Четверо сотрудников The Village неделю попытались честно слушаться своих мам, чтобы наконец-то зажить по-человечески. Условия эксперимента были просты: каждый день честно рассказывать мамам о том, что происходит в их жизни, выслушивать советы и претворять их в жизнь. 

Плохого не посоветуют: Редакция The Village неделю слушается мам. Изображение № 1.

Саша Шевелева

специальный корреспондент

Как только мама узнала, что теперь я — что-то вроде её домашнего джинна, пошла ва-банк. Мама попросила невозможного

По условиям эксперимента, я должна звонить маме каждый вечер, рассказывать, что со мной произошло за день, выслушивать её мнение и затем воплощать её советы в жизнь. Я видела, что многие мои 30–40-летние друзья из еврейских семей делают так всю жизнь и результат такого послушания не заставил себя долго ждать: у них успешные карьеры, квартиры в Нью-Джерси в Лондоне, удачные замужества. Я рассчитывала, что, если в 30 лет я брошу кочевряжиться и наконец заживу так, как всегда хотела моя мама, это неминуемо поправит мои пошатнувшиеся дела.

Но мой эксперимент послушания не задался с самого начала. Как только мама узнала, что теперь я — что-то вроде её домашнего джинна («слушаюсь и повинуюсь»), пошла ва-банк. Мама попросила невозможного: «Хочешь мой совет? Верни мужа и зарегистрируй с ним брак». С бывшим мужем мы развелись четыре года назад, у нас общий ребёнок, мы иногда видимся волею судеб и этим вполне довольны. Ответить «нет» я не могла — это значило сорвать эксперимент, а сотрудники The Village (как всем известно) не хухры-мухры и просто так не сдаются. Я решила узнать, что думает о маминой идее бывший муж, и свалить всю ответственность на него. Почти вся неделя эксперимента ушла на подготовку правильных слов, на то, чтобы набраться мужества и заговорить о том, о чём мы никогда не говорили со дня развода. В четверг я отважилась и написала в WhatsApp осторожный вопрос, сгорела от стыда и запрятала телефон так далеко, чтобы даже случайно на него ни за что не наткнуться. Клянусь, что через несколько минут после отправки сообщения я явственно слышала, как где-то в районе Полянки падает с кровати мужчина и больно ударяется о паркет темечком. После чего он собрался, сглотнул, оправился и всеми 33 буквами русского алфавита дал понять, что тоже не лыком шит: «Ты что, материал для статьи собираешь?» В общем, предложил для начала остаться друзьями.

Слушаясь маму, приходилось идти и на другие жертвы. Год назад я купила машину, и мне нужно было пройти гарантийный сервис и заменить масло. То у официального дилера стоит 10 500, а в обычном автосервисе замена масла обошлась бы мне в 3 700. Но мама сказала: «Машина — это безопасность», и я поехала к официалам. В оставшуюся неделю я каждый вечер звонила маме и чувствовала, что своим навязчивым вниманием её только смущаю: она не знала, куда его девать и как к нему относиться. Я исправно рассказывала о всех рабочих встречах и занятиях — то, о чём обычно не говоришь родителям, чтобы не беспокоить лишний раз, то, что умещается в «Дела у меня, мам, нормально».

Кажется, за несколько дней мама узнала о моей работе больше, чем за всю мою жизнь. Мама посоветовала брать все фрилансы, которые предлагают, что существенно затруднило мне жизнь: теперь я должна всем. На этой неделе я не бегала (мама считает, что бегать в Москве — здоровью вредить) и ела шоколадки (мама говорит, что я слишком худая: «Где твоя попа?»).

Оказалось, что навык делиться переживаниями с самым близким человеком может быть утерян. Конечно, это и так ясно, но именно из совместно прожитого и создаётся та эмоциональная близость, которой нам так часто не хватает. Боясь огорчить родителей понапрасну, мы создаём у них какой-то немного искривлённый образ себя. Из-за недостатка информации они вынуждены строить о нас какие-то догадки и фантазии. Им неоткуда узнать, какие решения нам приходится принимать каждый день, и они начинают думать, что нам, наверное, платят зарплату за то, что мы хохочем в телефон и сидим в Facebook. 

