Стало известно об очередных изменениях, связанных со строительством судебного квартала на берегу Малой Невки, напротив Стрелки Васильевского острова. Появился слух, что в результате непубличных договорённостей проектированием квартала займётся не мастерская Максима Атаянца, а бюро Евгения Герасимова. Прямых доказательств нет, но зато косвенные довольно убедительны: Максим Атаянц утверждает, что от работы отстранён, а Евгений Герасимов, по одной из версий, принимал участие во встрече с главным архитектором города, где обсуждалось будущее квартала.

В Смольном при этом уверяют, что проект строительства здания Верховного Суда РФ на Петроградской стороне пока не утверждён, а все архитекторы, участвовавшие в конкурсе, имеют равные шансы, — и это ещё больше запутывает ситуацию.

Архитектурный критик Мария Элькина считает, что возможная замена Атаянца на Герасимова означает, что государственная идея воссоздания традиций сменилась идеей построить ну хоть что-нибудь.

   

Архитектурный критик Мария Элькина — о будущем судебного квартала в Петербурге. Изображение № 1.

Мария Элькина

Нельзя сказать, чтобы Петербург лишился шедевра — вовсе нет. Закрытый конкурс, который Максим Атаянц выиграл у трёх других петербургских бюро в 2013 году, был проведён с полным безразличием к профессиональной этике и мнению горожан. Территорию напротив Эрмитажа и Биржи отдавали на откуп архитектурным офисам, которые по общеевропейским меркам нельзя оценить даже как средние. Жюри, хотя в него и вошли несколько несомненно уважаемых деятелей культуры, было никак не профессиональным, то есть победитель выбирался по заведомо любительским критериям — мол, красивая картинка. Впечатляющие каменные громады с изобилием привычного декора на фасаде сгодились бы для второразрядной исторической киноленты, но берегам Невы подходят мало. Впрочем, выбор любого другого участника был бы не лучше. Нынешний герой дня Евгений Герасимов тогда предложил слабую имитацию сталинской архитектуры.

Архитектурный критик Мария Элькина — о будущем судебного квартала в Петербурге. Изображение № 2.

 Концепция судебного квартала

«Евгений Герасимов и партнёры»

Заметим, это была не первая попытка Герасимова взяться за проектирование на этом месте — до этого в 2008-м году он совместно с Сергеем Чобаном выиграл конкурс на жилой комплекс «Набережная Европы» для «ВТБ Девелопмент». Та затея была куда более амбициозная — пригласить нескольких европейских архитекторов для строительства домов и так выстроить их в линию, чтобы повторить принцип петербургской застройки XIX века.

Когда речь идёт об общественных зданиях, впору проводить банальные параллели между архитектурой и государственной идеологией. Замена «Набережной Европы» на псевдоисторический судебный квартал, действительно, произошла в тот момент, когда Россия от стремления стать европейской хотя бы на вид страной перешла к попыткам изолироваться, сплотившись вокруг мифических представлений об исторической культурной самости.

В последнее время по разным поводам любят повторять шутку польского сатирика: «Когда я думал, что достиг самого дна, снизу постучали». До последнего момента казалось, что вычурные эскизы Максима Атаянца — это и есть дно. Наша фантазия снова оказалась беднее жизни. Стала хуже не только архитектура, но и принцип её выбора — от закрытого и непрофессионального, но всё же публичного конкурса пришли к закулисным интригам.

По неким формальным признакам подходы Максима Атаянца и Евгения Герасимова похожи. Оба используют колонны в качестве основного элемента убеждения, оба хотят произвести, что называется, серьёзное впечатление. Разница в том, что Атаянц апеллирует к общей классической традиции, Герасимов — исключительно к поздней сталинской, но едва ли стоит видеть тут какой бы то ни было символический смысл. 

Архитектурный критик Мария Элькина — о будущем судебного квартала в Петербурге. Изображение № 3.

 Концепция судебного квартала

«Архитектурная мастерская М. Атаянца»

Если Максим Атаянц — честный последний романтик, чья приверженность старине по крайней мере искренна, то Евгений Герасимов от любого рода идейности и эстетических установок бесконечно далёк. Заметим, что и в предыдущем, противоположном по посылу, проекте он участвовал. В Петербурге он успел показать себя, кажется, во всех стилях, от модного в 1990-е постмодернизма до неироничных подражаний старым замкам.

По моему мнению, Евгений Герасимов по сути и не архитектор вовсе, а этакий идеальный проектировщик, который может хоть по-берлински фривольную архитектуру Сергея Чобана, хоть примитивные вкусы заказчика-нувориша снабдить рабочей документаций и, что ещё важнее, согласовать во всех многочисленных городских инстанциях. Вполне вероятно, что с этой ценной практической способностью отчасти и связано его предполагаемое возвращение на Ватный остров.

Так что если замена автора судов и отражает очередную смену курса, то вовсе не в сторону сталинизма. Скорее похоже, что идея воссоздания традиций сменилась идеей построить ну хоть что-нибудь. И судя по тому, что решения принимаются вот так неожиданно и в кулуарах, исподтишка, она тоже обречена на провал.

 

Мария Элькина является постоянным лектором «Дома культуры Льва Лурье». Следите за анонсами ближайших лекций Марии тут

   

Обложка: Руслан Шамуков / «ТАСС»