Архитектор Вадим Кондрашев и его бюро Archi-do разработали идеи для Петербурга: каждую из них можно назвать радикальной, смелой или спорной — но они точно заслуживают внимания. В «Прямой речи» для The Village Вадим рассказал, почему стоит вернуть городу Ватный остров, засыпанный ещё в 1960-е, а также убрать с Дворцовой набережной под землю транспортные потоки. 

 

Архитектор Вадим Кондрашев — о трёх радикальных идеях для Петербурга. Изображение № 1.

Вадим Кондрашев

архитектор,
основатель архитектурного бюро Archi-do 

Петербургу нужно предлагать проекты, с одной стороны, являющиеся провокацией, а с другой — несущие истину. Город-музей накладывает ответственность, но без движения музей умрёт. Центр Парижа за 500 лет подвергся гигантской трансформации, и это здоровая ситуация. С одной стороны, ты работаешь как врач — от чего-то лечишь, а с другой — как пластический хирург — приводишь в порядок тело города. В истории масса примеров, когда общество сначала что-то отвергает, а потом пользуется ранее отвергнутым с удовольствием. Но когда урбанистикой занимаются непрофессионалы, трансформации действительно чреваты катастрофами. А если занимается группа экспертов, тогда это приносит результаты.

Естественно, я отдаю себе отчёт, что наши представления о Петербурге являются вызовом и форма обратной реакции будет зависеть от воспитания оппонента. И я прекрасно понимаю сегодняшние вопросы о том, что в городе можно и что нельзя сносить. Но урбанистика — это искусство десятилетий, полувековых прозорливых решений: то, что мы любим сейчас, не всегда является тем, чем оно было изначально. Поэтому говорить о личных слабостях в масштабе урбанистики мне кажется неправильным: нужно смотреть только вперёд.

 

Выборгская сторона

История Петербурга предполагает равноправие между Стрелкой Васильевского острова и, как ни странно, Стрелкой Выборгской стороны. Ещё Пётр I вынашивал идею о том, что вся эта огромная панорама от Выборгской стороны до Стрелки Васильевского должна являть монументальное цельное архитектурное сердце, ядро Петербурга.

Но потребности горожан, сама жизнь города привели к тому, что появилась понтонная переправа (сейчас это Троицкий мост), и это, на мой взгляд, привело к тому, что Выборгская сторона оказалась отрезанной от единого комплекса, от идей Петра, и превратилась в периферию города. Это, в свою очередь, повлекло за собой строительство всего чего угодно: заводы и фабрики в конце XIX — начале XX века, гостиница «Санкт-Петербург»... Прямо сейчас там появляются и другие вертикали и доминанты («Монблан», «Аврора»), которые, как мне кажется, не украшают город.

Архитектор Вадим Кондрашев — о трёх радикальных идеях для Петербурга. Изображение № 2.

Я предлагаю изменить ситуацию радикально: убрать куда-нибудь подальше всё, что было построено модернистами и постмодернистами (представителями советской архитектурной школы), развивать район как культурный центр. Троицкий мост перенести, заменив его на подводную переправу — тоннель. Я считаю это данью идеям Петра. 

Я бесконечно люблю Троицкий и понимаю, что, убрав его, мы уберём прежнюю перспективу, открывающуюся с моста. Он является местом для прогулок. Я сам на 50 процентов за своё предложение, на 50 процентов — его яростный противник.

Противник — потому что, как в известном анекдоте, «это очень красиво». Мост находится в правильном с точки зрения ландшафта месте, с него мы можем видеть закат за Петропавловской крепостью, излучину Васильевского острова — для меня это место визуального восприятия города, с исчезновением моста всё это можно будет посмотреть только с кораблика.

Вопрос для обсуждения на следующие 50 лет, нужно ли в принципе совершать революцию в Петербурге, открыв новую панораму. Сейчас Стрелка Выборгской стороны — «сухая рука». Мы привыкли с ней жить. Но сделав ультрасовременную операцию, мы получим новую здоровую биоруку, которая позволит городу расправить плечи. 

 

Тучков буян и Ватный остров

Между Биржевым и Тучковым мостами есть место, известное как Тучков буян и Ватный остров. Место всегда считалось сложным. Оно является дополнением к Стрелке Васильевского острова, и значимость его в архитектурно-эстетическом плане очень важна.

На мой взгляд, эту территорию следует рассматривать в комплексе: вспомнить, что там были острова, хоть намывы, сделанные в советское время, и стёрли с лица земли тот же Ватный остров. Следует вернуть острова в Петербург. Не строить там здания суда, а сделать, по примеру скандинавских стран, новый красивый современный объект: это может быть конгресс-холл, или театр, или многофункциональный центр. Благодаря заслугам некоего зодчего он мог бы стать символом архитектуры в мегаполисе, где не боятся дополнить открыточные виды новыми объёмами.

Архитектор Вадим Кондрашев — о трёх радикальных идеях для Петербурга. Изображение № 3.

Данная территория всегда рассматривалась в контексте ее использования под объекты общественного назначения с широким набором функций — музеи, театры, концертные площадки. Начиная с XIX века, проводятся конкурсы и предлагаются идеи по переосмыслению данной территории. Однако ни один из проектов до сих пор не был реализован. Общая планировочная ошибка всех предложенных идей — желание подчинить функции данное свободное пространство, при этом не учитывается исторический рельеф.

 

 Зелёная диагональ

Третья инициатива — проект реструктуризации пространства «Зелёная диагональ» вдоль Дворцовой набережной, от «Новой Голландии» до Дворцовой площади. Этот вопрос уже поднимался и в конкурсе на реконструкцию «Новой Голландии». Может быть, сейчас горожане этого не ощущают, но два объекта — остров и площадь — удивительным образом связаны. К сожалению, сейчас они разделены потоками машин.

Я выдвигаю радикальное предложение: убрать транспорт под землю. Естественно, это огромные инвестиции. Но мы говорим не о деньгах, а о том, что приобретает город. В контексте развития зелёных городов и пешеходных доктрин мы получим музейную ось и новую доминанту для Петербурга.

Архитектор Вадим Кондрашев — о трёх радикальных идеях для Петербурга. Изображение № 4.

А вот Невский проспект — так же, как, например, Вознесенский или Гороховая улица — на мой взгляд, никогда не станет пешеходным, потому что это транспортная артерия города. Сложившиеся транспортные линии в центре — Елисейские поля в Париже, Унтер-ден-Линден в Берлине — никогда не превращались в пешеходные. Пешеходными улицы делают на уровне микрорайона, где нет транзитных путей следования: как, например, Малая Садовая.

И потом, пешеходной улицу делают не просто так, а ради чего-то. Например, для того, чтобы развивать там малый бизнес. Соответственно двигателем должны быть социальные и бизнес-модели. Когда они возникают — появляются и архитектурные задачи. Как в европейских городах — например, в Хельсинки, где возник design district c лавочками и музеями и появилась пешеходная зависимость района. А просто так сделать полгорода пешеходным, чтобы люди добирались на работу через пешеходные кварталы — абсурд, вас просто проклянут. 

 

ФотографииDmitry Sandalov, Интерпресс/ТАСС, Егор Рогалёв/Новая Голландия