Эту неделю мы посвятили «Злой Москве», чтобы разом закрыть большинство тем, связанных с тем, что вас и нас бесит в нашем любимом мегаполисе. Порой это полезно — как у психоаналитика или на исповеди — выложить всё дурное разом и вернуться к нормальной жизни выдохнувшим и посвежевшим. Как те японцы, которые в обеденный перерыв колошматят грушу с изображением начальника, чтобы выпустить пар.

Милославе Чемодановой посвящается. Изображение № 1. 

Оглавление

1. Самые злые комментарии читателей The Village

2. Опрос. Кого вы ненавидите больше всего?

3. Агрессия в цифрах: Кто, где и почему обижает других

4. Модератор The Village — об агрессии в комментариях

5. Из-за чего горожане воюют с ресторанами в их домах

6. Шесть историй пациентов на антидепрессантах

7. Милославе Чемодановой посвящается

8. Последняя капля: На что москвичи жалуются барменам

9. Как журналист, кассир, политик, таксист и другие люди борются
с агрессией

10. 100 вещей, которые нас бесят в Москве

11. Читатели The Village о том, что их бесит

12. Почему русские не улыбаются?

13. Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе

14. Как я боролась с телефонным терроризмом

15. Вырви глаз: 7 новых фильмов, снятых с особой жестокостью

16. Почему русский интернет такой злой?

17. The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом

18. Антирейтинг персонажей и явлений от читателей The Village

19. Москвичи и приезжие о нелюбви друг к другу

20. Чему учат на курсах самообороны

   

 

Что знает человек, не связанный с массмедиа, о пиарщиках? Полагаю, не очень много.

Пиарщики — это те, чьи звонки раздаются у меня в телефоне раньше будильника.

«Доброе утро, Мирослав/Ярослав/Вячеслав, — бодро приветствует меня незнакомый девичий голос, — это Какое-то Имя из агентства Не Разобрать Какого. Мы с вами уже общались (почти уверен, что вранье). У вас найдется десять минут?» — и, не дожидаясь ответа, принимается тараторить заученный текст: «Вы, конечно, знаете, что компания Господи Помилуй организует Праздник Повидла/Ярмарку Бензина/Фестиваль Мыла при поддержке Известного Мобильного Оператора?»

«Ну здравствуй, новый день!» — мысленно выматерившись, говорю я себе, садясь в постели, а в трубку добавляю: «Милослав». Неизвестная тебе девица — первый человек, с кем тебе выпало общаться сегодня, — продолжает невозмутимо ворковать что-то про Марафон Похорон Здравого Смысла, который ей поручили тебе втюхать. «Меня зовут Милослав», — в миллионный раз в этом месяце твердо повторяешь ты. «Я так и сказала, Мирослав», — обиженно поправляет меня незнакомка и спешит вернуться к предмету: «Мы бы очень хотели, чтобы это событие попало в вашу рубрику „Название Рубрики, Которой У Нас Не Существует“, скажите, это возможно?» «Боюсь, что нет», — отвечаю я и, положив трубку, иду готовить завтрак. До вечера меня ждет еще несколько десятков звонков, похожих на этот, как два гудка в телефоне. Полезных из них — примерно один из полусотни. Я мог бы обойтись без остальных сорока девяти, но они всё равно случатся.

Милославе Чемодановой посвящается. Изображение № 2. 

Звонками всё не ограничивается, письма от пиарщиков занимают 99 % моей почты, приходя по двадцать штук в час. «Хочу поделиться с вами замечательным событием! В нашем ресторане проходит фестиваль белых грибов». «Шесть топ-менеджеров крупных столичных банков поспорят в кулинарном состязании, где главным ингредиентом конкурсного блюда станет обыкновенная белокочанная капуста». «Королева шоколада проведет вас в самое сердце шоколадного ателье». К ошарашивающей актуальностью теме, нездорово восторженному тону сообщения и ошибке в обращении нередко добавляется и прямо-таки достойная восхищения, давящая на жалость безграмотность. «На что они рассчитывают?» — порой теряюсь в догадках я. Вот я открываю письмо, пробегаю глазами, вскакиваю и ору: «Срочно пишите новость! Королева шоколада проводит людей в самое, мать его, сердце шоколадного ателье! Фотограф, а ты что расселся? Часто, что ли, тебе доводится снять саму Королеву шоколада?!» 

Милославе Чемодановой посвящается. Изображение № 3.

Из четырех тысяч моих подписчиков в Facebook добрая половина — пиарщики. И да, мой отдел личных сообщений там — это бескрайняя свалка пиар-посланий. «Здравствуйте, Мирослав!»

Как-то я написал в Facebook раздраженный статус о том, что я бы предпочел получать сообщения по работе на рабочую почту. Было много лайков, комментариев от разных людей, в первую очередь — других журналистов. И что бы вы думали? На следующий день число писем Мирославу нисколько не уменьшилось. Потому что эти засранцы не только заваливают тебя своей ерундой — они еще и не читают тебя!

Милославе Чемодановой посвящается. Изображение № 4.

Я не раз встречал приличных пиарщиков, грамотных, культурных и знающих меру (будьте благословенны пиар-службы Еврейского музея, нескольких издательств и всех фестивалей документального кино в Москве). Среди моих близких друзей есть несколько, которые выбрали заниматься этой собачьей работой. Иногда мы пересекаемся с ними по делам. В такие моменты мы стараемся быть очень бережными друг к другу. Увы, и мне, и им приходится работать в условиях, где 90 % пиарщиков и 90 % журналистов — идиоты.

Чтоб не заканчивать негативом, под конец — забавная история.