Всемирный банк заявил о глобальном кризисе школьного образования. Дети стали учиться дольше, но потраченное ими время не переросло в высокое качество полученных знаний. Даже после нескольких лет обучения миллионы школьников по всему миру так и не научились считать и понимать простейшие предложения. The Village выяснил у экспертов, свойственны ли эти проблемы России и что можно сделать, чтобы помочь учащимся и учителям.

— В отчете Всемирного банка говорится об учениках начальной школы, так и не научившихся решать примеры с двузначными числами и даже читать. Получается ли у российских школьников овладеть теми знаниями и навыками, которых от них требуют стандарты?

Наталья Чеботарь

программный директор Московского международного салона образования

В отчете речь идет прежде всего о ряде стран Африки, Азии и Латинской Америки, где вопрос базовой грамотности населения все еще не решен. Российская же система школьного образования — предмет зависти для многих других государств. По ряду параметров — чтение и письмо в начальной школе, физико-математическое образование, программирование — мы в мировых лидерах.


Дмитрий Логинов

старший научный сотрудник лаборатории исследований социального развития РАНХиГС

Данные за 2017 год показывают, что и школы, и классы сильно неоднородны. Но в большинстве классов, по мнению самих учителей, 80 % школьников успешно осваивают программу. В младших классах этот показатель чуть выше, в средних — чуть ниже.


Владимир Синельников

сооснователь издания об инновациях в образовании Edutainme

Стандарты в основном требуют овладения знаниями. Им проще обучить и проще оценивать результат обучения. С этим ЕГЭ справляется. Но современный запрос больше относится к навыкам, так как благодаря интернету знания сейчас стали гораздо доступнее, а с развитием технологий еще и быстрее устаревают. Навыки передавать сложнее, но еще сложнее оценить результат обучения навыкам. Командная работа, коммуникация, критическое мышление и креативность лучше всего развиваются в групповой проектной работе. Сейчас в госстандарте появилось такое понятие, но, как организовать эту работу, никто толком не понимает, и разные школы видят ее по-разному. А оценить результаты проектной работы еще сложнее, тут даже статистики пока нет.


Люся Ширшова

главный редактор медиа об образовании Newtonew

Современные образовательные стандарты в России касаются не только предметных знаний, но и целого комплекса метапредметных компетенций и личностных качеств. ЕГЭ, ОГЭ и ГИА никаким образом не проверяют то, что заявлено в стандарте. Более того, проверить и оценить по стобалльной шкале «уровень гражданской идентичности» или какие-нибудь там «эстетические потребности, ценности и чувства» невозможно и глупо. Возможно, стоило бы выработать критерии для оценки критического мышления, уровня информационной грамотности, математической и естественно-научной грамотности, как это делает PISA, и в стандарте требования к таким видам грамотности есть. Но содержание единых экзаменов их почти не отражает.

— Всемирный банк называет четыре фактора, способствующих развитию кризиса школьного образования. Это низкий уровень жизни самих детей, отсутствие мотивации у учителей, неправильное распределение учебных материалов и некачественное руководство образованием. Почему школам не всегда удается справиться со своей задачей?

Люся Ширшова

главный редактор медиа об образовании Newtonew

Не соглашусь с тезисом о том, что школам не удается справиться с образовательной задачей. Вот есть программа-максимум — выпустить свободно и критически мыслящих, способных к самостоятельному обучению граждан, любящих свою страну и уважающих другие. А есть программа-минимум — выпустить людей, базово готовых к плодотворным жизни и труду в социуме. С минимумом школы вполне себе справляются. С максимумом до сих пор никто не знает, что делать, поскольку универсальных и масштабируемых рецептов нет.


Владимир Синельников

сооснователь издания об инновациях в образовании Edutainme

На мой взгляд, у школ часто возникает комплекс неполноценности из-за ограниченности госстандартами. Они не дают экспериментировать и внедрять новые образовательные подходы снизу, в то время как реформация сверху идет очень медленно.

Сейчас запрос на образование изменился, детям нужно больше информационной свободы, к которой они привыкают, и умение ею распоряжаться. Важнее не сами знания, а их анализ и умение применять, адаптироваться к новым условиям, организовывать себя и работать с другими. Именно эти навыки будут наиболее востребованы их будущими работодателями, они помогут и в предпринимательской карьере, и в активной жизни в современном обществе. Школа же должна выполнять требования государства, которые не торопятся меняться.

— Исследователи отмечают, что за низким качеством образования могут стоять политики, которым в таком случае будет удобнее руководить населением. Можно ли обвинить в подобных мотивах российские власти?

