Осенью этого года Центральный парк культуры и отдыха имени Маяковского стал самой обсуждаемой площадкой в Екатеринбурге. Сначала там запретили фотографироваться, потом поставили памятные знаки на Аллее Ратной Славы, которые превратили парк в подобие кладбища, а затем — провели День призывника и установили пункт записи на службу в армии. Все изменения в парке связывают с политикой его директора — депутата гордумы, генерал-майора Романа Шадрина, который возглавляет ЦПКиО с 2015 года. До этого Шадрин работал в уральском управлении МВД, а затем, уже будучи депутатом, занимался вопросами госбезопасности в Луганской народной республике.

The Village решил поговорить с генерал-майором, чтобы понять, как военный оказался во главе учреждения культуры, за что любит Екатеринбург и как сам оценивает свою работу в ЦПКиО.

Фотографии и видео

Сергей Потеряев

Никого и мороз

В Екатеринбурге я впервые оказался 14 января 2006 года. Ехал на своей машине с Волгограда на летней резине. В Волгограде было плюс 8, в Уфе — минус 22, в Челябинске — минус 35, а в Екатеринбурге — минус 45. Я запомнил, что по дороге из Челябинска обогнал две машины и три машины мне попалось навстречу. Больше никого не было. Я был в шоке: и куда я попал?

Первое впечатление — это сильные морозы. Я думал, и лето будет холодным, а тут плюс 35. Очень понравились люди, которые здесь живут, — они в чем-то и суровые, но более доброжелательные, чем на юге. Здесь никто не нахамит в магазине; если едешь по трассе и что-то случается, кто-нибудь обязательно остановится и предложит помощь. Еще здесь очень большие расстояния между населенными пунктами: можно ехать 40 километров по лесу и ни одной деревни не будет. Я родился в ростовской станице и до 17 лет жил в Тверской области — там деревни через каждый километр понатыканы, так что мне было очень непривычно. Я стал относиться к поездкам по-другому: бензобак всегда должен быть заполнен, а в машине должны лежать теплые вещи, мало ли что.


Я запомнил, что по дороге из Челябинска обогнал две машины и три машины мне попалось навстречу. Больше никого не было. Я был в шоке: и куда я попал?


Любимые места

Сейчас Екатеринбург — мой дом. Я женился во второй раз, у меня родились два сына, я получил квартиру, стал строить дачу. Раньше нигде больше трех лет не задерживался, не успевал обрасти связями и друзьями. А через три года службы понял, что не хочу отсюда уезжать. Но климат, конечно, тяжеловат: чтобы жить здесь комфортно и не быть метеозависимым, здесь нужно родиться.

В Екатеринбурге я люблю бывать на карьере за Елизаветом — его заполнило водой, рядом стоят беседки, можно рыбу половить. Люблю гулять по улице Вайнера — летом, в первой половине дня, когда солнце несильно печет и прохожих немного. Возьму младших сыновей, и гуляем вместе. Там фигуры стоят — красиво же. Плотинка — тоже неплохое место. Иногда с женой на концерты ходим в «Космос». Недавно ходили на Пелагею и Стаса Михайлова — хорошие исполнители. Иногда заходим в кулинарию с обратной стороны. Она хоть и с подносами, зато цены демократичные, пространства много и кухня неплохая.

Раньше я любил бывать с семьей в ресторане «Манилов», но сейчас график не позволяет. В Академическом, где я живу, есть неплохое заведение «Ребрышковая» — там уютно, вроде бы сидишь в зале и вроде бы отдельно. Мне нравится, как в Европе развиты маленькие семейные ресторанчики: максимум шесть столиков, домашняя еда, не макароны по-флотски, конечно, но что-то подобное. Я, кстати, люблю дома готовить и как-нибудь поизгаляться: то перец сделаю фаршированный, то говядину с черносливом.

В парке мы сделали свой буфет. Для чего? Есть такое понятие — близость к подчиненным. Подчиненные относятся к руководителю более лояльно, потому что ты нигде не уединяешься. В этом плане я демократичен. Там обед стоит около 110 рублей, повара кормят человек 40, соответственно, качество пищи нормальное. Я могу прийти и попросить девчонок : «А давайте завтра щей наварим». И не вопрос — меню подписали и приготовили.

Генерал-майор-директор

СМИ пишут, что меня назначили в парк. Это неправда. Когда в 2015 году я закончил миссию на Украине и вернулся в Екатеринбург, мои хорошие друзья в администрации города сказали, что есть идея предложить мне поработать — возглавить какой-нибудь МУП. Среди вариантов были Трамвайно-троллейбусное управление, Спецавтобаза, парк и другие. Я подумал, что и так всю жизнь с железками вожусь, и захотел попробовать себя в каком-то другом плане. И согласился на парк.

