Скандал в Российском институте театрального искусства (ГИТИС) — недовольные готовящимся объединением театроведческого и продюсерского факультетов студенты пригрозили бойкотом занятий, а также провели публичную акцию протеста, на которую даже приехала полиция. 

Реформу, вызвавшую нешуточное недовольство, инициировал новый ректор университета Григорий Заславский, который вступил в должность в ноябре 2016 года. По мнению ректора, театроведческий факультет находится в кризисе и объединение его с продюсерским станет эффективной мерой по выходу из него. Решение было принято 20 декабря на совещании ученого совета университета, который при двух воздержавшихся проголосовал за объединение единогласно.

Объединение подверглось резкой критике со стороны студентов и многих педагогов вуза. Главная претензия — отсутствие подробного обсуждения. В частности, противники объединения указывают на то, что решение вынесли поспешно, а на совещании ученого совета не присутствовал декан театроведческого факультета Наталья Пивоварова и другие преподаватели факультета. Студенты театроведческого факультета узнали об объединении из новостей и провели несколько бесед с ректором, которые, по их словам, не прояснили ситуацию, а усугубили ее еще больше.

22 декабря студенты написали открытое письмо против объединения факультетов, а на следующий день объявили однодневный бойкот зачетов и провели художественную акцию во дворе вуза. Ситуация привлекла внимание деятелей театра, многих СМИ и общественности. Так, 24 декабря студенты РГИСИ записали ролик в поддержку студентов ГИТИСа. После волны обсуждений и громких заявлений ректор вуза Григорий Заславский принял решение о повторном созыве ученого совета, который в январе еще раз обсудит объединение двух факультетов.

The Village поговорил с участниками конфликта и выяснил, какие аргументы есть у каждой из сторон.


Екатерина Тимонина

студентка третьего курса театроведческого факультета

Об объединении факультетов я узнала не от педагогов и не от ректора, а из новостей. В первый день никто из студентов не понимал, что происходит. Мы нигде не находили программы объединения, не знали, зачем это нужно и как слияние улучшит наше образование. Большинство студентов-театроведов выступило против слияния. Я не знаю ни одного человека, который бы говорил, что он за.

Мы написали открытое письмо ректору университета Григорию Заславскому, где выступили против слияния. Под письмом оставили подписи не только студенты, но и видные театральные деятели. Всего таких подписей мы собрали больше тысячи, однако на первой встрече с нами ректор крайне негативно отреагировал.

Первые две встречи с Заславским абсолютно ни к чему не привели. Но вечером 23 декабря — на внезапной третьей встрече, о которой мы даже не договаривались, — ректор пообещал провести новый ученый совет в январе и оставить Наталью Пивоварову в должности декана, которую до этого вроде как хотел уволить. Говорят, он считал, что Наталья призывает студентов к бунту.

Эта встреча проходила в более дружелюбной атмосфере. Но нам недостаточно устных обещаний, мы требуем закрепить устные договоренности на бумаге. Ректор не предоставил нам ни программы объединения, ни документа, подтверждающего, что новый ученый совет будет действительно проведен. Однако бойкот занятий мы уже отменили — ведь ректор отреагировал на ситуацию хотя бы на словах, а это уже хоть что-то.

Не так давно программу обучения на театроведческом факультете переработали и сократили. Теперь театроведы учатся не пять, а четыре года. Естественно, это минус, но, чтобы решить проблему, не обязательно объединять факультеты — можно ввести дополнительные занятия или факультативы. Я не хочу объединения факультетов, я хочу сохранить целостность театроведческого образования.


Анна Жук

выпускница театроведческого факультета

Я узнала об объединении, как и все, из новостей. Меня возмутило, что такое судьбоносное для вуза решение приняли подобным образом. За объединение проголосовал ученый совет — орган, состоящий из ректора, глав факультетов и старейшин университета. Однако в повестке собрания даже не было упомянуто обсуждение слияния двух факультетов. Я уж не говорю о том, что решение приняли без декана нашего факультета Натальи Пивоваровой, которая сейчас находится на больничном после тяжелой аварии.

