Известная британская компания LDA Design, которая выиграла тендер на разработку концепции развития парка Горького, уже приступила к работе. Последние несколько дней эксперты провели в парке, общаясь с посетителями и руководством, осматривая территорию, которую им предстоит развивать в ближайшие пять лет. Специальный корреспондент The Village Олеся Шмагун встретилась с четырьмя членами команды и узнала, стоит ли ждать в парке Горького кардинальных изменений, что будут делать с набережной, парковкой и другими слабыми местами главного парка Москвы.

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 1.

Салли Протеро

— директор студии LDA Design, которая специализируется на реставрации и создании парков. Под руководством Протеро специалисты студии реставрировали Центральный парк в Нью-Йорке и лондонский парк Виктории, а также разработали концепцию Олимпийского парка в Лондоне.

 

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 2.

Джон Фиббс

— директор компании Debois Landscape Survey Group, которая специализируется на развитии ландшафтов, имеющих историческую ценность. Также входит в команду студии.

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 3.

Эндрю Харланд

— ландшафтный архитектор, бывший советник правительства Великобритании по развитию парковых пространств. Сотрудничал c LDA Design 
в работе над Олимпийским парком в Лондоне.

 

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 4.

Даррен Баркер

— директор компании Darren Langham, которая специализируется на проектах, связанных с использованием культурного наследия. Компания Даррена будет партнёром LDA Design в проекте по развитию парка Горького и займётся исторически ценными объектами.

 

— В конкурсе на разработку концепции парка у вас были очень сильные соперники. Как думаете, почему победили именно вы — что такого вы предложили жюри?

Салли Протеро: Мы не предлагали что-то конкретное, мы предложили подход, который показался жюри привлекательным. Наш подход основан на комбинации исторических мест парка и возможности добавить новый дизайн туда, где это уместно. Это позволяет создать целостный образ парка. Сохранение наследия и продумывание потенциальных возможностей использования парка, которые сделали бы его более интересным и для взрослых, и для молодых.

Даррен Баркер: Мне кажется, мы единственная команда, которая предложила работать с историческим наследием парка, — у нас есть ландшафтные историки, которые понимают важность исторического ландшафта, они знают, как сделать так, чтобы ландшафт привлекал людей.

— Насколько я знаю, до конкурса вы не видели парк.

Протеро: Только я была в парке до конкурса, и это было 15 лет назад. Но мы видели много фотографий и планов парка, в техническом задании к конкурсу было много информации о том, что необходимо сделать. Зато последние три дня мы практически круглые сутки там проводим.

— 15 лет назад вы наверняка видели аттракционы в парке. Когда их убрали, многие были очень недовольны.

Протеро: Тогда парк не выглядел как парк в нашем представлении, там практически не было видно зелени, всюду эти огромные качели, горки. Мне кажется, очень важно оставлять место для неформального общения людей, чтобы вы могли прийти туда полежать на травке, газету почитать, с детьми поиграть. Не нужно занимать каждый сантиметр чем-то, иначе создаётся ощущение, что вы заставляете людей что-то делать. И вы знаете, сейчас у парка Горького возникает аналогичная проблема.

Баркер: Мы как раз хотим многие объекты оттуда убрать, сделать парк более натуральным, более зелёным. Не стоит думать, что в парке вообще не будет развлечений, просто это означает, что там будет и место для людей, чтобы проводить время за любимыми занятиями.

 

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 5.

ФотоРЕПОРТАЖ

Посетители и администрация парка Горького о сносе аттракционов

Протеро: Там будут места для организованного и неорганизованного досуга.

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 6.

— Уже сейчас парк Горького — одно из самых популярных мест в Москве, в выходные там не протолкнуться. Если сделать его ещё более привлекательным для горожан, там вообще невозможно будет перемещаться. Как вы будете решать эту проблему?

Протеро: Могу привести пример из Лондона. Мы работали над парком Виктории в Ист-Энде. Площадь 86 гектаров — это даже меньше, чем в парке Горького. А вот посетителей там почти 9 миллионов в год. И почти столько же людей сейчас посещают Нескучный сад и парк Горького, если посчитать вместе. Но если пойти в парк Виктории, то совсем не кажется, что он переполнен людьми. Ты, наоборот, чувствуешь себя комфортно, потому что там другой ландшафт, другие развлечения, всё по-другому расположено. Я хочу сказать, что с помощью ландшафта можно управлять потоками людей, сделать комфортным нахождение там большого количества горожан.

