Несмотря на господство православного консерватизма в России, тренд на унисекс, заявленный мировыми брендами, проникает повсюду. О нем говорят прогрессивные издания, а глянец демонстрирует красивый макияж и женский гардероб на мужчинах-моделях. Но готовы ли москвичи видеть мужчин в платьях? The Village решил это проверить и дал задание своему продюсеру социальных сетей Антону Павловскому неделю носить только платья.

Текст

Антон Павловский

Мое новое платье — твой новый бог

Еще век назад трудно было себе представить, что девушка в брюках станет обычным явлением. Возможно, сейчас история повторится — только про мужчин и платья. Согласившись на эксперимент, я представлял себя Габриэль Шанель, которой принадлежит миссия изменить массовый вкус. У меня была неделя, в течение которой я пообещал носить платья всюду: на работу, йогу, тусовки, в общем, туда, где я обычно провожу свои ясные дни.

Надеть женскую вещь не было для меня большим вызовом — периодически я это делаю на вечеринках. Но, конечно, важен контекст. Если на «Русском аттракционе» своим платьем и отвязными танцами я вызываю только одобрение или равнодушие, то в повседневной жизни к излишнему общественному вниманию я не готов и обычно защищаюсь от него мешковатыми штанами и худи. Кстати, один гендерно-маркированный элемент гардероба я уже регулярно ношу — это женские колготки. Но только потому что я русский, а в России зимой холодно. Мерзнуть не люблю, а термобелье мне не нравится, потому что собирается в складки под одеждой.

Собрать остальной гардероб не составило труда. Пара женских вещей остались у меня от подруги, еще несколько мне подкинули коллеги: на удивление их XS отлично на меня сел. Поэтому каждый день я менял гардероб, гуляя то в парадном зеленом платье, то в дерзком мини, то в почти детском джинсовом сарафане.


В облегающих платьях я явственно ощущал дефицит сисек и профицит писек.

Хобот иногда порочно прорисовывался


Самоирония и дефицит сисек

По дороге на работу я мысленно моделировал ситуацию, при которой я, например, поскальзываюсь и падаю, после чего попадаю к врачам. Что они скажут при виде моего бархатного болеро? Я вспоминал сцену из «Завтрака на Плутоне», где трансвестит нашел в газете свое фото как жертвы взрыва в клубе. И даже здесь его член, торчащий из-под разорванной женской одежды, журналисты заблёрили, чтобы не смущать читателей.

Короче, без самоиронии платье лучше не надевать. Однако платья требуют не только недюжинной духовной стойкости, но и физической: как ходить в одеждах в обтяг по московскому гололеду — вообще непонятно. Да и ходить в них в принципе неудобно, не знаю, как девушки с этим справляются. Передвигаться можно только мелкими шагами, нужно постоянно втягивать живот, который после тридцати берется невесть откуда (пива я не пью). В облегающих платьях я явственно ощущал дефицит сисек и профицит писек. Хобот иногда порочно прорисовывался. Очень боялся, что может случиться эрекция, и будет совсем неудобно.

A post shared by Леня (@leognidos) on

A post shared by 🌬🏗 (@dasha_sova) on

Надо признать, в офисе мой внешний вид всех скорее развлекал, чем напрягал. Одни шептали мне на ухо комплименты, другие посмеивались, но по-доброму. Открывая в эти дни инстаграм, я регулярно видел свои фотографии в постах  коллег и друзей.

На кухне в офисе мне намекнули на вскрывшиеся недостатки фигуры и рекомендовали не налегать на печеньки. Повар Светлана при виде меня по-простому воскликнула: «А чой-то?» Кто-то интересовался, почему я не носил такого раньше. Действительно, с таким же успехом я могу обтянуться латексом или продуктовой пленкой. Это же так элегантно и комфортно!

В последний день рабочей недели я пришел в сером мини-платье, от неприличной длины которого я сам себя мысленно слатшеймил. Но девушки-коллеги меня утешали, не скрывая зависти, что на мне оно сидело даже лучше, чем на них.

Писсуары, старушки и чебуречная

Мой звездный час настал в Историческом музее, куда я отправился в выходной. Пенсионерки, сидевшие у входа в один из залов, желанием сфоткаться со мной не горели. Когда я присел рядом, они отвернулись и стали усиленно вести светскую беседу, как будто я наваждение и баг в коде Вселенной, а не рандомный парень в платье.

А вот группе школьниц я показался интересным экспонатом, хоть и без лабутенов. Они стали себячиться со мной на десятки камер своих мобильников, показывая те же жесты, что и я. Две иностранки тоже захотели селфи со мной. С моим появлением сфокусироваться на экспозиции, кажется, не удалось никому.


Бабушки отвернулись и стали усиленно вести светскую беседу, как будто я наваждение и баг в коде Вселенной, а не рандомный парень в платье


Жесткой критики я по-прежнему остерегался, поэтому в платье в церковь и поликлинику не пошел. Зато отправился в любимую «Чебуречную № 1» на Покровке. Обычно там сидят взрослые субъединицы рабочего класса. Как-то они чуть ли не до драки сцепились с моей коллегой Дашей, имевшей смелость завести при них разговор на тему прав геев. А мне повезло — они бросили на меня свои уставшие взгляды и продолжили молча набивать щеки жирными чебуреками, как будто у них баннерная слепота, а я баннер. Я ответил им симметрично.

От посетителей мужского туалета в «Макдоналдсе» я ожидал большего внимания, но они меня разочаровали: не было ни косых взглядов на парня в платье у писсуара, ни попыток легкого харассмента или проявлений гомофобии. Всем было плевать — мужчины спокойно мыли руки даже в тот момент, когда я раздевался, чтобы сменить платье.

Где мои штаны?

Делать макияж я не умею и не чувствую потребности. Я не Андрей Петров, не Даниил Поляков, не могу с ними сравниться ни в красоте, ни в андрогинности. Даже временный отказ от нормы спровоцировал навязчивые мысли о внешнем виде, которые можно потерпеть пару часов на вечеринке, но сложно жить с ними весь день.

Надевая непривычную одежду, я подмечал, как она взаимодействует с телом. Мужественностью излишней и накаченностью не могу похвастаться. В платье мне приходилось переживать насчет фигуры, осанки. Действительно ли я могу позволить себе такие вещи? А если да, то сделали ли они меня сексуальнее? Не уронил ли я лицо, пойдя на такой шаг? Как сочетается с такой одеждой мое полное лицо, отсутствие груди, пузцо?

Но проблемы этим не ограничились: в платьях, которые я надевал, было просто неудобно. Например, не хватало карманов и некуда было положить телефон и бумажник. Мужская одежда неофициального стиля удобнее в миллион раз, чем женская. Кто бы знал, как я соскучился по своим спортивным штанам за прошедшую неделю! В платье хочется ощущать себя королевой лишь первые пять минут, потом от этого устаешь и хочешь опять превратиться из кареты в тыкву и спокойно себе перекатываться по улицам.

В условные Люберцы за неделю эксперимента я так и не съездил, поэтому, наверное, и остался цел. Однако то, с каким равнодушием горожане в пределах ТТК воспринимали мой лук, кажется, говорит о том, что московская общественность готова к мужчинам в женской одежде. Готовы ли мужчины?