22 декабря мы, студенты и выпускники театроведческого факультета, пошли к ректору, чтобы он объяснил нам ситуацию. Заславский назначил отдельные встречи с педагогами и студентами-продюсерами, а с театроведами почему-то нет. Мы задали ему ряд вопросов, в том числе следующие: «Почему обсуждения не было в повестке?», «Почему нет программы обучения?» и «Почему наши интересы никто не представляет?» Заславский отвечал крайне уклончиво, эмоционально и неконструктивно. 

После непродолжительной беседы ректор ушел на встречу с педагогами и предложил поговорить позже. Мы прождали два часа, пришли к его кабинету и услышали от секретаря, что встреча отменяется. Заславский сидел в кабинете и даже не хотел к нам выходить! В итоге он поговорил с нами две минуты, сказал, что все решено и что преподаватели с его решением согласились. Однако это неправда, потому что после встречи педагоги высказывались в фейсбуке и разных СМИ против объединения.

Мы чувствуем себя крайне униженными, и нам не к кому больше обратиться. Заместитель декана нашего факультета — это проректор, у которого нет независимости и который не защищает наши права

В уставе университета сказано, что студенты могут принимать участие в важных решениях вуза. То есть ректор прямо действует против устава. 23 декабря мы провели акцию: заклеили факультет сигнальными лентами, вынесли парты и стулья во двор, встали между ними, а с третьего этажа в рупор зачитывали пункты устава. Вскоре вышел секретарь ректора и объявил, что вызывает полицию. Это важный момент — мы поняли, что новый ректор, который работает всего месяц, готов вызвать на своих студентов полицию. Для нас это пример профессиональной непригодности ректора. Полиция, конечно, сразу уехала, потому что не нашла в нашей акции ничего криминального.

Студенты продюсерского факультета тоже не согласны с объединением. Просто у них есть декан, который защищает их интересы, а у нас декан на больничном, поэтому нам пришлось идти на крайние меры. Мы чувствуем себя крайне униженными, и нам не к кому больше обратиться. Заместитель декана нашего факультета — это проректор, у которого нет независимости и который не защищает наши права.

Театроведческий факультет — научный факультет. Я, например, в следующем году планирую поступать в аспирантуру. Но если факультеты объединят, у театроведческой науки не будет будущего. Такие решения нужно проводить постепенно и в качестве эксперимента. А сразу прикрепить научную отрасль к прикладному продюсерскому факультету — это очень радикальный шаг.

Павел Руднев

преподаватель театроведческого факультета

Слух о том, что ученый совет ГИТИСа принял решение объединить два факультета, появился вечером 20 декабря. А уже на следующий день я прочитал новость об этом на сайте ТАСС. Однако, как позже пояснил профессор нашего вуза Дмитрий Трубочкин, в повестке ученого совета пункт о слиянии факультетов отсутствовал, поэтому многие преподаватели туда не пришли, посчитав, что собрание носит формальный характер.

Кстати, в недавней предвыборной речи ректора ни о каком слиянии факультетов речи тоже не было. Но в новости ТАСС об объединении говорилось как об уже свершившемся факте.

На следующий день, 22 декабря, прошла встреча педагогов театроведческого факультета с ректором Григорием Заславским, на которой мы заявили о том, что игнорировать мнения преподавателей факультета и его декана недопустимо. Еще мы попросили ректора показать нам программу развития факультета, но ее не существовало даже на словах.

Заславский пообещал представить нам концепцию объединения и сделать обсуждение внутри института максимально открытым и прозрачным. Однако это в будущем, а в настоящем мы столкнулись с полной неизвестностью, игнорированием мнений всех заинтересованных лиц и, как следствие, порождением многочисленных слухов. Мы действительно боимся, что факультет потеряет свою не великую, но все же значимость.

