Комиссия по борьбе с лженаукой при президиуме Российской академии наук 6 февраля опубликовала меморандум «О лженаучности гомеопатии», в котором признала гомеопатию антинаучной, а сами гомеопатические препараты — опасными для здоровья. 7 февраля одного из авторов меморандума Дениса Рощина уволили — он занимал должность ведущего научного сотрудника Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения.

Ученый рассказал The Village, почему меморандум появился именно сейчас и какую задачу ставили перед собой его авторы. 


Денис Рощин

один из авторов меморандума
«О лженаучности гомеопатии»

Почему эта тема всплыла только сейчас? Достаточно сложный вопрос. Мы начали писать меморандум полгода назад, когда пришла идея для такого исследования. Тогда же собралась группа ученых, которые приняли участие в подготовке.

На самом деле основной тезис меморандума не в том, что это лженаука, а в том, что нехорошо вводить в заблуждение граждан. Никто не говорил и не говорит о том, что гомеопатию нужно запретить. Разговор идет лишь о том, что потребитель должен быть надлежащим образом информирован. Если он идет к гомеопату и получает гомеопатическое лечение, то здесь никаких претензий быть не может. Другое дело, когда он идет в поликлинику или больницу к врачу, чтобы получить медицинскую помощь и лекарственные препараты с доказанной клинической эффективностью, а получает под этим видом препараты, которые такой эффективностью не обладают. Тут  важно то, что сами гомеопаты говорят: «Мы не знаем, как это работает, но мы хотим верить, что это работает».

У потребителя должна быть возможность выбрать, он вправе, на наш взгляд и по законодательству, получить информацию об услуге, которая ему предоставляется, и мы всего лишь хотим обратить внимание на то, что сейчас потребитель зачастую вводится в заблуждение. Он приходит в аптеку или к врачу и говорит: «Дайте мне какое-нибудь лекарство». И ему рекомендуют или назначают гомеопатический препарат под видом обычного лекарственного средства.

Сам по себе формат нашего меморандума не имеет никакой юридической силы, и никаких юридических и административных последствий он тоже не несет. Мы всего лишь сделали такой аналитический документ, или, можно сказать, обзорную научную статью. Отсюда и удивительно, что такой абсолютно беззубый документ вызвал такое большое количество реакций, в том числе и мое увольнение — это все-таки административное давление. 

Я могу только предполагать, с чем это связано. Естественно, это большой бизнес. За 2016 год оборот гомеопатических средств перевалил за 7 миллиардов рублей. Я думаю, что та реакция, которую мы сейчас видим, — это еще даже не реакция гомеопатического бизнеса, а просто проявление нежелания кого-то даже потенциально с ним вступать в контакт.


Обложка: alimyakubovstock.adobe.com