До вступления в силу второй части антитабачного закона, которая запретит нам курить в поездах дальнего следования, общежитиях, гостиницах, а главное — в ресторанах и барах, осталось меньше двух месяцев. Администрация сети баров «Дорогая, я перезвоню..,» решила не ждать первого июня и ввела запрет на курение в своих центральных заведениях с 31 марта. Мы решили посмотреть, как выглядят места всеобщего морального разложения, свободные от табачного дыма, и отправились в «Дорогую» на «Китай-городе» и «Дорогую» на «Маяковке» в первую некурящую пятничную ночь.

Несмотря на апрель, ночь была катастрофически холодной — с неба периодически начинало что-то сыпаться, за воротник проникал ощутимый минус. Иными словами, не самая комфортная погода для курения на улице. Около «Дорогой» в Большом Спасоглинищевском в 11 вечера не было очереди, но пятеро невесёлых людей стояли, прижавшись к стене, и пытались вырвать у ветра возможность выкурить свои сигареты. Внутри, как и всегда, играли в кикер, толпились у бара, разогреваясь перед бурной вечеринкой. И хотя народ постоянно прибывал, в помещении было чем дышать — это, конечно, сильно отличалось от того, к чему привык ночной посетитель «Дорогой». Глаза не слезились от табачного дыма, что улучшало обзор и, возможно, уберегло многих от разочарования утром.

Пока народ разогревался в баре, на улице становилось более людно: плещущиеся в крови «Лонг-айленды» требовали от многих никотина. Единственная пепельница стояла в отдалении от входа, и её никто не замечал. Поэтому окурки сыпались прямо на асфальт, и вскоре переулок стал похож по поле битвы, в которой вредные привычки одержали категорическую победу над ЗОЖ. «Кидай, куда хочешь, — порекомендовала амбициозного вида девушка своему спутнику. — Видишь бычки — кидай!» «Тут внутри не курят. Сейчас, что ли, вообще везде не курят, а, зай?» — пошатываясь на высоких каблуках, пролепетала в телефонную трубку брюнетка в меховом жилете.

Курящих пропускали обратно без всяких задержек и даже позволяли обогнать тех, кто стоял в очереди на вход: в этой «Дорогой» у охранников была отличная память на лица.

Ближе к часу ночи на улицу вышла уборщица и с лицом кромешно уставшего человека подмела ровно четыре окурка, которые валялись в непосредственной близи от входа. На остальные её энтузиазм не распространился, и переулок продолжил тонуть в бычках.

Приятное с полезным: Как в барах «Дорогая, я перезвоню..,» запретили курить. Изображение № 1.

Пока мы не заметили, чтобы народу стало меньше. Максимум пара человек уходит с бизнес-ланча, узнав, что у нас нельзя курить

 

«Когда мы ввели запрет на курение, было тепло, — рассказывают сотрудники бара. — Это наш первый опыт, мы понаблюдаем за гостями, посмотрим, как они себя ведут, где кучкуются, и со временем поставим навесы и дополнительные пепельницы. Мы собираемся вести „Дневник отказа от курения“, чтобы потом остальные заведения, которым придётся запретить у себя сигареты, смогли воспользоваться нашим опытом. Пока не заметили, чтобы народу стало меньше. Максимум пара человек уходит с бизнес-ланча, узнав, что у нас нельзя курить».

Когда мы выходим из бара, чтобы отправиться в заведение на «Маяковке», бычков на асфальте уже нет.

Около «Дорогой» на «Маяковке» курит значительно больше людей: во-первых, там существенно больше места, а во-вторых, ночь в самом разгаре. Посетители, несмотря на мороз, предпочитают не надевать верхнюю одежду, выходя на улицу, так как рассчитывают быстро вернуться. Но тут с охранниками всё обстоит несколько более сурово — покурившие люди смешиваются с теми, кто только пришёл, на входе образуется толпа, и серьёзные люди в чёрном просят всех отойти назад. Всё-таки проникнув внутрь бара, обнаруживаем разгар пятничной ночи — народ на танцполе пляшет с нечеловеческой интенсивностью, в свободном от дыма воздухе разливается предчувствие беспорядочных связей, смелых решений и неминуемой расплаты на утро. Иными словами, запрет на курение здесь не тревожит никого. Людей волнуют только люди рядом.

Если бы это был бар для интимного общения с друзьями, возможно, к необходимости выбегать курить на улицу посреди разговора пришлось бы привыкать. Но так как в «Дорогой» посетители находятся в постоянном движении (кто-то мчится в танце, кто-то стремится на дно стакана), еще одно перемещение тела — на улицу — не кажется чем-то непреодолимым. К тому же, человеческая лень наносит непоправимую пользу здоровью: в обычную пятничную ночь в курящем заведении нет-нет да и прикончишь пачку, а тут — пять-шесть сигарет за вечер. 

В женском туалете всё же нашёлся несогласный с новым режимом. Детектор дыма, предусмотрительно установленный администраторами в каждой кабинке, в одной из них был разобран и выпотрошен, одна из четырёх батареек аккуратно стояла на бачке, и сильно пахло сигаретами. Так в отдельно взятой туалетной кабинке восторжествовал какой-то бунтарь. Кстати, в нецентральных  «Дорогих» — в Солнцево и Строгино — запрет на курение пока не ввели. Видимо, там концентрация бунтарей выше.

Основатель сети Дмитрий Левицкий высказался у себя в Facebook об итогах первой недели отказа от курения: «Особенно переживали за пятницу с её диким нравом, но и в пятницу всё прошло очень позитивно, без каких-либо проблем. Выручки наши никак на отмену курения не отреагировали».

Действительно, посетители центральных «Дорогих» покорно смирились с запретом. На улице перед баром (здесь, кстати, пепельниц было больше, чем на «Китай-городе») посетители с энтузиазмом выдыхали дым в морозный воздух. Две юные девушки в лёгких платьях долго пытались прикурить от зажигалки Zippo. «Холодно, конечно, — сказала одна другой, — но яйца-то у нас стальные». 

Иллюстрация: Настя Яровая