 

Плохого не посоветуют: Редакция The Village неделю слушается мам. Изображение № 2.

Алина Вострикова

шеф-редактор раздела «Дом»

Мамины слова положили конец моим метаниям по части грядущего свидания

Я попросила маму в свободной форме составить для меня некий курс счастливой жизни и через час получила письмо с подписью: «С уважением, Вера Борисовна».

Первым пунктом значилось следующее: «Утро надо начинать с УЛЫБКИ и благодарности Богу за новый день. Лицезреть себя в зеркале и быть абсолютно уверенной, что образ твой неотразим!!! Радостно и весело начать новый день, на то оно и утро!!!» Встала я с утречка, подошла к зеркалу, подумала: «Ох, Иисусе Христе, пресвятая Дева Мария» в качестве благодарности богу и пошла мыть голову и краситься. Со второго раза счесть себя неотразимой оказалось проще. 

Далее мама порекомендовала позаботиться о подушке безопасности: «Возьми за правило одну десятую всех доходов складывать в „чулок“». Я перевела небольшую сумму на счёт, которым обычно не пользуюсь. Посчитала и поняла, что, если делать так до конца года, получится 13-я зарплата, на которую можно укатить на недельку в Нью-Йорк. Так 2015-й стал годом, когда я решила копить самой себе на новогодний подарок. В ответ на вопрос о дополнительных заработках, мама порекомендовала «не боясь идти и предлагать, не отказываться от любой возможности... (наркотики и проституцию исключаем). На то она и молодость». Проституцию исключаем — на то она и молодость! Вернусь к этому беспроигрышному варианту лет через двадцать. А пока предложила хорошему проекту писать для них на фрилансе и получила согласие. Почувствовала, как мой метафизический чулок приобрёл в весе. До чего славная прозорливая женщина меня породила!

Самая прекрасная часть касалась личной жизни, разумеется. «У молодой девушки обязательно должны быть поклонники. Не друзья в тренировочных штанах, и ты при них такая же, а именно поклонники и воздыхатели: тогда и курить не будешь (запах), и осанка изменится, приоденешься лишний раз. Когда есть стимул, чипсы жрать не будешь, предпочтёшь гречку с кефирчиком ради комплиментов». Треники я, к счастью, давно держу только для визитов в «Пятёрочку». Но вообще мамины слова положили конец моим метаниям по части грядущего свидания. Я всё не знала, соглашаться на него или нет, но раз поклонники нужны, решилась. И что вы думаете? Свидание стало поводом записаться на стрижку, на которую мне было лень идти недели три. Дошло до того, что я даже зарплату попросила пораньше выплатить, чтобы в срочном порядке воссиять. Вывод какой? Скачайте Tinder. Ну и стоит ли говорить, что в этот день я почти ничего, как выражается Вера Борисовна, не жрала. Если интересно, свидание прошло так классно, что вслед за ним очевидно состоится ещё одно, а потом ещё одно. 

Так что можно смеяться над постами родителей в «Одноклассниках», ссориться из-за того, что они верят ереси Дмитрия Киселёва, раздражаться на регулярные рекомендации выйти замуж если не сегодня, то хотя бы завтра. Но лучше — просто позвонить маме.

 

Плохого не посоветуют: Редакция The Village неделю слушается мам. Изображение № 3.

Милослав Чемоданов

главный редактор The Village

Хорошая доля материнских наставлений была коварно направлена на то, чтобы исподтишка сделать из меня лучшего сына

Буду краток: и вновь моё участие в редакционном эксперименте обернулось провалом (есть что-то особенно грустное в том, что главный редактор в очередной раз оказался самым слабым звеном).

Моя мама — доктор педагогических наук на пенсии и, очевидно, заслужила своё право отдохнуть от того, чтобы учить молодёжь. Когда же она ещё вовсю преподавала в институте (в том числе — у меня), мама, чтобы ни в коем случае не выделять меня, больше времени тратила на занятия с другими студентами — с полного моего, к слову, одобрения. Что до уроков житейской мудрости, она отнюдь не любитель выслушивать чужие советы и обычно сама разумно воздерживается от того, чтобы лезть к окружающим с незваными поучениями. В общем, мы с мамой привыкли как-то обходиться своим умом, а в еженедельной переписке обмениваемся новостями и фотографиями. Тем не менее в ответ на мою просьбу она всё-таки выслала мне несколько советов, используя функцию личных сообщений в прогрессивной соцсети «Одноклассники».

