Выступая на урбанистическом форуме, мэр Москвы Сергей Собянин сказал, что реорганизация территории завода ЗИЛ потребует инвестиций в 10−12 миллиардов долларов и займёт от 10 до 15 лет. The Village поговорил с первым заместителем руководителя департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Михаилом Аном, который отвечает за развитие промзон, о том, почему процесс освоения этих территорий будет сложным и непростым и почему существующие проекты — только красивые картинки.

 

  

Комментарий: Михаил Ан о развитии промзон. Изображение № 1.

Михаил Ан

Первый заместитель руководителя департамента науки, промышленной политики и предпринимательства

Промышленные зоны занимают 15 % территории Москвы. Если отдать эти земли инвесторам, они возьмут самые рентабельные направления: построят жильё, офисы, торговые центры. По такому пути мы идти не будем, поэтому процесс освоения этих территорий будет очень долгим, очень сложным, и пока никто точно не знает, каким образом он будет осуществляться.

Вначале мы должны создать на этой территории точки роста, места приложения труда. Они для каждой зоны могут быть разными, в зависимости от специфики места: в арт-квартале — музеи, галереи, театры — работа для людей творческих профессий; в промзоне «Южный порт» — электроника, телекоммуникации, информационные технологии. И так далее.

Мы уже начали создавать рабочие места и точки приложения труда. В промышленных зонах мы открываем технополисы и технопарки. Это площадки, на которых мы предлагаем определённым компаниям открывать свои офисы или производства. Компании должны соответствовать определённым требованиям. В технопарки мы приглашаем малый и средний бизнес, обычно наукоёмкий. Им нужны небольшие помещения под офисы, лаборатории, под экспериментальное производство. Потом, когда они технологии обкатают и получат большие заказы, им прямая дорога в технополис: там большие площади для крупных компаний и серийного производства.

Мы даём нашим компаниям налоговые льготы, понятные ставки аренды, там нет ни коррупции, ни проверяющих органов. Пока мы такие площадки создаём на тех территориях и в тех зданиях, которые принадлежат городу: технополис «Москва», например, расположен на АЗЛК «Москвич». Но сейчас мы ведём переговоры с частными собственниками, чтобы они создавали такие площадки на своих территориях. Мы помогаем им сделать новый тип бизнеса — индустриальный редевелопмент.

Собственник также сможет зарабатывать деньги на аренде, только сдавать площадки не под склады кому попало, а молодым высокотехнологичным компаниям. Только для этого ему придётся создать среду, провести модернизацию здания и территории. В этом мы собственникам будем помогать: дадим налоговые льготы, финансовую поддержку.

И только вслед за созданием таких мест приложения труда, где работают не гастарбайтеры за копейки, а современные молодые специалисты, можно думать о следующем шаге — строительстве инфраструктуры. Высокооплачиваемые специалисты создают спрос на это. Они хотят безопасно добираться до работы — нужно строить метро, реконструировать МКЖД, строить дороги.

 

  

Как мы будем с ними работать,
как мы им объясним, что на месте их завода будет жильё
или пешеходная зона,
пока никто не знает

  

 

После того как появится инфраструктура нового качества, можно будет думать о жилье и торговле. Мы планируем использовать лучший мировой опыт: строить пешеходные зоны, велосипедные дорожки, публичный транспорт, вплоть до фуникулёров, которые пока существуют только в виде концепции. Большинство промышленных зон расположены вдоль Москвы-реки — там прекрасный потенциал для жилого строительства.

У нас есть сейчас концепции развития нескольких промышленных зон, мы озвучивали планы для промышленной зоны «Южный порт», есть проект планировки ЗИЛа, проходит конкурс на планирование территории завода «Серп и молот», инвесторы предлагают нам концепт арт-квартала — сейчас мы его обсуждаем.

Но, по сути, это просто красивые картинки, которые нарисовали нам зарубежные архитекторы и урбанисты: как может выглядеть город-сад. Реалии, конечно, будут отличаться. Сейчас к урбанистам присоединяются экономисты и начинают считать, выгодно ли строить эти дороги, прокладывать эти каналы? А сколько это нам принесёт? А сколько мы потратим? А кто будет тратить?

Каждая промышленная зона — это набор из нескольких сотен собственников. Как мы будем с ними работать, как мы им объясним, что на месте их завода будет жильё или пешеходная зона, пока никто не знает. На каких условиях собственник сможет участвовать в развитии промзон, тоже не решено.

Можем пойти по пути консолидации: сейчас мы с департаментом градостроительной политики обсуждаем закон об изъятии земель собственников в промзонах. Не на безвозмездных началах, с какой-то компенсацией. Либо будем создавать акционерные общества, куда войдут все собственники конкретной территории и правительство Москвы, либо ПИФы.

Проработка этих управленческих решений — достаточно долгая задача, которая может занять весь следующий год.

  

 

Фотография: mos.ru