Редакция The Village устроила себе проверку на прочность — на месяц отказалась от разнообразных соблазнов, которым любой городской житель подвергается каждый день. В шляпе, в которой лежал наш приговор на ближайшие тридцать дней, были бумажки с надписями «отказ от секса и мастурбации», «отказ от мяса и рыбы», «отказ от алкоголя», «отказ от мата», «отказ от сериалов», «отказ от социальных сетей», «отказ от лишних трат», «отказ от сахара» и «отказ от иностранных продуктов». Василий Эсманов вытянул бумажку, запрещающую употребление сахара.

 

День первый

На клочке бумаги написано «Сахар». Ну сахар так сахар. Я с такой лёгкостью бросил курить, уж с сахаром как-нибудь справлюсь. После редколлегии иду выливать сладкий кофе.

К заданию решаю подойти основательно и соблюсти все формальности. Не ем месяц всех продуктов, которые содержат сахар-песок. Фруктозу и аналоги есть можно. С такими условиями первым делом покупаю стопроцентный кленовый сироп, сироп агавы и мёд.

 

День второй

На следующий день редактор Кристина говорит, что я обманщик и должен страдать, отказавшись от сладкого вообще. Я демонстративно ем арбуз и персик. 

В первый день эксперимента подозреваю наличие сахара в совершенно невинных продуктах: яйцах, воде, мясе и рыбе.

 

День третий

Захожу в ресторан пообедать. Хочу заказать мидий в горшочке. Официант заговорщицки говорит: мидий нет. Но в мидиях же нет сахара. Заказываю пиццу «Четыре сыра». На автомате заказываю лимонад. Когда ты не ешь сахар, а днём не хочешь выпивать, то остаётся пить только воду. Почти нигде нет свежевыжатого сока.

В бутилированном соке — сахар-песок. В хлебе для сэндвичей — тоже.

 

День четвертый

В магазинах изучаю этикетки. К концу эксперимента это войдёт в привычку. Заодно открываю для себя, что «Гиннес» — это не пиво, а пивной напиток, сосиски — это не сосиски, а сосисочные продукты второго сорта. 

  

День пятый

Сахар есть в маринадах, йогуртах, сахар есть в некотором обезжиренном твороге, потому что по-другому его есть невозможно.

 

День шестой

Прощаюсь c «Нутеллой» на завтрак. Прощай заодно, и любимый «Актимель», прощай, «Доктор Пеппер» и «Джинжер Эль».

В горчице, кетчупе и во многих промышленных видах майонеза есть сахар.

Пытаюсь разнообразить своё питание фруктами и орехами. Хотя, как известно, фруктовый сахар не менее вредный, чем обычный. В ветке винограда четыре куска сахара, в банане — три.

 

День седьмой

Самое сложное — не схомячить какую-нибудь мелочь: печенье, конфету, плитку шоколада. Их внезапно начали оставлять без присмотра буквально везде.

Кстати, Россия находится на втором месте (после Бразилии и перед Мексикой) по потреблению сахара. 108 граммов сахара в день. Говорят, нужно пройти 10 километров, чтобы сжечь такое количество калорий.

На всякий случай иду гулять вокруг офиса.

 

Значит, будем дольче жить. Изображение № 1.

Вторая неделя

Спустя неделю после эксперимента с ужасом осознаю, что съел кусок торта три дня назад и в моей голове это никак не отложилось. Сижу некоторое время с выражением лица Патрика из Спанчбоба. Мозг абсорбировал постыдную информацию, и случись такое, когда я был бы один, — я даже бы и не вспомнил. Теперь боюсь оставаться один.

Бросать курить было значительно проще. С сигаретой в зубах я себя не обнаруживал. С печеньем — неоднократно.

Каждый раз, когда прихожу в магазин, стою у полки c диетической едой. За спиной полки с россыпью хлебцев. Взял диетическое печенье без сахара. На вкус как бумага. 

 

Третья неделя

Когда люди узнают, что ты отказываешься от сахара, то начинают смотреть на тебя либо как на идиота, либо испытывать жгучее чувство вины на всякий случай и переспрашивать по пять раз — ничего, что мы тут тортик едим? Вас это не оскорбит?

К тебе относятся как к тяжелобольному. В подсознании людей, про которых можно сказать, что они образованные и с широким кругозором, отказ от сахара — однозначно диабет и он, скорее всего, передаётся воздушно-капельным путём.  

Любые самоограничения в России вызывают подозрения. Самоконтроль вредит социализации. Как это так, все пьяные, а ты нет. Все плюют на пол, а ты чистюля. Все едят мясо, а ты? Что-что ты ешь? Ты не с нами. Ты против нас.

 

Четвертая неделя

С тоской прохожу мимо кондитерских и кофеен. Рядом с офисом начали продавать замечательный кофе. Жду, когда смогу заказать лавандовый раф. 

По пути на работу по утрам вспоминаю все виды сладкого: эклер, ром-баба, медовик, песочное печенье, мороженое, круассан. Как же я хочу круассан. И трубочку со сгущёнкой.

Думаю, что когда эксперимент закончится — устрою себе сладкую-сладкую сахарную кому. Волью в себя газировки, закушу шоколадом, съем кило конфет.

 

Последние дни

Под конец эксперимента сладкого не хочется вообще. Сдобные продукты вызывают грусть. Заодно понимаю, что латте самый невкусный вариант приготовления кофе с молоком.

 

День сладкого

Спустя месяц понимаю, что больше не буду добавлять сахар в кофе. 

После пяти конфет и круассана бегаю по офису как заведённый, руки трясутся.

На следующий день вместо круассана на завтрак беру яичницу.