В Петербурге подвели итоги конкурса проектов Музея блокады Ленинграда, который планируют построить на Смольной набережной. В закрытом  конкурсе приняли участие девять архитектурных бюро, победила концепция, предложенная «Студией 44» Никиты Явейна (читайте о ней подробнее в нашем материале).  The Village также писал о других конкурсных проектах.  Рассказывали мы и о зарубежных примерах для Музея блокады.

Мы попросили прокомментировать итоги конкурса беспристрастного и объективного эксперта — архитектора, генерального директора Simmetria Architectural Bureau Александра Стругача.


Александр Стругач

генеральный директор Simmetria Architectural Bureau

«Изначально идея построить в Петербурге новый Музей блокады показалась мне спорной. При всем уважении к подвигу ленинградцев, нельзя сказать, что эта тема у нас совсем забыта. У нас в городе есть хорошо знакомый горожанам Музей в Соляном переулке, а также не менее известный грандиозный Монумент героическим защитникам Ленинграда — один из символов города-героя, расположенный на Средней Рогатке. Под монументом располагается уникальный музей, полностью посвященный обороне и жизни Ленинграда в годы Великой Отечественной войны и блокады. На первый взгляд кажется, что третий музей, еще и такой огромный, да еще в „дорожной петле“ в зоне транспортной инфраструктуры и вторгающийся в панораму одной из центральных набережных города, — очень неоднозначная идея.

Тем не менее с музеями так часто бывает. Ведь музей — совсем не фоновая застройка, а настоящий городской акцент. Музей должен создавать в городе не просто культурное, а почти сакральное общественное пространство. И если на территории исторически сложившегося района, в панораме набережной, появляется новое музейное здание, это должен быть безусловный шедевр.

Когда я увидел опубликованные в интернете конкурсные проекты, сразу обратил внимание, что проект „Студии 44“ Никиты Явейна заметно отличается — и по степени проработки, и по присутствию глубоко личного авторского высказывания. Вместе с тем в нем заметны и черты советской архитектуры 1970–80-х годов — того периода, когда героический символизм Войны и Блокады достиг своего максимального выражения в монументальном искусстве. Именно образы, найденные некогда творцами поздней советской эпохи, стали для нас хрестоматийными и стереотипными знаками официального стиля, увековечившего победы, подвиги и страдания советских людей. В проекте „Студии 44“ узнавание этих хрестоматийных образов происходит в полной мере. В этом смысле это, своего рода, традиционная консервативная архитектура, не стремящаяся к модным приемам, экспериментам и агрессивной игре с формой и содержанием. Позднесоветские гранитные и бетонные надолбы, огромные автоматы ППШ, бомбы, каски — все это вспоминается при рассматривании проектной графики команды Никиты Явейна. В данном контексте это очень выдержанная академичная работа. Чувствуется опыт работы с музейными проектами и вообще с крупными государственными заказами.

Что же касается личного высказывания, то в проекте есть ряд, как говорят, литературных приемов, которые выдают искреннее желание авторов создать то самое, почти сакральное пространство. Особенно страшно выглядит инсталляция с бомбами и, конечно, зал на тему голода.

Словом, неудивительно, что именно этот проект победил. Работа качественная и, главное, отвечающая жанру. Лично для меня этот проект очень переусложненный и, пожалуй, даже эклектичный. Мне больше нравятся тонкие и сдержанные вещи: например, музейные работы Чипперфилда или Фолькера Штааба, или смелые и неожиданные — как у Хитервика или SANAA.

Уместность подобного объекта в городе — отдельная тема. Если чиновники этот конкурс объявили и выделили бюджет, значит, посчитали, что музей реально нужен. Как минимум, им — точно.

Стоит отметить, что по-настоящему современное и свободное от „школы“ и избыточного символизма и сакральности предложение подготовили финские архитекторы. Кстати, многим именно этот проект понравился больше всего. Сам бы я, наверное, проголосовал как раз за него. В нем есть история, обращенная в будущее, а не „политика, опрокинутая в прошлое“».



Обложка: студия44