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 9.

— А что конкретно вы сделали в парке Виктории?

Протеро: Мы нашли в парке зоны, которые до этого не работали, и нам оставалось лишь придумать, как именно задействовать их, как сделать так, чтобы территория стала более однородной, чтобы все зоны работали вместе. Мы хотели создать общий ландшафт, безопасное место с развлечениями. И, кажется, у нас получилось, по крайней мере люди довольны.

— А могли бы вы привести пример такого мёртвого места, которое вы изменили, и теперь оно работает?

Протеро: Например, парк «Арборетум» в Дерби. Он был открыт ещё в 1840 году и в течение многих лет застраивался разными объектами, которые должны были помочь привлекать людей, но это не работало. Это был бедный район, и со временем парк вовсе облюбовали наркоманы, там стало происходить много преступлений. Обычные люди перестали туда ходить.

Там мы, как и везде, стали анализировать историю парка и современные нужды горожан. В итоге разделили парк на две условные части: историческую — с деревьями и оригинальным ландшафтом, и другую часть парка, где появились футбольные поля, площадки для детей. Были спорные моменты, например, мы срубили почти треть старых деревьев. Они были огромными, развесистыми, и пространство из-за них получалось очень тёмным, таящим опасность. Но в итоге наша задумка сработала: и количество преступлений в парке сократилось, и люди стали туда приходить более охотно.

Баркер: Кстати, офис директора тоже перенесли в сам парк, что мы считаем очень важным.

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 13.

— Стоит ждать каких-то радикальных изменений в парке Горького?

Эндрю Харланд: Нет, мы всегда основываемся на истории места. Речь пойдёт об укреплении его сильных сторон — там много прекрасных мест с восхитительными видами. Просто сейчас там слишком много всего происходит, настолько, что нельзя отдохнуть. Менять будем прежде всего это.

— Организаторы конкурса подчёркивали, что разработчик новой концепции должен будет всерьёз заняться набережной Москвы-реки.

Баркер: Это как раз очень сложная и интересная задача. Мы планируем сделать набережную главным центром притяжения в парке.

— У вас уже есть какие-то идеи? Сейчас-то московские набережные не привлекают горожан, не работают.

Баркер: Сейчас это большой кусок бетона. Московские набережные сейчас, конечно, в настолько запущенном состоянии, что они совсем потеряли привлекательность. Тут надо взять за пример прекрасные образцы городских рек по всему миру. Река должна быть живой, это же часть города.

Харланд: Мы сейчас думаем над тем, чтобы сделать маршруты речных трамвайчиков более гибкими. Сейчас есть одна дорога от Кремля до Воробьёвых гор, и даже чтобы вернуться, надо покупать новый билет. А ведь можно пускать трамвайчики по кругу, можно где-то разворачиваться. С Москвы-реки открывается отличный вид на город, в парке Горького много прекрасных исторических зданий — с реки они смотрятся просто потрясающе.

Плюс ко всему надо создавать какие-то события вдоль набережной, чтобы у людей был стимул передвигаться по реке от одного места до другого. Ну и чтобы у людей была возможность посидеть в шезлонге на солнышке, поудить рыбу, купить вкусную булочку в киоске на набережной.

 

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 17.

город

Берега-утопии: Какой могла бы быть Москва-река

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 18.

— Но вы же понимаете, что не отвечаете за всю реку и за все набережные в городе?

Харланд: Наша ответственность распространяется на всю территорию от парка до Воробьёвых гор. Это 5−6 километров примерно. Такая большая возможность!

— Ещё одна задача, которую перед вами ставили: продумать транспортную доступность парка, в том числе разобраться с парковками.

Протеро: Решить проблему парковок, конечно, невозможно: она существует везде, в любом городе. Тут такая штука: чем больше парковочных мест, тем больше людей будут думать, что смогут приехать на машине, — как результат — больше проблем с парковкой. Опасность организации больших парковок — начать разрушать то, что ты так стараешься сохранить и улучшить. Есть потенциальные возможности сделать подземные парковки в самом парке, но мы не разбирались ещё в этом детально.

 

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 19.

город

В Москве предложили строить деревянные набережные

Харланд: Есть альтернативы автомобилям — зелёный транспорт, велосипеды, общественный транспорт, пешком, наконец, прийти. Парк окружён автобусными остановками, и метро в Москве работает потрясающе, а кроме того, оно дешёвое. Мы будем думать над тем, как сделать парк удобным для тех, кто пользуется как раз общественным транспортом.

