина Сырова уже прославилась тем, что только за первые три дня слушаний произнесла фразу «Снят вопрос!» не менее 50 раз. В течение недели несколько раз в суд вызывали скорую помощь: плохо становилось и обвиняемым, и полицейским. Зрителей выводили за то, что они смеялись над прокурором. Суд эвакуировали после звонка телефонного террориста. Активисты в балаклавах устраивали стихийный митинг.

На следующей неделе рассмотрение дела продолжится.