В прошлом году один из авторов нашего нью-йоркского издания Hopes&Fears Эндрю Сполдинг провёл эксперимент, в рамках которого он комментировал все посты в своей ленте Facebook в течение трёх дней. Вывод из эксперимента он сформулировал так: «Всем всё равно!» Учитывая атмосферу ярости, которая обычно переполняет российский сегмент Facebook, мы решили повторить эксперимент, чтобы посмотреть, каковы будут результаты в наших реалиях. Для этого редактор The Village Сергей Бабкин три дня оставлял комментарии журналистам, художникам, филологам, людям из прошлого и странице факультета истории искусств РГГУ — и терпел насмешки коллег. 

Молчание — золото

Когда ты работаешь в интернет-СМИ, начинаешь по-особому относиться к тем, кто оставляет комментарии, будь то на Facebook или на сайте твоего издания. С одной стороны, комментарии нужно читать, поскольку это необходимый фидбек. Хотя любое мнение стоит делить на довольно большой знаменатель. С другой — начинаешь понимать, что активные комментаторы — это особый тип людей, которые также предпочитают особый тип социальных отношений.

Всегда удивляют те, у кого есть достаточно свободного времени, чтобы иметь мнение по любому поводу (пусть часто и неаргументированное) и выражать его в виде довольно больших текстов. А ещё в них много ярости. Или радости — зависит от ситуации. Мне бы самому хотелось быть таким эмоциональным. И вот у меня появилась возможность стать неистовым комментатором на три дня. Терять силы я начал довольно быстро, но зато кое-что понял о себе (больше, чем о других). 

Meow

Опубликовано Анной Чесовой 4 апреля 2016 г.

Я три дня комментировал всё, что видел в Facebook, и почувствовал себя ботом. Изображение № 1.

Фестиваль остроумия и осмысленности

Коллеги из The Village знают о моём эксперименте и очень хотят, чтобы я оставил комменты под их новыми постами. Пока шеф-редактор Анна Чесова думает, под каким из ещё не выложенных своих портретов она хочет получить мой отзыв, я начинаю путешествие по ленте Facebook, пока что с энтузиазмом.

Начинаю со сложных схем. Ищу картинки ловушек для животных к посту знакомого художника о том, что ему надоели голуби, постоянно залетающие к нему в мастерскую. Оставляю абсурдный коммент к посту коллеги, которая уезжает в Нью-Йорк (тоже про голубя). Трясущимися руками пишу «брехт жыff» под постом одного театрального критика о новой постановке Брехта. Думаю, что это уже слишком, но можно и попробовать: о театре я особо ничего не знаю, и это правда самое осмысленное, что может прийти мне в голову.

В ленте попадается пост главного редактора интернет-газеты «Владивосток-3000», в котором она рассказывает о культурной поддержке американского консульства в столице Приморья. Задаю вопрос о том, насколько распространены такие практики в остальной России. Забавно, что мне становится искренне интересна каждая тема, на которую я высказываюсь. Да и вообще я был искренним. Ни в одном комменте я не солгал.

Подозрения и провалы

«Катя супер». Я высоко оцениваю работу нашего редактора Кати Березиной: в понедельник она выпустила классный текст о людях, которые не меняют место работы десятилетиями. Такой комментарий я оставляю к посту главреда с расшаром материала. Все коллеги стали шутить надо мной: мы, дескать, знаем, почему ты оставил такой комментарий! Неужели они думают, что я не могу искренне похвалить Катю? Пишу эти соображения в редакционный чат и не получаю ответа ни от кого, кроме дизайнера Даши.

Закрадываются подозрения: меня считают неискренним? Или медиум комментария искренности не предполагает? Может, это просто площадка для остроумия, а никак не поле обычного человеческого общения? Надеясь, что дело не в моей репутации, оставляю два идиотских коммента к постам редактора Wonderzine Маши Ворслав. Получаю в ответ от рандомной девушки шутку, построенную по схеме «у тебя в штанах». Она собирает несколько лайков, а я тем временем физически чувствую, как теряю баллы репутации. Впрочем, видимо всё это быстро забывается. По крайней мере, я на это надеюсь.

Он так долго сочинял шутку про Хайдеггера, что вынужден был прочитать его

Опубликовано Yakov N. Okhonko 5 апреля 2016 г.

Я три дня комментировал всё, что видел в Facebook, и почувствовал себя ботом. Изображение № 2.

Человеческое, слишком человеческое
(и надоедливое) 

Я очень люблю скриншоты из переписок пользователей Facebook с аккаунтами корпораций вроде Walmart или McDonald’s, которые иногда попадаются в моей ленте Tumblr. Но в ходе своего эксперимента пообщаться с юрлицами мне почти не удалось. Исключение составила платная школа факультета истории искусства РГГУ ХПМТ, которая активно анонсировала начало курса истории кино. Там работают замечательные люди: они вежливо отвечали на мои просьбы указать, кадр из какого фильма был взят для того, чтобы сопроводить информацию о занятиях. Правда, мне стало стыдно, что я в жизни не смотрел ни одного фильма Эрика Ромера.

Зато люди в ленте мне попадались слишком разные и иногда уж слишком далёкие от моего обычного круга общения. Я радовал бесконечными и часто бессмысленными комментариями филолога из НИУ ВШЭ Михаила Павловца, которого до того беспокоил лишь однажды, когда просил подсказать специалиста по современной украинской литературе. Сотруднику того же НИУ ВШЭ и журнала «Логос» Якову Охонько я оставлял прямо-таки неприличные в своей наивности шутливые рассуждения. Фотографии художника Евгения Антуфьева я комментировал совсем невразумительными фразочками в духе «мнемозиночка <3». Интересно, что они обо мне подумали? Надеюсь, ничего плохого. Я милый.

Retweeted Antisekisov (@antisekisov):подсаживается к нам за столик незнакомый паренек и запросто так начинает бухать. Мы ему: ты кто такой, а он: я из журнала "Дискурс"

Опубликовано Yakov N. Okhonko 4 апреля 2016 г.

Я три дня комментировал всё, что видел в Facebook, и почувствовал себя ботом. Изображение № 3.

Я — бот

В итоге мне стало понятно, что удобнее всего оставлять комментарии, созданные по уже отработанным схемам. Такая роботичность, конечно, пугает, но зато не менее искренне выражает усталость. Я оставлял одинаковые комментарии к постам бывшего коллеги Артёма Макарского («Спасибо, послушаю!»), заменял имена в комментариях к расшарам одного и того же поста у разных людей, везде пихал сердечки и стикеры. Ужас. Зато всё-таки понял кое-что важное о себе: я могу найти в себе силы обладать мнением по любому поводу. А так, всем всё равно.