Баркер: Например, первое, что приходит в голову, — сделать больше второстепенных входов — вокруг всего парка Горького, а не заставлять всех ломиться в одни центральные ворота.

— Ещё я хотела показать вам новый фирменный стиль парка, который сделан известной в Москве студией Артемия Лебедева. Было очень много критических замечаний. Как он, на ваш взгляд?

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 20.

Баркер: Без комментариев? (Смеётся.)

Харланд: Это вопрос сложный, так прямо и не скажешь сразу.

Баркер: На самом деле критиковать в таких случаях — легче всего. Когда ты привык к старому, когда до конца не понимаешь, как этот стиль будут использовать, что он может в себе нести. По-настоящему будет понятно, насколько он плох или хорош, в течение ближайшего года.

Нам сама идея очень нравится, если бы мы готовили ТЗ для логотипа, мы бы так и ставили задачу: чтобы были различия по сезонам, чтобы в логотипе были намёки на то, какие развлечения есть в парке, — тут и зонтик, и птички, и каток. Мне нравится, что он такой острый, современный, выполнен в духе минимализма — это всё соответствует тому духу, который мы поддерживаем. Такой бренд можно использовать очень широко в жизни парка.

Харланд: Я ещё одну вещь вам скажу. Мы работали над Олимпийским парком, и логотип Игр-2012 очень сильно критиковали. Не могу сказать, что логотип потрясающий, но он очень мобильный.

 

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 22.

город

Студия Лебедева разработала фирменный стиль Парка Горького

Он создал такой шаблон, который потом стал графикой для чего угодно — для атлетических соревнований, для шрифта, для стульев разных цветов. В общем, использовали его буквально везде, и это очень хорошо сработало. Конечно, с первого взгляда было сложно его принять, но надо было просто поверить, что он будет успешен.

— У нас есть известный архитектурный критик, который утверждает, что русские не умеют делать парки. Последний, мол, мы создали лет 50 назад и просто не представляем, как должен выглядеть современный парк. А что думаете вы? Как выглядит парк Горького по сравнению с парками Европы и США?

Харланд: У парка Горького очень русский характер. Это надо использовать. Вы же не хотите, чтобы все парки были под копирку. Парк Горького — это имя, он известен по всему миру. Люди могут не знать, как выглядит парк, но они слышали о нём. Это как Гайд-парк в Лондоне или как Центральный парк в Нью-Йорке.

Не думаю, что его внешний вид надо осовременивать. Надо осовременить подход. Уже сейчас там работает очень креативная команда. Они всегда думают о новом, как что-то изменить, улучшить. Вот один из директоров Центрального парка приезжал недавно в парк Горького и был потрясён той энергией, которую они генерируют. Это, конечно, сильная сторона парка. Всё постоянно меняется, а наша задача — поддерживать эти изменения, учитывая характер ландшафта.

 

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 23.

Интервью

Директор Центрального парка Даглас Блонски

Джон Фиббс: А я считаю, ваш критик прав, русские не умеют делать парки. Вся история России показывает, как русские постоянно ставили свою культуру на второе место, подражали. При Екатерине Великой — английским паркам, например. Мне кажется, когда проектировали парк Горького в 1920 году, отправной точкой был французский дизайн центральной аллеи, а виллы и сады, которые ближе к университету, тоже построены по плану иностранных парков, там нет ничего русского. И очень жаль, конечно. Нам бы хотелось, чтобы вот этот конструктивизм остался, чтобы мы его интегрировали в новый дизайн парка, вот это было бы успехом.

— Парк Горького стал символом перемен в Москве, и вы успели заметить, насколько он популярен. Вы будете советоваться с горожанами, учитывать их пожелания?

Харланд: Последние пару месяцев мы читали исследования, которые сделаны руководством парка. Они уже провели довольно масштабное изучение общественного мнения, около 6,5 тысячи москвичей ответили на вопросы. Ответы варьируются от «нам нужны хорошие туалеты» до «мы хотим выставки, культурные программы». Люди уже сказали, чего хотят, и мы будем принимать во внимание их пожелания. Нам, конечно, надо найти лучший, самый правильный путь, как всё это исполнить. За последние несколько дней мы поговорили со многими посетителями, но так как проект долгосрочный, у нас будет возможность подойти ко всему очень внимательно. У нас вообще много возможностей, надеемся, удастся все реализовать.

Интервью: Команда LDA Design о будущем парка Горького. Изображение № 24.