Ожидаемо хорошая доля материнских наставлений была коварно направлена на то, чтобы исподтишка сделать из меня лучшего сына. Например, «информировать маму о себе, это важно для маминого здоровья» (я удивился — ведь я информировал и так, — но тут на всякий случай стал делать это чаще и с большим числом кровавых подробностей). Ещё один мрачно-нежный совет в духе Тима Бёртона: «Не реже чем раз в три дня интересоваться маминым здоровьем, иначе мамина смерть окажется неожиданностью» (закрыв глаза на явно спекулятивный формат послания, решил справляться о материнском самочувствии в ежедневном режиме с чёткостью и заботой врача на обходе, но, возможно, в чём-то переборщил, потому что теперь в ответ вместо развёрнутых ответов получаю отписки в духе «Прости, мне некогда, пора гулять с собакой»).
В личной жизни мама посоветовала, во-первых, не начинать бегать на свидания всего через месяц после окончания пятилетних отношений. В случае, «если отношения были серьёзными», мама рекомендовала ещё десять раз всё взвесить и не торопиться с новыми: «Бывает так, что разойдутся близкие люди, ничего лучшего не найдут и возвращаются друг к друг, только прежние отношения не всегда удаётся реанимировать». В случае, если я всё же решусь двигаться дальше, мама предложила смелый финт — прекратить, наконец, встречаться с красивыми: «Я понимаю, что симпатичный внешне человек всё-таки претендует на то, чтобы быть с кем-то красивым (спасибо, мама!), но значительно ценней отношение и характер». Я парировал, что так-то так, но всё ещё неясно, как вести половую жизнь с кем-то, кто тебя не привлекает, — будь там хоть золотой характер. «А ты зря начинаешь отношения с постели», — сурово ответствовала мама.

Мамиными стараниями я провёл неделю в воздержании и мрачных размышлениях о перспективе возобновления бывших отношений и хрупкости здоровья матерей. Кстати, беречь моё здоровье — был первый совет, что дала мне мама в ответ на мой запрос. И леденцы от кашля, что она мне порекомендовала, действительно отлично помогли.

 

Виктор Фещенко

специальный корреспондент

Плохого не посоветуют: Редакция The Village неделю слушается мам. Изображение № 4.

Тебе бы очень помогло, если бы ты приготовил мне ужин и помыл посуду

Много лет назад ещё мои одноклассники, перекуривая с мамой на кухне нашей квартиры, поражались её либеральности. Кажется, с тех пор изменилось более-менее всё, кроме моей мамы. 

С самого детства она приучала меня к самостоятельности. Указывать, как мне жить, для неё гораздо менее естественно, чем не делать этого. Советовать? Когда-то давно, в детстве — да: не принимать наркотики, не связываться с плохими компаниями, во всём сомневаться. Сейчас — только если сам очень попрошу. Она не делает вид, подобно другим слишком взрослым, что прочитала эту жизнь уже давно и не один раз, поэтому может заспойлерить следующую страницу. Я боялся, что в отличие от моих коллег этот эксперимент станет пыткой скорее для мамы, чем для меня. 

Но мама умеет удивлять. Первое, что она мне посоветовала, — добавить холодной водки в горячий чай. Часа в четыре ночи я вернулся с места убийства Бориса Немцова, и меня трясло от холода и от трагедии. Совет был не очень — получившаяся субстанция оказалась достаточно противной, пришлось употреблять жидкости раздельно. 

На следующий день у меня было назначено посещение ЗАГСа для подачи документов на развод. Утром получить от мамы ценные указания о том, как общаться с будущей бывшей женой, я не успел, поэтому пришлось действовать по наитию. Зато вечером мы обсудили мои перспективы в качестве незавидного жениха. По её мнению, наши с супругой отношения не сложились (точнее — разложились) из-за того, что жене был нужен кто-то постарше. Теперь мне нужно искать человека, который не будет меня ничем раздражать. И искать нужно везде, не только в транспорте. (Видимо, мама решила сделать всё, чтобы никак не ограничивать список кандидатов.) 