Факультет театроведения не находится в кризисе, в кризисе находится сама профессия. Изданий о культуре крайне мало, поэтому театральным критикам и театроведам негде печататься. Единственное место для публикаций — это интернет, где работа часто не оплачивается. Я много публикуюсь, но на заработанные от статей деньги не прокормишь семью. Такая ситуация вынуждает многих театроведов искать другие формы заработка.

Сейчас развит жанр устной рецензии на труппе (это наше российское ноу-хау), различные формы экспертизы, переводы, публичные лекции и так далее. Наука слабо развивается по той же причине — она потеряла престиж и перестала быть социальным лифтом. Например, для чего сегодня получать звание кандидата или доктора наук? Кроме мифического престижа, это ничего не дает.

Факультет театроведения не находится в кризисе, в кризисе находится сама профессия. Изданий о культуре крайне мало, поэтому театральным критикам и театроведам негде печататься. Единственное место для публикаций — это интернет, где работа часто не оплачивается

Безусловно, реформа факультета необходима, но ее нельзя проводить без учета мнений педагогов и декана. Я уверен, что все педагоги готовы к реформам. В предыдущие годы мы много раз предлагали новые проекты для развития факультета, среди которых — обучение драматургов и курсы повышения квалификации для завлитов провинциальных театров. Но все наши инициативы тонули в обилии других дел.

Театроведение и театральная критика не станут более престижными занятиями, если их слить с продюсерскими дисциплинами. Критик может быть и ученым, и журналистом, и менеджером, но продюсером ему не стать. А вот создать отдельный экспериментальный курс, на котором продюсеры и театроведы учились бы параллельно, — это было бы отлично. 

Конечно, студентам не понравилось, что такое решение было принято вне всяких этических норм. Студентам стало больно за учителей, но студенческого бойкота, по сути, не было. Был лишь короткий перформанс с пародией на один из важнейших спектаклей XX века — «Мертвый класс» Тадеуша Кантора. У нас талантливые студенты, я бы даже сказал, лучшие за все время. Это свободное поколение, которое не знало советского унижения, я ими восхищаюсь и завидую им. Мы такими не были и уже никогда не будем.

Вечером 23 декабря Григорий Заславский после серии отказов все-таки пришел к студентам и поговорил с ними не в репрессивной манере. Он был инициатором встречи, и, на мой взгляд, это поступок. Ректор подтвердил, что ученый совет будет снова созван в конце января и пообещал не увольнять декана театроведческого факультета Наталью Пивоварову.

Идея созвать ученый совет еще раз, но уже в полном составе со всеми заинтересованными лицами висела в воздухе. На этом настаивали многие педагоги, в том числе и педагоги режиссерского факультета ГИТИСа. Я считаю, что созыв нового совета — важная и необходимая ступень для конструктивного диалога. При этом у меня нет предположений относительно решения, которое примут на новом совете. Все будет зависеть от персональной ответственности и совестливости людей.

Наталья Пивоварова

декан театроведческого факультета

Во время обсуждения объединения факультетов с ученым советом Заславский ввел всех в заблуждение. Он подал информацию так, будто руководители продюсерского и театроведческого факультетов согласны со слиянием. Однако мы даже не знали об этом решении! К тому же в ученом совете не было ни одного представителя от театроведческого факультета. Если у ректора благие намерения, то почему он предварительно ни с кем не обсуждал этот вопрос? Ни один педагог и ни один студент не знал об объединении факультетов. Заславский авторитарно принимает решения, это очень похоже на принцип принятия решений нашим президентом. 

Я написала пост в фейсбуке, в котором призвала всех друзей и коллег протестовать против объединения. Но протестовать мирно, корректно и в рамках закона. Я советовала рассказывать эту историю и студентам с других факультетов, потому что ситуация, когда ректор отказывается говорить с учащимися, может повториться в любое время. Я поддерживаю студентов и не могу предать их в такой важный момент. Я также рекомендовала им не пропускать лекции, потому что за прогулы их могут отчислить.

