В воскресенье, 10 сентября, в Москве состоялись выборы в советы депутатов муниципальных округов. Голосование запомнится рекордно низкой для города явкой и неожиданным успехом оппозиции. The Village подводит их итоги.

Маленькая победа оппозиции

«Единая Россия» по итогам выборов заняла первое место — ее кандидаты заняли 76,83 % мест в советах депутатов районов (порядка 1 150 мандатов). «Яблоко» с 11,72 % — на втором месте (181 место), еще 7,2 % — у самовыдвиженцев (108 мандатов). КПРФ получила 2,9 % — то есть около 43 мандатов вместо прежних 212, «Справедливая Россия» — 0,67 % — порядка десяти мандатов вместо 128 нынешних.

Из 1 487 распределяемых мандатов более 200 достались оппозиционерам. В основном это представители партии «Яблоко», включая кандидатов, поддержанных штабом «Объединенных демократов» Дмитрия Гудкова и Максима Каца: 181 человек в 51 районе города. «Объединенные демократы» — с учетом кандидатов от «Яблока» — провели 62 муниципальных собрания 266 депутатов.

Примечательно, что в Гагаринском районе, где голосовал президент Владимир Путин, все 12 мест в районном совете — у членов оппозиционной партии. Аналогичная ситуация — в Хамовниках и Останкине. Помимо Гагаринского и Хамовников (в Останкинском места распределились между самовыдвиженцами и КПРФ), «Яблоко» взяло большинство еще в четырех районах — Якиманке, Тверском, Тропарево-Никулине и Ломоносовском. В 25 районах у «Объединенных демократов» блок-пакет — то есть набрали более трети мест, еще в 16 районах — большинство. Это значительно больше, чем на предыдущих выборах, которые прошли в 2012 году, — тогда оппозиционеры, по подсчетам «Газеты.ru», получили большинство только в трех районах: Сокольниках, Таганском и Тропарево-Никулине.

Альтернативные кандидаты на выборах мэра

Количества депутатов-оппозиционеров все еще недостаточно для прохождения муниципального фильтра на выборах мэра Москвы в 2018 году. Для этого нужно иметь голоса в 109 районах города. Политолог Александр Пожалов и глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов сходятся во мнении, что претенденту на пост главы города от оппозиции в любом случае придется обращаться за поддержкой к «Единой России» — как это было в 2013 году. Тогда необходимые для прохождения муниципального фильтра 110 голосов муниципальных депутатов для Алексея Навального собрала «Единая Россия» — по просьбе, как утверждалось, Собянина.

«Яблоко», впрочем, все равно намерено выдвинуть своего кандидата на выборах.

Кому нужна низкая явка

Выборы отметились рекордно низкой явкой — 14, 8 %. Это почти в четыре раза меньше, чем было в 2012 году (58 %). Такую явку глава Мосгоризбиркома Горбунов объяснил хорошей погодой, проведением Дня города и открытием парка «Зарядье» (оно прошло в закрытом режиме — туда пускали только по приглашениям).

Оппозиция и журналисты, впрочем, писали, что ни мэрия, ни подконтрольные ей СМИ не уделяли выборам достаточного внимания и не упоминали о них на протяжении всей кампании. Иногда попытки кандидатов не от власти информировать горожан о голосовании самостоятельно даже пресекались — Дмитрий Гудков выкладывал видео, на котором неизвестные вынимают агитацию из почтовых ящиков московского дома.

Источник «Ведомостей» объяснял нежелание мэрии заниматься информационным освещением выборов тем, что вице-мэр города Анастасия Ракова была заинтересована в том, чтобы в муниципальные собрания прошли только согласованные с мэрией кандидаты. Собеседник «Дождя» утверждал, что Кремль, в свою очередь, наоборот, хочет привлечь внимание к выборам в принципе, поэтому Путин проголосовал на муниципальных выборах в Москве, хотя обычно федеральная власть выборы такого уровня игнорирует. Материал издания The Bell, посвященный этим утечкам, вышел под заголовком «Выборы мундепов в Москве: не нужны мэрии, но нужны АП».

Рекордное количество нарушений

Москва стала лидером по числу жалоб в единый день голосования — всего поступило 523 жалобы. По словам Эллы Памфиловой, это самый высокий показатель по России. Такую же оценку выборам в городе дали и в движении «Голос». Оппозиционеры жаловались на работу соцработников на дому и аномально высокое количество заявок на голосование на дому; кандидат от «Яблока» в совет района Дорогомилово, пытаясь пресечь нарушение, схватил за руку представительницу избирательной комиссии — та позже сказала, что он ее якобы покусал.

Самая же громкая история, связанная с нарушениями, произошла до самих выборов. 8 сентября на YouTube выложили ролик, в котором замглавы управы Ново-Переделкина Светлана Антонова обсуждает подтасовки с представителями участковых избирательных комиссий. Это заставило Собянина прервать его многомесячное молчание по поводу выборов: на следующий день мэр уволил главу и замглавы управы района Ново-Переделкино за «грубейшие нарушения» в ходе подготовки к голосованию.