В остальные дни недели мамины советы сводились к банальным: «Идёшь на траурный марш — шапку надень!», «Берёшь интервью у женщины с опухолью мозга — будь деликатнее с вопросами про здоровье», «Води аккуратнее», в конце концов. Зато, больше, чем обычно, прислушиваясь к маминым словам, я сделал для себя два открытия. Первое — мама постепенно становится похожей на бабушку, которая и десяти минут не могла прожить без того, чтобы предложить кому-нибудь что-нибудь поесть. Её дочь теперь принялась советовать мне перекусить с похожей периодичностью. 

Второе — мама любит и умеет извлекать пользу из любой ситуации. «Говоришь, будешь слушаться моих советов? Ок. Тогда рекомендую тебе сегодня заехать за продуктами. Особенно советую купить белый хлеб, капусту и картошку», «Тебе бы очень помогло, если бы ты приготовил мне ужин и помыл посуду», «Папа собирается в Калугу. Тебе бы тоже стоило навестить родственников и отвезти его туда, а то у меня не получается». 

В какой-то момент мы разговорились о тяжёлой ситуации на российском медиарынке. Моя мама — генеалог, к журналистике никакого отношения не имеет, так что я больше рассказывал, чем слушал, не особо рассчитывая на советы. Зато получил совершенно неожиданное предложение: «Если всё накроется, займёмся с тобой семейным бизнесом — будем выпускать генеалогические книжки. Да и вообще подумай об этом безотносительно кризиса». Вот это поворот. 

В последний день эксперимента, когда стало ясно, что, даже получив такую возможность, вторгаться в мою жизнь и перекраивать её на свой манер мама не собирается, я устроил ей опрос, подготовленный спецкором Сашей. Привожу дословно: 

— Как ухаживать за здоровьем и вести здоровый образ жизни? 

— Не знаю, я его не веду. 

— На чём бы я мог экономить? 

— На такси. Либо дожидаться пяти утра, когда пойдёт метро, либо возвращаться до его закрытия. Видишь, даже альтернативу тебе даю. 

— Как бороться с вредными привычками? 

— Бросай курить (сказала мама и закурила. — Прим. авт.).  

— Как? 

— Если бы я знала, сама бы бросила.  

— А как начать ложиться рано? 

— Помню, как Паша удивился, когда вы в 6 утра пришли к нам домой с джином, а я сидела на кухне в интернете. Не знаю, как ложиться рано. Разгрузи вагон — устанешь и уснёшь. Заодно и подработка появится. 

— Как строить карьеру? Что делать и не делать? 

— Я не считаю, что надо строить карьеру. Надо работать в своё удовольствие и приносить пользу людям. Думаю, ты приносишь. Удовлетворение информационного голода — это польза. Что не делать? Не врать, быть честным. 

— Куда пойти, что прочитать, что посмотреть по телевизору? 

— Телевизор не смотреть. Сходи хоть разок к нам на большую генеалогическую выставку. Пока есть желание, надо ходить всюду, где тебе самому интересно, и знакомиться с тем, чего ты не знаешь. 

— Что мне нужно поменять в жизни? 

— Найти девушку, бросить курить, вставить зуб. 

— Надо ли вообще слушаться маму или кого-либо ещё или стоит жить собственной жизнью и совершать ошибки? 

— Мамы отличаются друг от друга. Сегодня я видела маму, которая в торговом центре матом кричала на своего малолетнего ребёнка. Таких точно слушать не стоит, даже в прямом смысле. А некоторых — можно. Надо понимать, в чём твоя мама компетентна, а в чём нет. Прислушиваться или нет, решаешь ты сам. В этом твоя самостоятельность. 

Судя по последнему пассажу, формат интервью её немного смутил. Я ожидал, что она скажет что-то вроде: «Конечно, нужно жить самостоятельно и делать свои собственные ошибки. У победы много отцов, а поражение всегда сирота. Это твой личный опыт, который никто не отнимет». Не сказала, но я уверен: она так думает.