Заславский говорит, что театроведческий факультет в кризисе, но это не так. Ректор просто не знает, что произошло в театроведческом образовании за последние 15 лет. Мы делали все, чтобы модернизировать процесс обучения: проводили множество научных конференций, куда приглашали великих режиссеров, критиков и других специалистов, у нас даже есть курс, посвященный авангарду ХХI века. 

Зачем объединять факультеты? Вы же не скрещиваете собаку с кошкой — они сами по себе хороши. Так и здесь: продюсеры и театроведы — это разные профессии, у них разное мышление и менталитет. Одни занимаются практикой, другие — историей театра, анализом, тенденциями и проблематикой.

Я думаю, ректор специально проводит эту реформу в спешке, перед Новым годом, пока я нахожусь на больничном. Он знает, что если я буду находиться на рабочем месте, то буду бороться. Это не борьба между мной и ним, это борьба против бессмысленных и категоричных изменений в вузе.


Тома Журкина

студентка третьего курса продюсерского факультета

Примерно полгода назад в университете начали ходить слухи о том, что продюсерский факультет закроют. Возможно, эти слухи были связаны с назначением нового ректора. Закрытия, конечно, не случилось, зато произошло объединение продюсерского с другим факультетом.

Я узнала об объединении от старосты нашего курса еще до появления новости в СМИ. Первая моя реакция — шок. Никто не знал, чем это может обернуться, ведь все боятся за свое образование и дипломы. Но староста нас успокоила, сказав, что диплом останется прежним. Для меня это и было самым важным.

На театроведческом факультете готовы бойкотировать занятия? И даже прошли акции протеста? Ничего себе! Как все серьезно, а я ничего об этом не слышала. Я общаюсь со многими студентами продюсерского факультета, и ничего подобного у нас не наблюдается, никаких радикальных настроений нет.

Не берусь судить, пойдет ли объединение нам на пользу, все-таки дисциплины продюсерского и театроведческого факультетов принципиально разные. Я думаю, реформу проводят быстро, чтобы не затягивать процесс, чтобы в новый год вуз вступил с новым объединенным факультетом.


Григорий Заславский

ректор ГИТИСа

Мне кажется, сейчас российским выпускникам театроведческих специальностей трудно найти себе работу. Многие театроведы работают в сферах продюсирования и менеджмента, и они часто жалуются, что им не хватает знаний в области экономики театрального дела. Раньше у выпускника театроведческого факультета был выбор. Он мог пойти в науку, в СМИ или устроиться помощником главного режиссера по литературной части. А сегодня он, скорее всего, станет пиар-менеджером. В нынешних реалиях театроведам нужны не только умения драматурга, который создает театральный текст, но и театрального рекламного агента.

То, что профессия в кризисе, — это не только мое мнение. Этот факт признали все преподаватели и профессора, которые присутствовали на последней встрече ученого совета. Однако, мне кажется, до меня никто не пытался этот кризис преодолеть. Поэтому еще в августе у меня появилась идея объединения двух факультетов.

Речь идет не о слиянии театроведческого и продюсерского факультетов, а именно об их объединении. Никто никого не поглощает и не разрушает. Это как Соленый из пьесы «Три сестры», который говорит: «Одной рукой я поднимаю один пуд, а двумя руками — три-четыре и даже пять пудов. Из этого я заключаю, что два человека сильнее одного не в два раза, а больше». Этот принцип работает и в искусстве.

Объединение не должно и не будет ничего менять в обязательных учебных планах. Основные программы обучения останутся прежними, они соответствуют обязательным государственным стандартам, и их нельзя нарушить.

Суть объединения заключается в появлении дополнительных курсов для студентов обоих факультетов. Самое главное — это расширение живого общения между студентами. Их встречи дадут и тем и другим необходимые знания для повышения качества образования. Поэтому я решил обсудить этот вопрос на первом же ученом совете. Я семь раз отмерил и попросил совет поддержать мое решение. Члены совета при двух воздержавшихся единогласно проголосовали за объединение.

