Любовь в школьных коридорах: Учитель литературы — о возвращении выпускного сочинения. Изображение № 1.

Сергей Волков

Учитель литературы

Зимнее итоговое сочинение позади. Время оценивать сделанное и думать, куда плыть дальше. Потому что сочинение — не разовая акция, не «провели-отчитались-забыли», сочинение надолго и хотелось бы, чтобы всерьёз.

Зачем оно вообще было нужно? За долгие годы существования ЕГЭ по русскому языку учеников приучили создавать текст определённого типа. В первом абзаце ставишь проблему («В предложенном нам тексте ставится/поднимается/рассматривается проблема... того-то и того-то», в зависимости от текста), во втором её комментируешь (коротко пересказываешь текст), дальше говоришь: «Автор текста считает, что... Я согласен с ним в этом» — и подтверждаешь позицию двумя аргументами. Сама эта структура заложена в критерии проверки текста, потому что чем тексты единообразнее, тем легче их проверить и соотнести по всей стране. ЕГЭ создал мощный и единственный шаблон. Постепенно этот шаблон оккупировал головы учеников: школьник брал ручку — и из-под неё автоматически выливался текст ЕГЭ. Даже на олимпиаде по литературе, куда съезжались самые-самые литературно одарённые дети страны, многие работы оказывались структурно и стилистически написаны в едином егэшном ключе.

Но тексты на свете бывают не только такие. И надо обучать детей писать по-разному, в разных жанрах, используя разные стили. Заново обучать, потому что за несколько лет отсутствия сочинения в школе многие учителя свернули такую работу, заменив её подготовкой к ЕГЭ. А детям вообще-то есть что сказать. О себе. О том мире, в котором они живут. О том, что они поняли в жизни. И сделать это они вполне могут каждый по-своему.

Вот для того, чтобы дать им такую возможность, и возвращено в школу сочинение. Оно явилось в новом обличье, перестав быть сочинением по литературоведению («Катерина как луч света в тёмном царстве») и превратившись в сочинение межпредметное, выходящее за рамки собственно литературы, хотя на неё и опирающееся. Темы не предписывают ученику конкретных литературных произведений — выбери их сам, будь свободен в этом выборе, будь ответственным за этот выбор. Раскрой тему так, как считаешь нужным. «Что лучше: любить или быть любимым?» У комиссии нет ответа на этот вопрос, на соответствие которому она будет проверять сочинение. Ты можешь ответить на него так, этак и развотэтак. Можешь говорить о себе — можешь о себе молчать. Можешь что хочешь — только осмелься остаться собой на экзамене, скажи, что думаешь, и покажи, что ты читал книжки, где вот эта проблема ставилась.

 

Один не очень читающий мальчик сказал так: «Я сегодня написал своё лучшее сочинение». Всё это означает, что громада тронулась и рассекает волны

 

Сейчас интересно смотреть обсуждение прошедшего сочинения в соцсетях. Есть, конечно, и стоны, и ругань. Но весьма умеренно. И они не так интересны. Любопытнее такие вот замечания учителей: «Они сегодня отъели пятнадцать минут от экономики, чтобы обсудить со мной „Что важнее — любить или быть любимым?“. То есть это был даже не вчерашний 11-й, а 10-й класс. Все старшие классы это обсуждают. Ради этих пятнадцати минут они по уговору работали остальные двадцать пять, как стахановцы»; «Меня больше не работы выпускников порадовали, а что теперь вся школа шуршит: старшие обсуждают любовь и войну, преподы думают, как о любви вообще разговаривать надо. Пошли разговоры не о „куче проверки“, а о „подвигах, чести и совести“. Мне хорошо»; «Если мне самой интересно работать над подготовкой к экзамену/сочинению, то будет интересно и ученикам. Если для меня это — тяжёлая повинность, представляю, каким грузом она ляжет на детей. А один не очень читающий мальчик сказал так: „Я сегодня написал своё лучшее сочинение“». Всё это означает, что громада тронулась и рассекает волны.

Куда она поплывёт? Пока не известно. Работы ещё проверяются. Ещё неясно, сколько в первую волну незачётов. Ещё только через несколько месяцев эти сочинения начнут проверять вузы и давать за них баллы. Так что до окончания даже первого цикла работ далеко.

Но и сейчас ясно: сочинение разбудило многое в нынешней школе. Оно показало возможность в эпоху ЕГЭ экзамена иного типа. Оно дало пищу для разговоров о важном не только в среде учителей или между учениками и учителями, но и между детьми и родителями — и об этом родители с некоторым удивлением тоже пишут в соцсетях. Сочинение теперь как такой сигнальный маячок: читайте с детьми книги, разговаривайте с ними, учите их выражать и доказывать мысли. И чем раньше начать это делать, тем меньшим стрессом окажется экзамен.

И ещё важное: нельзя, чтобы сочинение обызвествилось, само соскользнуло в шаблон. А для этого есть все предпосылки. Уже к нынешнему экзамену ушлыми издательствами были срочно сляпаны сборники сочинений на продажу (хотя темы не были известны заранее — писали что угодно, лишь бы продать). Подобной же продукцией пестрит и интернет. Уверен, что сейчас, по темам этого года, будут написаны новые сборники, ещё толще прежних. И составителям будущих тем нужно быть мобильными, современными, креативными. Нужно придумать что-то такое, что на следующий год, у новых одиннадцатиклассников вызовет желание писать, размышлять, доказывать. Это очень непросто. Но и не невозможно.

 

Фотография на обложке: Донат Сорокин/ТАСС