Юлия Игнатьева

старший преподаватель факультета экономических и социальных наук РАНХиГС

Не вижу необходимости обвинять российские власти в стремлении упростить образовательный процесс. Есть необходимость, к примеру, увеличения количества людей со средним профессиональным образованием, что прекрасно понимают наши руководители. Работа ведется как в количественную, так и в качественную сторону. По этой причине Агентство стратегических инициатив запустило масштабный проект интеграции практик World Skills в учебные заведения.


Владимир Синельников

сооснователь издания об инновациях в образовании Edutainme

Вряд ли наши политики настолько дальнозорки и расчетливы. По моему опыту работы с чиновниками из федеральных и столичных образовательных институтов, они искренне стараются быть современными и менять подходы системно. Другой вопрос — насколько быстро у них это получается в силу инертности государственной системы управления с ее централизованностью и подверженностью влиянию политических факторов, не имеющих к образованию никакого отношения.


Люся Ширшова

главный редактор медиа об образовании Newtonew

Я с трудом себе представляю, как где-то там, в темных коридорах власти, сидят вурдалакоподобные сильные мира сего и зловещим шепотом держат совет: как же максимально отупить население? Давайте, мол, исследуем опыт самых отсталых стран планеты и посмотрим, как они это делают? Или нет, давайте поедем в Южное Бутово и спросим у аборигенов, как они добились такого низкого уровня образования, там наверняка работающие техники.

В общем, если верить в то, что политики заинтересованы в намеренном понижении уровня образованности населения, это значит и верить в существование целого тайного административного аппарата по разработке секретных стратегий по массовому обыдлению. Слишком конспирологично. Сфера образования — это не столько инструмент, которым кто-то там чего-то добивается, сколько зеркало. Учителя устали, ученики апатичны, родители растеряны? Так оглянитесь вокруг — это только в образовании вот так или в обществе в целом застой?


Наталья Чеботарь

программный директор Московского международного салона образования

На мой взгляд, высказывания в духе «правительство хочет оболванить народ» лучше относить к специалистам, изучающим историю заговоров или параноидальные расстройства личности.

Я смотрю на ситуацию сразу с четырех позиций: как издатель профессионального медиа, как куратор программы крупнейшего в мире профессионального мероприятия в сфере образования, как руководитель исследовательской лаборатории в области новых образовательных технологий и как мама пятилетки. Я вижу огромное количество инициатив, нацеленных на повышение качества образования в соответствии с вызовами времени, запросами работодателей и родителей, и вижу результаты этих действий.

— От кого в первую очередь зависит качество школьного образования? И какие меры можно принять уже сейчас, чтобы его повысить?

Наталья Чеботарь

программный директор Московского международного салона образования

И здравый смысл, и международные исследования показывают, что определяющую роль играют родители. Если школа не нравится, значит, задача семьи — перейти в другую, а деньги, которые государство выделяет на образование, последуют за ребенком. Школа, из которой уходят дети, вынуждена меняться. Кроме того, именно задача родителя — разобраться в огромном количестве возможностей для образования, найти те конкурсы, летние школы, кружки, онлайн-сервисы, которые необходимы именно его ребенку.


Владимир Синельников

сооснователь издания об инновациях в образовании Edutainme

Качество школьного образования во многом зависит от родителей и их восприятия себя как его заказчиков. Сейчас их просвещением занимается немало интернет-СМИ.

Об ответственности за школьное образование задумываются и крупные корпорации: «Яндекс» к своему 20-летию заявил о готовности идти в школы, активно развиваются образовательные проекты Mail.ru, а первые независимые стартапы получают поддержку стратегических инвесторов. Здесь можно вспомнить о феноменальных инвестициях в сервис для школьников «Фоксфорд», входящий в группу «Нетология».


Люся Ширшова

главный редактор медиа об образовании Newtonew

Последний закон об образовании определил важную вещь: он дал значительную степень автономности каждому образовательному учреждению. Теперь успех школы во многом зависит от эффективности решений директора. Это примечательный шаг, но не все администраторы пока научились извлекать из него выгоду.

Если же открыть любой международный отчет об эффективности общего образования, выясняется, что самыми действенными практиками оказываются самые очевидные. Во-первых, необходимо обеспечить адекватную нагрузку на учителей с сохранением достойного уровня заработной платы, чтобы им не приходилось брать по две ставки для выживания. Во-вторых, нужно сократить количество детей на одного учителя. И наконец, в-третьих, позволить свободно проектировать образовательную среду.


Обложка: Dmitry Vereshchagin — stock.adobe.com