В первый раз я оказался в ЦПКиО в 2007 году. Тут было какое-то мероприятие, меня отрядили побыть на празднике представителем округа. Он меня не впечатлил — обычный советский парк. Мы и сейчас далеко-то не продвинулись. До пенсии я бывал тут случайно раза два в год. Потом стал чаще ходить, заметил, что аллея центральная ухоженная, а дальше и не был. Даже не знал, что въезд с Базового ведет в парк.

Последние два года мое единственное любимое место — это парк Маяковского. Первый год я здесь жил и работал без выходных: пока все настроил, пока команду собрал, пока каждый понял свой маневр. Сейчас могу себе позволить выходные: заместитель останется, и все будет работать. Тем не менее, приезжаю домой и все равно что-то думаю. Жена мне говорит: «Ты хотя бы ночью про парк не говори».

Иногда я приезжаю в парк инкогнито. Мне нравится гулять в районе Литературной аллеи возле центральной сцены. Люблю сидеть у пруда и уточек кормить, а иногда мы с женой оставляем машину и идем гулять с детьми. Старшего сына тоже припахиваю: даю деньги, даю мелких и говорю: идите в парк. Детей я люблю водить в городок сказок, мы его реконструировали, добавили фигур. Нас ругают, что мы сделали его закрытым и начали деньги за вход брать. Но мы же собираем на оплату работы персонала, который парк обслуживает и присматривает за детьми.

Я рад, что оказался здесь. В парке, говоря военным языком, есть свобода для маневра. На службе все сильно ограничено приказами и регламентировано. А здесь такого нет. Есть внебюджетная часть от предпринимательской деятельности, которую я могу самостоятельно тратить на нужды парка. Благодаря созиданию я стал спокойнее и добрее. Я сам водолей, мне бы шашку и коня — в любую авантюру бы влез, а сейчас стал рассудительнее.

На пенсии я бы умер от тоски, а тут постоянно приходится трудности преодолевать. Я понял, что тут не армия, всех под один устав не загонишь. В армии же кого прислали — с тем и работаешь, а здесь особое внимание к подбору кадров и индивидуальный подход к каждому. Перестроиться было не тяжело, я по жизни общительный человек. Со мной пришла команда, самые близкие люди по служебному положению. Они — мои друзья, я знаю, на что они способны. Кто здесь работал и не понял их требований — просто уволились.


Я могу прийти и попросить девчонок : «А давайте завтра щей наварим».

И не вопрос — меню подписали и приготовили.


Люди из интернета

Я вижу результат своей двухлетней работы, и это приятно. А весь негатив мы называем черным пиаром. Люди думают: «Ну неужели там все так плохо?» и идут проверять. А тут бац — и не все так плохо.

Никто не пришел и в глаза мне ничего не сказал — только в комментариях пишут гадости. Ты приди мне в лицо скажи, если такой крутой. А интернет-хомячки спрятались за никами и сидят. Я читаю все, что пишут в фейсбуке. Вы думаете, я не живу в XXI веке? Я живу в нем — недавно вот общался с людьми в инстаграме. Мой худрук Маша Воронина предложила говорить с людьми в прямом эфире. Я согласился. И что? Задают идиотский вопрос: «А сколько у вас часы стоят?» Поверьте, они не золотые, и я не знаю, сколько стоят, потому что это подарок жены. Нормальные люди о таком не спрашивают.

Не надо зацикливаться на мысли, что во главе парка культуры и отдыха должен стоять человек, близкий к культуре. Здесь нужен руководитель. У меня есть инфраструктура, есть гараж, есть зеленые насаждения — я могу организовать работу. По гражданскому диплому я специалист в области управления, а после курсов в академии генштаба у меня есть диплом «Государственная национальная безопасность», то есть я — руководитель. Что касается культуры — у меня есть человек с образованием, главный инженер, пусть и бывший военный, но у него диплом инженера, а первый заместитель, бывший милиционер, зато имеет педагогическое образование.

Мне за себя не обидно, вы мою жизнь посмотрите прошлую — я 28 лет в погонах, прошел четыре войны. Когда они купали своих баб в шампанском, я со своим батальоном брал президентский дворец в Грозном. Я не просто так звезду Героя России получил и орден Мужества. Я жизнь пацанам спасал, они до сих пор меня вспоминают и находят — вот это показатель. Мне обидно за людей, которые в парке работают, а их грязью поливают.

За два года тут появился базовый лагерь второго армейского Луганского корпуса? Не появился. А что плохого, что мы развиваем военно-патриотическое движение? Это государственный тренд. Это модно сейчас. Я ничего плохого в этом не вижу. Мы палку не перегибаем, строем здесь никто не ходит. И вообще мой парк — самый лучший парк в мире.