Почему оппозиция выступила успешно

Главный редактор сайта центра «Карнеги» Александр Баунов считает, что победе оппозиционеров и политизации центра города поспособствовал «плохо написанный, еще хуже объясненный и грубо навязанный» законопроект о реновации. «Незнакомые годами соседи по кварталу перезнакомились в считанные дни, никакой победы независимых от власти кандидатов не случилось бы без многочисленных общих квартальных чатов и районных групп, которые возникли по поводу реновации, да так и не замолчали», — написал он у себя в фейсбуке.

Михаил Ходорковский считает, что, несмотря на «нежелание многих москвичей потратить час, чтобы помочь молодежи и самим себе, сделало этот успех меньше, чем он мог бы быть» в легальном поле пошли «первые подвижки», которые показывают, что «оппозиция может консолидироваться, и для самоорганизации ей не обязателен вождь». Журналист Екатерина Винокурова связала успех оппозиции с недовольством жителей центра города программой «Моя улица» и отметила успех партии «Яблоко» при поддержке Дмитрия Гудкова и Максима Каца.

«Тысячи граждан в самых благополучных районах столицы внезапно выбрали не гранитный пафос и лоск, а свободу и достоинство. Не обыграли ли городские власти сами себя, „замолчав“ выборы и тем самым предоставив заведомую фору самым мотивированным, — другой вопрос. 10 сентября Москва стала другой», — написала она.

Алексей Навальный поздравил оппозиционеров с результатом. «В общем, работа лучше, чем неработа. Любое политическое действие приносит результат и вносит вклад. Лайк, шер, листовка, выход на митинг или участие в выборах. Делайте что-то, и оно меняет атмосферу. Ничего не предопределено, и не должно быть безнадеги», — написал политик у себя в блоге.


Люся Штейн

член совета Басманного района (выдвигалась от партии «Яблоко»)

Результаты кампании очень неожиданные. Я накануне предполагала, что мы проиграем, причем сокрушительно. Когда пришел результат с первого избирательного участка и я нашла среди 27 кандидатов свою фамилию с цифрой «12» напротив нее — я даже не расстроилась, потому что я в принципе этого и ожидала. А потом я всмотрелась, поняла, что это была строчка кандидата выше — а у меня самой там трехзначное число. У меня, у Вити Котова и у Ильи Морозова, у всей нашей тройки.

Я думаю, что победа — это результат нашего медиахайпа, в том числе лично моего (Штейн активно вела предвыборную кампанию: объявляла, что ее штаб будет располагаться в клубе «Рабица», развешивала на хрущевках гипсовые слепки со своей груди работы художника Артема Лоскутова, а позже выставляла их на аукцион. Один из бюстов купил Алексей Венедиктов. — Прим. ред.). Плюс продуктивная работа в полях, поквартирный обход, агитация, хотя нам противостояли: срывали плакаты и не освещали сами выборы.

С таким уровнем замалчивания выборов явка довольно ожидаемая. Все забили на выборы, как обычно, но здорово, что мы хоть кого-то сагитировали прийти. В Хамовниках вообще из 15 депутатов ни одного от «Единой России». Мне кажется, если эти выборы станут показательными, а они, такое ощущение, что станут, то на следующих выборах мы уже не увидим такой низкой явки, надеюсь.

Я пока что не знаю, как буду работать с «Единой Россией» (Из 12 депутатов в совете Басманного района семеро — представители «Единой России». — Прим. ред.), надо присмотреться, что это за люди и как там все происходит. Но по крайней мере, нас трое, у нас сильная команда, и это уже будет не Кац, который сидел там один в Щукине и не знал, что ему делать. Думаю, что разберемся.


Олег Кашин

журналист

В моей программе на «Дожде» выступали Люся Штейн и Илья Азар, я желал им удачи на выборах и теперь рад за них. Такое массовое прохождение в депутаты, по крайней мере, меняет облик оппозиции: в ней теперь появляются почти 200 человек, которые могут представляться не «активист», а «депутат» или даже «председатель районного собрания» — то есть иерархия оппозиционеров как-то должна измениться. При этом чего-то более весомого я бы не ждал: власти у муниципальных собраний нет, и даже муниципальный фильтр, на который рассчитывает Гудков и явно не он один, насколько понимаю, остается непроходимым, потому что там нужно по одной подписи от одного района, а ста районов у этих людей нет.

Я согласен с теми, кто считает, что главная новость этих выборов состоит в том, что власть по какой-то неизвестной причине позволила оппозиционерам избраться. Были утечки в прессе, что у мэрии и администрации разное представление об этих выборах — одни сушили явку, другие хотели ее повышать. Если это так, то, может быть, успех оппозиции выгоден тем в администрации, кому не нравились амбиции Собянина и его людей, то есть, условно, Анастасию Ракову теперь не возьмут в штаб Путина. В то, что «что-то пошло не так» с точки зрения Кремля, поверить трудно.

Думаю, что «Яблоко» и так до сих пор было самой влиятельной и почти системной либеральной партией, и оно сумело не потерять этот статус и сейчас, то есть вряд ли это можно назвать успехом именно «Яблока». А вот персонально Максим Кац вполне убедительно показал, что из оппозиционных людей он, может быть, самый эффективный технолог. Ему этот статус наверняка еще не раз пригодится.