Теперь расскажу, почему обсуждение этого вопроса не стояло в повестке собрания. Дело в том, что темы обсуждений ученых советов утверждаются за год до их проведения. То есть темы последнего совета были выбраны еще в декабре 2015 года, когда я даже не думал, что буду ректором. Актуальные вопросы в большинстве случаев вносятся в раздел «Разное», куда и было занесено обсуждение объединения факультетов.

Студенты, которые 23 декабря устроили акцию протеста, даже не понимают, сколько миллионов рублей они отняли у ГИТИСа. Эта история нанесла вузу чудовищный репутационный ущерб

Что касается отсутствия тех или иных людей на собрании, то, например, обязанности декана театроведческого факультета с первого дня болезни Натальи Пивоваровой исполняет предыдущий декан, а ныне проректор по учебной работе Елена Кочетова, которая была на ученом совете и проголосовала за. Да, не было Бартошевича, но это случайность, не было Смелянского — и это случайность. Борис Николаевич Любимов, с которым я еще раньше обсуждал вопрос объединения, приехал только к концу заседания — это тоже случайность. Я решил, что вопрос настолько дежурный и формальный, что его вполне можно обсудить и в таком составе. Однако произошел перебор случайностей, и в этой ситуации, наверное, мне нужно было отложить обсуждение до следующего раза. Я этого не сделал, и это моя ошибка.

Я всегда открыт для разговора со студентами и никогда им в этом не отказываю. Как только мне позвонили с театроведческого факультета и сказали, что хотят встретиться, я сразу же с ними встретился. Наш первый разговор длился 40 минут, и все это время в приемной меня ждал ректор Северо-Осетинского государственного университета, с которым мы должны были подписывать договор. Второй разговор со студентами получился коротким, потому что он произошел между двумя другими встречами.

Когда в ГИТИС вызвали полицию из-за акции протеста студентов, меня в университете не было. Как только я узнал об этом, тут же позвонил проректору по воспитательной работе и сказал ему срочно отменить вызов. Проректор позвонил в полицию, сообщил о ложном вызове, но там ответили, что все равно приедут и посмотрят. Когда они приехали, перформанс студентов был уже закончен, и полиция мирно покинула территорию вуза.

Студенты — эмоциональные люди. Я сам был студентом, тоже активно протестовал и получал от этого искреннее удовольствие. Но студенты, которые 23 декабря устроили акцию протеста, даже не понимают, сколько миллионов рублей они отняли у ГИТИСа. Эта история нанесла вузу чудовищный репутационный ущерб. Например, в конце года у меня была назначена встреча с одним из богатейших людей России. Он должен был приехать в ГИТИС, у меня был согласован сценарий его приезда, разработан персональный маршрут, я специально на личные деньги заказал ему подарок. Однако из-за этой ситуации он отложил приезд.

23 декабря я получил письмо от трех членов ученого совета — Бартошевича, Трубочкина и Каменьковича — с просьбой обсудить объединение факультетов еще раз. В ученом совете присутствуют только уважаемые люди, которые являются для меня большими авторитетами, поэтому, если они меня о чем-то просят, я долго не думаю. Следующий ученый совет должен был состояться в марте, но я решил провести его раньше — в январе.

Вечером того же дня я пошел к студентам и рассказал о принятом решении. Мне показалось, что они успокоились. Я был рад, что мы смогли найти взаимопонимание. Все пошли друг другу навстречу.

Я не знаю, какое решение примет новый ученый совет, но у меня готовы два варианта развития для театроведческого факультета: и в случае объединения, и если оно не произойдет. Кстати, я не уверен, что объединение факультетов должно быть навсегда. Это может быть временной мерой, а в долгосрочной перспективе возможно и разъединение обратно.


фото: из личного архива студентов ГИТИСа